Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поющая "Нога"

05.06.2003
Максим Покровский не играет в боулинг и читает книги только до середины

Инга МЕЛЬНИКОВА
Челябинск
За лидером и солистом московской группы "Ногу свело!" Максимом Покровским любопытно наблюдать на концерте: эдакий спокойный современный интеллектуал с аккуратной короткой стрижкой, в кедах, незамысловатых узких джинсах и футболке в тон, практически с постоянно серьезным выражением лица и скупыми сценическими движениями на манер внезапно "сведенной" ноги, но с предательски-бунтарской сережкой в ухе, "картавым" голосом агрессивно выкрикивает песни собственного сочинения про любовь карликов или семь планет. Интересно следить за ходом мысли Макса во время интервью. Он говорит, как и поет: немного путано, но всегда эмоционально, старательно подбирая "незаезженные" словечки и фразы, перечисляя какие-то примеры, вспоминая собственные ощущения и придавая даже малозначительному событию некую иронично-философскую форму. Собственно, это вот уже почти 15 лет и отличает "Ногу" от псевдорокового пафоса остальных российских музкоманд.
На единственном челябинском концерте в джаз-баре "Совершенно секретно" в минувшую субботу Покровский со товарищи разбавляли песни со своего последнего альбома "В темноте" старыми, проверенными вроде "Куклы" или "Волков".

Максим Покровский не играет в боулинг и читает книги только до середины

Инга МЕЛЬНИКОВА

Челябинск

За лидером и солистом московской группы "Ногу свело!" Максимом Покровским любопытно наблюдать на концерте: эдакий спокойный современный интеллектуал с аккуратной короткой стрижкой, в кедах, незамысловатых узких джинсах и футболке в тон, практически с постоянно серьезным выражением лица и скупыми сценическими движениями на манер внезапно "сведенной" ноги, но с предательски-бунтарской сережкой в ухе, "картавым" голосом агрессивно выкрикивает песни собственного сочинения про любовь карликов или семь планет. Интересно следить за ходом мысли Макса во время интервью. Он говорит, как и поет: немного путано, но всегда эмоционально, старательно подбирая "незаезженные" словечки и фразы, перечисляя какие-то примеры, вспоминая собственные ощущения и придавая даже малозначительному событию некую иронично-философскую форму. Собственно, это вот уже почти 15 лет и отличает "Ногу" от псевдорокового пафоса остальных российских музкоманд.

На единственном челябинском концерте в джаз-баре "Совершенно секретно" в минувшую субботу Покровский со товарищи разбавляли песни со своего последнего альбома "В темноте" старыми, проверенными вроде "Куклы" или "Волков". Тарабарскую "Хару Мамбуру", правда, не исполнили. Зато после концерта, в половине первого ночи, Макс Покровский умудрился еще и поразмышлять во время эксклюзивного интервью корреспонденту "ЧР".

-- Максим, в 1994 и 1996 годах вы участвовали в российских отборочных турах "Евровидения", но так на конкурсе и не выступили. Почему не добились своего и бросили это дело?

-- Потому что не все зависит от нас. В первый раз мы представили "Сибирскую любовь". Поехала же на конкурс Маша Кац (под псевдонимом Юдифь) - она талантливая певица, и песня у нее была совершенно не бездарная. Но был один нюанс. На российском отборочном туре решили бросить в зал самолетик бумажный. И тот, кто его поймает, должен был стать последним членом жюри. Самолетик поймал заинтересованный в Машином участии человек. Это правда. И Маша выиграла у нас два голоса. Если бы поймал самолетик другой человек и отдал нам голос, мы бы с Машей были на одинаковых позициях или переигрывали ее даже. Во втором же случае мы представили "Московский романс". Жюри как таковое было там парализовано: оно зависело от мнения певицы, которую зовут Алла Пугачева. Она сочла, что мы оскорбим Европу такой песней.

-- А в третий раз вы и пытаться не стали?

