Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Заочно осужденный

27.05.2003
30 дней провел в изоляции 11-летний Женя Собко

Елена Юрьевна стирала белье, когда в дверь их квартиры позвонили.
- К вам, - сказал ей сосед. В коридоре стоял милиционер.
- Я за вашим Женей! Прибыл, чтобы сопроводить его к месту отбывания наказания, в центр временной изоляции, - объяснил он цель своего появления.
Елена Юрьевна так и остолбенела.

30 дней провел в изоляции 11-летний Женя Собко

Елена Юрьевна стирала белье, когда в дверь их квартиры позвонили.

-- К вам, - сказал ей сосед. В коридоре стоял милиционер.

-- Я за вашим Женей! Прибыл, чтобы сопроводить его к месту отбывания наказания, в центр временной изоляции, - объяснил он цель своего появления.

Елена Юрьевна так и остолбенела. Как?! Разве для детей существует тюрьма?!

Она была уверена, что инцидент уже исчерпан. После драки, в которой участвовал ее Женя, прошло немало времени. Сына наказали по всем статьям: и в школе, и дома. Поставили на двойной учет: на педагогический и в инспекции по делам несовершеннолетних. К обиженному мальчику сходили вместе. Извинились перед его мамой, вернули пять рублей, которые Женя и двое братьев Габайдулиных у него отняли. Женя находился под постоянным контролем: в школе и дома. Вел себя хорошо, ни у педагогов, ни у родственников не вызывал беспокойства. За что же его лишать свободы?!

-- По решению суда, - доложил милиционер.

Удивление Елены Юрьевны граничило с шоком. О суде она слышала впервые. И представить себе не могла, что ребенка можно осудить вот так, заочно. Без участия его родителей или хотя бы адвоката. Но бумага, которую милиционер ей показал, говорила о том, что все так именно и произошло. "Поместить несовершеннолетнего Собко Евгения Вадимовича в центр временной изоляции на срок 30 суток", - читала она постановление судьи Тракторозаводского районного суда С.П. Домбровского. И тут Елена Юрьевна наткнулась на фразу, которую восприняла, как луч надежды. "Постановление может быть обжаловано в Челябинский областной суд в течение 10 дней". Но и здесь ее постигло разочарование. Постановление было принято 14 апреля, а привезли его 25-го. Стало быть, Елену Юрьевну лишили законного права обжаловать постановление в судебном порядке.

-- Ну, и нечего было отдавать ребенка, - упрекает ее сегодня бабушка Жени.

-- Лично я бы своего сына ни за что не отдала! - поддерживает эту позицию и воспитатель центра временной изоляции Ф.Б. Шамсутдинова. Но Елена Юрьевна Женю отдала: как человек законопослушный она испытывает известную робость перед людьми в погонах.

В тот же день, навестив сына, Елена Юрьевна пришла в ужас от условий его содержания. Мы там побывали тоже. Не хотим ничего плохого сказать о людях, работающих в центре, нам они показались симпатичными, но учреждение специфическое. Автоматические запоры, решетки даже на психику взрослого человека давят. Ну, и все остальное говорит о том, что здесь не пионерский лагерь. В первый же день Женю, как уголовника, обрили наголо.

-- Мера вынужденная, - объяснили нам. - Ведь каких только вшей сюда не приносят: и головных, и нательных.

Такому домашнему мальчику, как Женя, из семьи, которая не считается неблагополучной, все здесь кажется диким. И алюминиевые миски, из которых дети едят за общим длинным столом, и постоянные ночные подъемы. Два раза ночью всех ребят коллективно ведут в туалет. Опять же обстоятельства того требуют. Многие дети страдают анурезом, но стесняются признаться. Ведь сюда, как правило, попадают безнадзорные дети, которыми родители не занимаются, так называемые обитатели чердаков и подвалов. Отсюда - букет заболеваний вплоть до венерических, и соответствующее поведение: нецензурная брань, истерики.

Увидев сына в таком месте, Елена Юрьевна залилась горючими слезами. Но ее тут же остановили. Ребенок ведь не может уйти отсюда, зачем же ему душу рвать?!

В школе, узнав от матери о суде и его решении, все были в крайнем удивлении. Женю не считают трудным ребенком, хотя он и был уже один раз на учете. Говорят, что по характеру Женя - лидер. Со всеми ребятами дружен, не конфликтен. Живет хоть и в неполной семье, но в благополучной. Мама - в постоянном контакте с учителями. Помогает и бабушка воспитывать Женю. К сожалению, пострадавший мальчик нередко сам провоцирует драки. Но это, конечно же, ни в коем случае не оправдывает Женю. В любом случае наказание должно быть адекватным тому, в чем ребенок провинился.

-- Даже если инспектор по делам несовершеннолетних Тракторозаводского районного управления внутренних дел лейтенант милиции В.В. Михнев провел расследование добросовестно, в изоляции не было необходимости, - считает директор школы N 112 А.Т. Тутатчиков (речь шла о Жене, хотя вместе с ним в центр временной изоляции поместили и одного из братьев Габайдулиных, второго оставили дома по состоянию здоровья). - Я не первый год с детьми работаю и вижу, что раскаяние здесь было полным и искренним: со слезами на глазах. Вызов в кабинет директора "на ковер" и нелицеприятный разговор на педсовете для Жени уже был уроком. Тем более, что после этого за поведением его следили все учителя, ежедневно выставляя ему в дневнике оценки.

Сегодня Александра Тимофеевича тревожит мысль о том, как отразится на Жене пребывание в изоляции? С чем он вернется в школу? О влиянии дурной компании директор знает не понаслышке, поскольку сам проходил практику в спецшколе. Беспокоит его и то, что за месяц Женя отстал от программы, а успехи в учебе у него были и без того не блестящими.

Женин арест стал полной неожиданностью и для мамы пострадавшего мальчика - Т.А. Безродновой, обратившейся после ЧП с заявлением в дежурную часть Тракторозаводского РУВД. По словам Татьяны Аркадьевны, мера, когда Женю поставили на учет, ее вполне удовлетворила. О другом, более жестком, наказании она не просила.

К сожалению, с инспектором по делам несовершеннолетних В.В. Михневым, обратившимся в суд с ходатайством о помещении Жени в Центр временной изоляции, переговорить не удалось. Виталий Валерьевич находился на учебе. Поэтому вопрос, почему позиции его и педагогов разошлись, остался невыясненным. А вот судья Тракторозаводского районного суда С.П. Домбровский по телефону пояснил, что закон не запрещает рассматривать подобные дела в отсутствие обвиняемого или его законного представителя. Не требуется в этом случае и адвокат. Значит, вопрос о правонарушении, который совершил взрослый человек, рассматривается в присутствии адвоката, а за ребенка на суде заступиться некому. Никто не считает нужным посмотреть ему хотя бы в глаза. Кто же больше нуждается в защите: мальчишка или зрелый мужчина? Судя по судебной практике, это зрелый мужчина. А ребенок, значит, сам за себя постоит, заодно ответит и за все остальное. За пьянство родителей, за отсутствие воспитания, за голодную жизнь и несовершенство закона и т.д. Можно ли назвать такую ситуацию нормальной? И что с ней делать? Менять, по всей видимости, закон, вносить коррективы. Чтобы он не только не ущемлял права ребенка, но и шел ему навстречу. Детей, которые в сегодняшней демографической ситуации становятся на вес золота, нужно вытягивать из преступного мира, а не толкать их туда.

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет