Новости

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Пошли мне, Господь, второго!"

30.05.2003
Будут ли у кыштымского джаза наследники?

Виктор РИСКИН
Кыштым
Сцена являет собой то ли площадь, то ли набережную. По ней снуют озабоченные люди. Их много, но каждый сам по себе. Одни бегут по своим делам, другие лихорадочно переговариваются по мобильнику, третьи застыли в безысходности и отчаянии, четвертые: Под ногами взрослых путается мальчик в белой рубашечке. Он пытается что-то объяснить прохожим, но тем не до него.

Будут ли у кыштымского джаза наследники?

Виктор РИСКИН

Кыштым

Сцена являет собой то ли площадь, то ли набережную. По ней снуют озабоченные люди. Их много, но каждый сам по себе. Одни бегут по своим делам, другие лихорадочно переговариваются по мобильнику, третьи застыли в безысходности и отчаянии, четвертые: Под ногами взрослых путается мальчик в белой рубашечке. Он пытается что-то объяснить прохожим, но тем не до него. И тогда он отходит в глубину сцены и берет тромбон: Высокие чистые звуки вторгаются в суетность и останавливают хаотичное передвижение. Люди поднимают головы в поисках низвергающейся с небес мелодии, смотрят друг на друга, затем на мальчика. Они как бы стряхивают с себя груз никчемных забот, надуманных проблем, ощущая сейчас лишь причастность к прекрасной музыке. Мальчик уходит за кулисы. За ним идут и другие участники сумбурного движения, очнувшиеся от бесцельных поисков себя в этом суматошном мире:

Эта интермедия, как, впрочем, и другие вставные номера, органично вошла в выступление джазового оркестра, который создал и которым руководит известный в Кыштыме и в области музыкант Вячеслав Людиновсков.

-- Джаз - консолидирующее искусство, - утвердительно говорит Вячеслав Степанович. - Вы бывали на наших концертах и видели, как в программу легко вписываются солисты, чтецы, танцоры. От этого выигрывают они сами, выигрывает любая музыкальная пьеса, начинающая звучать более рельефно.

Сам же кыштымский джаз выиграл оттого, что 56 лет назад 15 марта на Соймановском проспекте родился Слава Людиновсков. 50-60-е годы были расцветом духовой и джазовой музыки. Чуть ли не в каждом Доме культуры дули в трубы, стучали в барабаны. Некоторые пытались "косить" если не под Армстронга, то хотя бы под Утесова. Наезжали в город и профессиональные коллективы.

-- Были, - вспоминает Вячеслав Степанович, - откровенные халтурщики, стремящиеся только подзаработать, но приезжали и настоящие музыканты. Первая такая встреча состоялась с оркестром Челябинской филармонии под руководством Антона Диминовича. Играли просто здорово. Тогда решил, что вся моя жизнь будет отдана только джазу. До этого я уже занимался на духовых инструментах и, если бы не джаз, то, может быть, продолжал бы играть марши и мазурки. Ничего плохого в этом, конечно, нет, однако в джазовых мелодиях сокрыта такая тайна, на разгадку которой не хватит целой жизни. Тот, кто хоть однажды прикоснулся губами к мундштуку саксофона или тромбона и вывел первую щемящую ноту, поймет, что открывает еще неизведанный мир каких-то иных звуков, идущих от души и сердца. И пусть говорят, будто это "не наша" музыка, что доступна она лишь выходцам с африканского континента. Неправда! То, что принадлежит одним, принадлежит и всему человечеству. Просто надо ее понять и попытаться передать своим слушателям.

Людиновскову повезло: уже на первом курсе Челябинского музыкального училища он попал в оркестр Александра Хайкина. Играли в кинотеатрах, перед началом сеансов, в проектных институтах, во Дворце культуры ЧТЗ. У Хайкина, единственного в Челябинске, была нотная литература, доставленная из Германии. А с настоящим, традиционным джазом Людиновсков встретился в оркестре Олега Тергалинского, игравшего в коллективах Кролла и Рознера. Кстати, Кролл - выходец из Челябинска. Да и многие признанные в тогдашнем СССР джазисты - уроженцы столицы Южного Урала.

Второй раз Вячеславу повезло, когда его: призвали в армию. Сорвали с третьего курса училища (тогда отсрочек не давали) и вызвали в военкомат. Служить по месту жительства тогда тоже не полагалось, и молодого джазмена ждал в лучшем случае: остров Сахалин. Но в военкоматах сидели не сухари, поэтому откликнулись на просьбу новобранца направить в Челябинское танковое училище. Он знал, куда проситься: в этой воинской части был один из сильнейших духовых оркестров.

-- Повезло мне и третий раз, - говорит Вячеслав Степанович, - я не только всю службу провел с саксофоном, но и во время ее мне удалось экстерном закончить музыкальное училище, которое находилось через дорогу. Не знаю, какой бы из меня вышел танкист, но после "дембеля" стал окончательно профессиональным духовиком. Впрочем, не только. Лет двадцать пять назад я довольно неожиданно для себя узнал еще одну специальность. Тогда работал руководителем вокально-инструментального ансамбля дворца культуры "Строитель" в Озерске. Впрочем, в те годы город имени еще не имел и назывался Челябинск-65. Сюда я попал на двухгодичную сверхсрочную службу. Работал опять-таки в военном оркестре. После вышел на гражданку и оказался в "Строителе". Так вот, меня попросили оформить музыкальный спектакль в местном театре. В итоге получился мюзикл в джазовом ключе.