-- Как ни странно, мы потом подавали на отборочные туры свои песни, но с тех пор, как российское телевидение перестало заниматься организацией официального отборочного тура, отбор песен как таковых стал совершенно закулисным. Не то что трансляций, самих фактов федеральных отборочных туров не было. "Евровидение" - это наш больной вопрос, страшное воспоминание из детства, когда мы были очень близки к успеху. Причем он мог бы быть колоссальным. По крайне мере, если бы мы во второй раз поехали с "Романсом". Нашу судьбу тогда решил один человек. Но, как ни странно, мы об этом успели даже забыть уже: мы живем дальше.

-- Для вас все-таки это был конкурс престижный?

-- Дело не в престиже. Каждый артист, коллектив делает ведь себе карьеру. И когда Россия принимала участие в "Евровидении" в первые разики, тогда это было, кстати, очень интересно, потому что мы - группа, которая воспринималась как независимая, как панк-группа. И в конкурсе, где в принципе интересны поп-песни, мы представляли нечто другое. Если бы мы еще с таким выехали, были бы очень близки к успеху. Это была реальная ситуация в жизни, когда надо было ехать. Мы могли бы там не стать первыми, но навести там такой шорох, что надолго бы запомнилось.

-- Это был ваш шанс получить массовую популярность?

-- Массовую популярность в России мы получили и так в той мере, которую хотели. Мы бы могли очень серьезно цепляться в Европе. А цепляться там надо, ведь никто толком до сих пор этого не сделал.

-- Как вы шансы "Тату" оценивали на "Евровидении" в этом году?

-- Я не оценивал шансы, потому что это очень сложно. Очень многие ведь суются не в свои дела, пытаясь стать экспертами. А такие, как мы, в принципе не могут ими стать, потому что мы слишком субъективны. И это абсолютно нормальный, молекулярно заложенный эгоизм. Человек, производящий свое, продвигает на рынок свое. При этом можно не сидеть под столом и не крестить пальцы, чтобы не повезло твоим коллегам. И тем не менее при всей доброжелательности, радости за все, что происходит с другими, мы очень хотим, чтобы и мы жили дальше.

-- Максим, а вы азартный человек?

-- Максимально. Правда, лотереи, казино отменяются.

-- Что же тогда азарт?

-- Вообще достаточно азартная игра - это то, что мы делаем в нашей группе. Еще недавно меня посадили на машину гоночную и сказали: "Езжай". Я, конечно, плохо еду, но очень азартно. В боулинг же я прекратил играть, потому что не умею совершенно катать шар. Просто понял, что этого мне нельзя делать. Ведь когда шар отрывается от руки и катится сам туда, куда ты его направил, он не контролируется. И когда ты понимаешь, что он катится не туда, куда нужно, хочется совершить очень много действий. Во-первых, превратить этот шар в какое-то чувствительное живое существо, чтобы его можно было подвергнуть максимальным пыткам за то, что эта дрянь катится не туда, куда нужно. Но вдруг понимаешь, что виноват в этом, собственно, ты. А когда понимание умом и в то же время внутренние ощущения накладываются одно на другое, принимается решение: забыть, уйти и не появляться. Это не твое.

-- А какие ощущения вы хотите получить от участия в "Форте Боярд", которое у вас намечено на июль?

-- Я вообще не знаю, поеду или нет. Дело все в том, что существование, в котором пребывает группа, и я в частности, мне кажется очень смешным и радостным, просто немножко утомительным. Это каждый день какое-то испытание. Ты каждый день доказываешь что-то сам себе. Сегодня доказывали себе, что в состоянии играть и хорошо держать ту публику, которая в далеком городе, хотя и в очень милом, просто сидит, - это не самая стандартная ситуация. Но я вот очень доволен этим концертом. Мы поняли, что контакт найден.

-- Но вы же по клубам много играете?

