Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

За место на тумбочке

28.05.2003
Самые модные в России книги выпускает бывший челябинский студент

Айвар ВАЛЕЕВ
Санкт-Петербург-Челябинск
Харуки Мураками, Эдуард Лимонов, Илья Стогофф, Павел Крусанов, Александр Проханов, Макс Фрай, Вячеслав Курицын. Книги этих и многих других достойных современных писателей выводит на российский книжный рынок санкт-петербургское издательство "Амфора". Оно возникло в 1999 году, а уже в 2000-м специалистами и литературными критиками было признано лучшим издательством России. Это действительно было явление. Книжные полки и уличные развалы, казалось, захватила стихия бульварного чтива.

Самые модные в России книги выпускает бывший челябинский студент

Айвар ВАЛЕЕВ

Санкт-Петербург-Челябинск

Харуки Мураками, Эдуард Лимонов, Илья Стогофф, Павел Крусанов, Александр Проханов, Макс Фрай, Вячеслав Курицын. Книги этих и многих других достойных современных писателей выводит на российский книжный рынок санкт-петербургское издательство "Амфора". Оно возникло в 1999 году, а уже в 2000-м специалистами и литературными критиками было признано лучшим издательством России. Это действительно было явление. Книжные полки и уличные развалы, казалось, захватила стихия бульварного чтива. Особняком стояла литература для высоколобых. Как это часто бывает в России, "среднего класса" для издательств и книготорговцев будто бы и не существовало. "Амфора" предложила не просто серьезную современную беллетристику, не оскорблявшую читателя дурновкусием и примитивом, но попыталась подбором книг, оформлением сформулировать новую читательскую и, возможно, бытовую культуру нормального современного российского человека.

Ниша, которую заняла "Амфора", стала коммерчески успешной. В прошлом году издательство выпустило 160 наименований книг суммарным тиражом 750 тысяч копий. В плане на текущий год - 300 наименований (каждый рабочий день - по книге) и 1 250-тысячный тираж.

Главным критерием издательской политики "Амфоры" является качество. Это подбор авторов, перевод, материалы, дизайн. Здесь был разработан уникальный книжный формат, который поначалу специалисты раскритиковали, но читатель остался доволен, а позже многие издательства его повторили. Эти компактные, несколько вытянутые томики спокойно умещались в кармане пиджака или дамской сумочке. Хорошая книга, по замыслу "амфоровцев", должна сопровождать человека везде:

Вероятно, нашим читателям будет интересно узнать, что генеральный директор издательства "Амфора" Олег Седов - наш земляк.

-- Олег, вы, насколько я знаю, учились на филфаке Челябинского госуниверситета:

-- Да, я закончил три курса в ЧелГУ. Слава богу, здесь была ленинградская филологическая школа, что мне позволило продолжить учебу в Санкт-Петербурге. Пользуясь случаем, я хочу выразить признательность своим челябинским преподавателям. Тот объем знаний, которые они мне дали, позволил мне не потеряться здесь. Когда я приехал переводиться в Ленинградский университет, конкурс для иногородних составлял 226 человек на место. Мне пришлось дополнительно сдать ряд экзаменов, и я был принят с потерей года. Наверное, это было чудо. Учился на кафедре русской литературы, параллельно поступил на японское отделение восточного факультета Русского христианского гуманитарного института - мне интересна была японская культура:

Издавать книги я начал с четвертого курса. Университет рекомендовал меня как толкового студента в издательство "Северо-Запад", где я стал заведующим редакцией русской классической литературы. Делал огромную программу "1000 лет русской литературы" с такими известными учеными, как Панченко, Лихачев, Лотман, Аверинцев. Очень плотно с ними общался. С Панченко даже дружили: В "Северо-Западе" я работал пять лет, в 1994 году открыл свое первое издательство, которое называлось "Симпозиум". А после кризиса 1998 года возникла "Амфора".

-- Насколько я помню, "Амфора" сделала себе имя на "Библиотеке Борхеса".

-- "Библиотека Борхеса" получила приз как лучшая книжная серия 1999 года в России. Это была наша первая победа. По итогам 2000 года, то есть второго года работы, мы стали лучшим издательством России, причем победили в двух рейтингах сразу - "Книжного обозрения" и "Независимой газеты", чего до нас не случалось ни с кем.

-- В ту пору, когда появилась "Амфора", еще была нужда в заполнении лакун, возникших в силу идеологических причин. Когда пустоты были ликвидированы, какие критерии для вас стали актуальны?

-- Действительно, мы в первую очередь ликвидировали дефицит по известным советским и зарубежным авторам. Издали полностью Гессе, Борхеса, Кортасара, Кафку. Как только мы насытили поколение 50-летних, начали двигаться в направлении 25-40-летних.

-- Что интересует этих людей?