Театралы поняли, что они заполучили человека, которого долго ждали. Однако должность заведующего музыкальной частью была занята, и Людиновскому предложили кресло администратора. В этом качестве Вячеслав Степанович выезжал с коллективом на гастроли в Москву. Вскоре понял, что эта должность отнюдь не условная, а как раз дает простор для широкой деятельности. Поэтому поступил на "директорский" факультет в ГИТИС, то есть стал, говоря современным языком, учиться на театрального менеджера. Но недолго музыка играла: В театре сменилась руководящая команда, и выпускнику ГИТИСА дали понять, что свои эксперименты он может оставить при себе, что законы драмы незыблемы и смешивать ее с другими жанрами, тем более джазом, ни к чему. А публика, как известно, дура: она и так любое блюдо проглотит. Так что нечего из себя изображать новатора. На этом руки не погреешь, а по шее схлопочешь запросто.

Людиновсков спорить не стал. Если люди хотят тихой, спокойной жизни, то звать их на баррикады бессмысленно. Объяснять же, что застой в творчестве неминуемо приведет к краху, можно кому угодно, но только не временщикам. Спустя какое-то время Вячеслав Степанович оказался прав в своих предположениях. А тогда он без лишних разговоров ушел директором в "Строитель" и проруководил им не без успеха целых девять лет.

-- Может, и до сих пор бы разрывался между ремонтами, выбиванием штатных единиц, годовыми отчетами и музыкой, - говорит Людиновсков, - если бы не понял, что главное дело в своей жизни могу не успеть сделать. А тут еще позвонил мой старый друг Петр Устинов из Дома культуры имени Горького: "Ты что там дурака валяешь? Давай к нам джаз ставить!" Вот так, по сути на пустом месте, мы и начали:

За плечами Людиновскова был богатый опыт музыканта, аранжировщика, руководителя, а в Кыштыме было немало одаренных исполнителей, поверивших в него. Так что за короткий срок ему удалось создать хороший концертный джазовый коллектив. В год его создания - 96-й - он дебютировал сольным выступлением в камерном театре Челябинска. И сразу - успех! Первая удача подвигла на серьезные репетиции. Коллектив начал включать в репертуар более сложные произведения отечественных и зарубежных авторов. Труды не пропали даром. Кыштымцы стали лауреатами первого и второго областных джазовых конкурсов. Однако успех не столько обрадовал Людиновского, сколько насторожил.

-- Возникла опасность, что мы можем начать скрести по творческому дну. Да, есть замечательные музыканты. Но все они в солидном возрасте. А где смена? Есть детский коллектив, которым руководит Вильгельм Елинек, у меня занимаются четвертый год ребята. Но нужна система, нужны специалисты, нужна стратегия развития такого пласта культуры, как джаз. Нужны, наконец, собственные инструменты, а не те, которыми дают поиграть в домах культуры. И еще необходимо главное - это понимание, что джаз - искусство высокой марки и эту марку надо поддерживать. Можно, конечно, потакать невзыскательному вкусу случайной публики, играя незамысловатые мелодии и срывая аплодисменты, а можно воспитывать зрителя исполнением высокого уровня, самой музыкой и театрализацией зрелища.

Стремление оркестра Людиновского к совершенству, умение держать профессиональную марку заметны не только отечественным джазменам, как, например, Стасу Бережнову, но и иностранным: Кыштымских джазистов уже не первый год настойчиво приглашают в город Кастельфидардо, что в Италии, поучаствовать в ежегодно проводимых здесь фестивалях. Приглашение, безусловно, льстит творческому самолюбию Вячеслава Степановича. Однако он бы больше возрадовался, кабы интерес к уральскому джазу расцвел не на Аппенинском полуострове, а меж Уральских гор.

-- Ага, - сказал я своему собеседнику, - давай все бросим и накинемся на джаз! Куда же денем солистов, хористов, танцоров, актеров и прочих, кому твой джаз побоку?!

-- Так в том и дело, - удивился моей непонятливости Людиновсков, - что джазовые концерты, во всяком случае у меня, становятся спектаклями, где на равных присутствуют бальные танцы, разговорный жанр, вокалисты, ансамбли.

Не все, наверное, готовы принять концепцию о консолидирующем свойстве джаза. Но Людиновсков необыкновенно настойчиво пропагандирует свою идею. И это заслуживает уважения и понимания. Скептик поправит: искусство искусством, а где же деньги взять на инструменты, на полновесные ставки для специалистов? Без этого любая идея превращается в фикцию. Идите, ребята, и зарабатывайте на трубы, на аренду залов для репетиций и концертов. Но Людиновсков уверен, что любая коммерциализация - смерть для культуры. Тогда поневоле придется опускаться до зрителя, а не поднимать его до себя.

-- Не в деньгах дело, хотя это и немаловажно, - раздумчиво говорит Вячеслав Степанович. - Речь о другом. Хочется оставить после себя наследие. Не только конкретного наследника, которого в принципе можно воспитать. (Помните у Высоцкого: "Пошли мне, Господь, второго:"?) Я говорю о наследии, имея в виду традицию. По моему глубокому убеждению, Кыштым имеет все основания и права стать джазовой мини-столицей в своем регионе, как был, да и сейчас есть Челябинск в России.

Комментарии
Комментариев пока нет