Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Не чувствовать себя всемогущим

17.02.2012
Для хирурга очень важно не чувствовать себя всемогущим, постоянно сомневаться в правильности своих действий. Это и есть здоровый профессионализм.

В окружении своих учеников он похож на тренера сборной. Плечист, стремителен, ежик волос на голове. В углу кабинета сложены гантели: хирургу, считает он, нужны сильные руки. И вся его молодая команда занимается спортом.

- Главное для врача любой специальности, - убежден Фастаковский, - желание помочь больному. Все остальное прилагается. Если хочешь помочь, будешь читать, учиться, работать руками. Если нет, значит, к своей работе относишься как к ремеслу. Тогда невозможно стать хорошим хирургом, выполнять сложные операции. Это кредо его отца Владимира Фастаковского, хирурга первой городской больницы Челябинска, всю жизнь спасавшего страждущих.

- Так что никаких сложностей с выбором профессии у меня не было. Ни космонавтом, ни летчиком, ни президентом я себя не представлял, - улыбается сын. - Всегда хотел быть врачом, причем именно хирургом. И ни разу не пожалел об этом.

Летом после восьмого класса Василий начал работать санитаром в отделении отца, потом - в оперблоке. На втором курсе института сделал свою первую операцию - аппендицит. («Спасибо Олегу Васильевичу Селиверстову за доверие! Оперировал-то я, а он нес ответственность и за меня, и за больного».) Он даже с будущей женой познакомился в реанимации, где Лена проходила практику. Теперь она - врач высшей категории, грамотный специалист, работает на компьютерном томографе.

После окончания мединститута Василию тоже предлагали остаться в родной больнице, у него было аж три места на выбор. А он ушел в областной онкодиспансер.

- Мне надо было расти как хирургу, - объясняет он. - А в горбольнице 90 процентов работы - три патологии: грыжи, аппендициты и холециститы. И, что, всю жизнь ими заниматься? В онкологии, конечно, интереснее: там объем операций другой, спектр их гораздо шире, другой уровень хирургии.

Почти пятнадцать лет он спасал самых тяжелых - раковых больных, отчаявшихся, измученных тяжелым лечением, разуверившихся. Сложнее такой школы становления молодого хирурга представить трудно. Здесь Фастаковский стал врачом высшей категории, написал кандидатскую. Защищал он ее в головном институте - Московском онкоцентре имени Блохина. Оппонентом челябинца была ни много ни мало профессор Софья Дарьялова (жена писателя Аркадия Вайнера и мать известной телеведущей). В 2004 году он, ассистент кафедры онкологии, перешел на работу в отделение торакальной хирургии горбольницы № 8. А буквально через несколько месяцев умер его заведующий Владимир Сурков.

Уникальное отделение

Первое в Челябинске торакальное отделение было открыто в медсанчасти ЧТЗ в 1957 году. Оно остается единственным в области, специализированным по травмам грудной клетки, где лечат 148(!) нозологий. Больше нет, пожалуй, ни у кого.

Торакальный хирург - уникальная специальность: он должен иметь огромный объем знаний, чтобы оперировать одновременно желудок, сосуды, легкие, сердце и при этом виртуозно владеть техникой. Не случайно отделение было открыто легендарным профессором Иваном Корабельниковым. И его руководители были блестящими хирургами.

32-летний Фастаковский стал седьмым заведующим торакальным отделением в самые тяжелые для нашей медицины годы. Зарплаты врачей были нищенскими. После смерти Владимира Егоровича трое из пяти хирургов ушли в коммерческие фирмы. В отделении осталась лишь врач преклонного возраста, она почти не оперировала.

Но больных с ножевыми и огнестрельными ранениями, раком легких, проблемами трахеи и пищевода со всей области по-прежнему везли сюда. Фастаковский не выходил из операционной и перевязочной. Надо было срочно искать и обучать докторов. Василий Владимирович делал это сам.

Такой юной команды хирургов мне еще видеть не приходилось, младшему из них 28 лет. При этом здесь нет незнающих и неопытных, два врача высшей категории. Все постоянно учатся, по нескольку раз в год ездят на форумы и конференции, осваивают новые операции. Последний раз в январе были в Казани, где проводилась Российская школа торакальной хирургии, с лекциями выступали ведущие специалисты Европы. Челябинцы на свои деньги купили билеты, забронировали гостиницу и поехали учиться.