-- Литература, которую, с одной стороны, просто интересно читать, а с другой, она серьезна и качественна по языку. Это в основном романы, которые получали престижные премии: Гонкуровскую, Нобелевскую. Таким образом мы вышли на уровень серьезной беллетристики. И стали этот пласт разрабатывать.

-- А как обстоят дела с такого рода русской литературой?

-- Сейчас в России меняется культурная парадигма, появляются авторы XXI века.

-- Это что значит?

-- Это попытка нащупать некую поколенческую мифологию, которая должна стать прообразом новой идеологии России. Сюда отношу тексты молодых авторов - Левкина, Крусанова, Постнова. С другой стороны, заметны и формальные отличия. Романы становятся менее объемными - ведь меняется сама динамика нашей жизни. Если делать прогнозы, то лет через пять у нас можно ожидать всплеска такой качественной беллетристики. А лет за 20 Россия восстановит звание самой читающей страны. Кстати, мы сейчас издаем книги 18-20-летних авторов.

-- А такие есть?

-- На Западе столь молодые авторы весьма популярны, и в России сейчас стали появляться. Самый известный пример - Ирина Денежкина из Екатеринбурга, абсолютная сенсация прошлого года. Думаю, вскоре столь же известными могут стать Ксения Букша и Игорь Пронин, они из Питера, их книги мы издаем. Правда, здесь вдруг возникла сугубо техническая проблема. Начав разрабатывать этот пласт, мы с удивлением обнаружили, что в этом поколении немало авторов с очень хорошим потенциалом. Их раскрутка требует больших средств, и одной "Амфоре" это не под силу. Мы попытались это сделать в "Библиотеке Макса Фрая", дав им определенный знак качества, но этого оказалось мало. С каждым из этих авторов нужно работать персонально. Мы сейчас думаем над последовательностью. В месяц будем выпускать книжку-две молодых.

-- Что значит сейчас "успешный писатель"? Каким тиражом его книга должна разойтись?

-- Как правило, новую книжку мы выпускаем относительно небольшим тиражом - три-пять тысяч экземпляров. Если она хорошо продается, тираж допечатываем, это называется ротация. Думаю, успешный писатель - это тот автор, книга которого продается 50-тысячным тиражом.

-- И кто у вас лидирует?

-- Мураками, сейчас совокупный тираж его романа "Охота на овец" составляет примерно 150 тысяч копий. Среди других наших авторов могу назвать Макса Фрая, Стогова, Лимонова.

-- Кстати, "Амфора", кажется, является сегодня главным издателем Лимонова?

-- Да, это так. К настоящему времени мы издали 12 книг, половина из них в ротации. Сейчас на подходе еще два его малоизвестных романа: "Укрощение тигра в Париже" и "316, пункт б".

-- Интерес к Лимонову - это результат его уголовного преследования?

-- В какой-то мере да. Поскольку сам факт, что он сидит в тюрьме, позволяет прессе регулярно обращать на него внимание. Но он сам по себе рыночный автор, поскольку, на мой взгляд, лучший из тех, кто пишет по-русски, и в любом случае достоин гораздо больших тиражей, чем те, что печатаем мы. До последнего времени он, как ни странно, оставался совершенно неоткрытым явлением для читателя.

-- На ваш взгляд, справедливо ли поступила власть по отношению к нему?

-- Сложно сказать, потому что Лимоновым и его последователями движут разные мотивы. Для Эдуарда Вениаминовича это факт построения его творческой биографии. И он в каком-то смысле имеет на это право - он строит свою жизнь, как роман. А для его последователей это разрушение биографии.

-- По-вашему, что сегодня читатель хочет увидеть в книге?

-- Сейчас идет расслоение рынка, процесс похож на ситуацию в Америке после войны. Людям интересно то, что их развлекает, и то, что их обучает. Мы работаем в первой нише. Образно выражаясь, мы сейчас боремся за место на тумбочке возле кровати и в дамской сумочке. Конкуренция здесь острейшая за последние 10 лет, мы имеем дело с такими монстрами, как московские издательства "АСТ" и "Эксмо".

-- У питерского издательства могут быть какие-то преимущества?

-- Должны быть. Мобильность и интеллект. Против их неповоротливости и больших денег. Традиционно мы считаем главным своим принципом качество издания. Если утрировать это понятие до некоей формулы, то она проста: бумага должна быть белой, тексты - интересными и хорошо написанными.

-- А умными?

-- И умными, но теперь это не будет главным критерием. Скажу прямо, с осени мы будем заниматься более коммерческими проектами.

-- Вы не стесняетесь об этом говорить?

-- Нет. Во-первых, потому что мы - все же коммерческое издательство. И основная наша заслуга, я считаю, состоит в том, что нам удалось сделать некоммерческую литературу продаваемой. А во-вторых, мы в любом случае предложим своим читателям достойное чтение. За это я могу поручиться.

Комментарии
Комментариев пока нет