-- Это разные вещи. В Москве мы для сидячей публики не играли уже много лет. Хотя я привел с этим концертом и не самый яркий пример в подтверждение той мысли, которую я начал. Когда каждый день себе что-то доказываешь - это очень большой стресс. Пришли в аэропорту на регистрацию сегодня, когда она уже закончилась. Опять стресс. Опять нужно принимать какие-то решения. Доказывать себе что-то, конечно, очень хорошо. Я сейчас не ропщу на судьбу. Просто, как и любой процесс, этот тоже утомляет. Мы доказывали себе последние два года, что не мы м:чье, а те, кто руководил нами до недавнего времени (речь идет о бывшем продюсере группы Вадиме Хавезоне - И.М.) и довел нас до состояния коллектива, производящего потенциальный хит, который не может толком взлететь и падает, как первый самолет, потому что в него не вложены необходимые деньги. Это был для нас очень серьезный психологический момент. Но мы сделали очень сильный альбом "В темноте", который будет нас сейчас вести все дальше и дальше. Через пару дней у нас съемки нового клипа.

-- Он по стилистике будет иным, чем на песню "Наши юные смешные голоса"?

-- Не знаю, мы очень рискуем, но доверяем Мише Сегалу, который клип на песню "Голоса" снял и будет этот делать. Это будет малобюджетный клип, потому что мы пользуемся теми деньгами, что остались от альбома.

-- То есть это не принципиальная позиция - снять малобюджетный клип?

-- Нет. У нас принципиальная позиция - снять высокобюджетный клип: чтобы самолеты летали, облака сгоняли, океаны сгоняли. И чтобы все - за наши деньги. Это, конечно, преувеличение. Но ведь хочется быть сильным, мощным коллективом, который сам себя финансирует, окупает и не зависит ни от кого.

-- Это была ваша инициатива или вам предложили стать композитором фильма "Время - деньги"?

-- Я не бегал и не просил, меня просто позвали. 60-70 процентов материала в былые годы у меня уже было написано и просто лежало. Но что-то было сочинено и специально. Сценария я не читал. Он мне вообще неинтересен был. Мне позвонил просто режиссер и попросил написать музыку для кино. Я так подумал: "Ух ты, для кино! Она, наверное, должна быть такая и такая". Сценарий я, конечно, потом прочел. Хорошая такая история, добрая. Но режиссеру я до этого недели три врал, что я уже начал читать сценарий. В итоге он меня расколол уже на монтаже. Это ведь два совершенно разных процесса: понимать, что какую-то музычку для кино написать, или разобраться в сценарии.

-- То есть вам было неважно, что это будет за фильм?

-- Нет, подождите. Я не сказал, что мне было неважно. У меня просто есть одна особенность: я все книжки читаю до середины максимум. Даже самые интересные: "Золотого теленка", "Мастера и Маргариту". Это свойство мозга: получаешь кайф и откладываешь. Все равно ведь знаешь, чем все закончится. И получаешь удовольствие до какого-то определенного момента.

-- Где фильм будет показан?

-- По телеку. К осени, сказали, выйдет. На каком-то даже пафосном канале.

-- Вам понравилась композиторская работа?

-- Конечно, понравилась.

-- Она чем-то отличается от работы в "Ногу свело!"?

-- Всем. В инструментальной музыке нет такого идиотского чувства, что надо создать хит, что он должен понравиться на радио. Вот мы готовимся сейчас снимать клип на песню "Из Алма-Аты". Это немножко страшно. Но это реальность, с которой нельзя никак расставаться, а только с ней мириться и жить с ней. Припев песни такой: "Из Алма-Аты ты ко мне летела, так меня хотела вновь увидеть ты". И если клип будет удачным, его будут по телеку и радио вертеть, публика на концертах точно вместе с нами споет первую пару слов. А сейчас мы спорим, что дальше петь не будут - слова забудут. Я же говорю, что будут, так как слова "так меня хотела" в глазах подростков имеют определенный смысл, хотя у нас там дальше и есть продолжение - "так увидеть ты". В этом есть определенный страх, жуть. Но, выбирая эту песню, мы поняли, что слова "из Алма-Аты" и дальше несколько строчек человек с нами споет точно. А в кино об этом думать вообще не надо. Там нет установки, что нужно произвести хит.

Комментарии
Комментариев пока нет