Вернули к жизни

Мотоциклист из Миасса наехал на натянутый поперек дороги трос. «Скорая» привезла его в больницу с резаной раной шеи. Ее немедленно ушили, но мужчине становилось все хуже. Дышать он не мог. Его перевели на искусственную вентиляцию легких. Врачи поставили диагноз «реактивный отек», наложили трахеостому. Погибающего больного отправили в Челябинскую больницу № 8, к торакальным хирургам.

Они немедленно взяли его в операционную. И обнаружили травму не только шеи, но и трахеи. Трос перерезал ее полностью, поэтому мужчина и не мог дышать.

- Мы выполнили резекцию пораженного участка, - рассказывает Василий Фастаковский. - И восстановили дыхание.

- Разве трахею можно сшить?- спрашиваю его с изумлением.

- Года четыре назад мы начали делать такие операции. Они протекают вполне успешно. Мотоциклист вернулся к работе, все у него хорошо.

Шесть хирургов торакального отделения делают более 900 тяжелейших операций в год, половина из которых экстренные. При этом за последние шесть лет число операций удвоилось, а количество осложнений, тем не менее, сократились в четыре раза.

Дело в том, что вместе с молодой командой в отделение пришли современные высокие технологии. Они позволяют вместо стандартного разреза в 20 сантиметров длиной выполнять весь спектр операций из разреза в пять-семь сантиметров. В результате даже после очень серьезных операций пациентов выписывают через неделю, а не через две-три, как раньше.

Очень часто их больные в таком ужасном состоянии, что им не перенести транспортировку. И тогда Фастаковский и его хирурги с помощью санавиации отправляются в Карталы, Ашу, Бреды… Или консультируют врачей районных больниц, объясняя тактику ведения больного по телефону.

На работе, как дома

Мы идем по ухоженному, нарядному отделению. Кругом зелень, цветы, картины на стенах. Кожаная мебель оранжевого цвета радует глаз. В просторных палатах на четыре-пять человек новые удобные кровати, тумбочки. У медсестер - своя комната отдыха. У врачей в ординаторской на каждом столе компьютер, подключенный к Интернету.

- Мы проводим на работе большую часть своего времени. Поэтому постарались, чтобы каждый чувствовал себя здесь максимально комфортно, - комментирует заведующий, довольный произведенным эффектом. - Это помогает поддерживать хорошую атмосферу в коллективе, добрые отношения с пациентами.

Фастаковский знакомит меня с больным, который без преувеличения только что вернулся с того света. 62-летний мужчина никогда ничем не болел, следил за своим здоровьем. Вдруг на флюорографии у него случайно выявили опухоль. Оказалось, рак легкого. На операции выяснилось: опухоль проросла в предсердие, начальные отделы сердца, куда впадают легочные вены.

Раньше такой пациент был бы обречен. Но торакальным хирургам удалось убрать опухоль и метастазы. Для этого пришлось удалить легкое и большую часть предсердия.

Это огромная по объему операция в любую минуту могла закончиться трагически. Кровотечение, повреждение сердца могли привести к гибели пациента. Но все прошло успешно. За три часа без особой кровопотери хирурги завершили свою филигранную работу.

Трое суток мужчина провел в реанимации. В этот день его перевели в обычную палату.

- Полтора месяца дома, пока я собирал все анализы и справки, не спал совсем, - рассказывает он. - А сюда как будто в другой мир попал: внимательные, отзывчивые люди, как будто с хорошим товарищем общаюсь. Я доверился им полностью. И, как видите, чудеса еще случаются.

- Такие операции - это и есть звездные часы хирурга? - спросила на прощание Фастаковского.

Он тяжело вздохнул:

- Бывает, выходишь из операционной, чувствуя себя полубогом. Ты сделал невозможное! А на следующий день можешь проколоться на какой-нибудь банальной мелочи. Для хирурга очень важно не чувствовать себя всемогущим, постоянно сомневаться в правильности своих действий. Это и есть здоровый профессионализм.

Комментарии
Спасибо таким людям которые с ответственностью берутся за свою работу, спасают многие жизни)) Интересная история жизни у Василия. А вот случай с перерезаным горлом и трахеей это кошмар, чудо что его успели спасити. Я бы не смогла быть врачем, я даже уколов боюсь, не то что операции делать))
Яна
17.02.2012 07:58:01
бывший зав. отделением Сурков Владимир Егорович лечил мою маму , продлил ей жизнь на 3 года, а в этот период сам умер. Славный был человек, врач и хирург. Вечная память ему! Надеюсь и сейчас хирурги там такие же.
Марина
15.01.2014 14:41:43