Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Александр Гилев: «Где родился, там и пригодился»

24.03.2012
Скульптуры А. Гилева установлены почти во всех городах Южного Урала, а также в Москве, Семипалатинске, Нижнем Тагиле, Байконуре.

Мой рассказ об Александре Семеновиче Гилеве (1928-1988), члене Союза художников СССР, почетном гражданине города Касли, о его отце, сыне, внуках. Скульптуры А. Гилева установлены почти во всех городах Южного Урала, а также в Москве, Семипалатинске, Нижнем Тагиле, Байконуре. Он оставил нам для любования композиции малых форм и портреты. Всего же создал более 250 произведений, большинство работ - станковая скульптура.

Работы экспонировались с 1944 года во многих странах мира: Франции, Японии, Англии, Алжире, Индии, Италии, Польше, Кубе, Бельгии, Мали, Колумбии. Его скульптуры можно увидеть в музеях Каслей, Москвы, Челябинска, Нижнего Тагила, Перми, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Кыштыма, Звездного городка, Праги, Лондона...

Русское художественное производство в поселке Касли возникло в 1747 году. Завод основал купец Я. Коробков. В 1752 году завод купил Н.Н. Демидов, а в 1809 году - Л.И. Расторгуев. После смерти последнего заводы унаследовали дочери, хозяином стал зять Расторгуева - Н. Зотов. Во второй половине XIX века мастера литья и чеканки принесли производству расцвет. У чугуна немало достоинств: дешевизна, высокая технологичность, внешний вид. Скульптуры неоднократно получали высокие оценки на международных и отечественных выставках. Каслинский чугун с большим содержанием кремния позволял достигать мастерам тонкости отливок и ажурности. Нигде в мире искусство чугунного литья не получило такого совершенства, как в России. Работы каслинского литья выполнялись по моделям известных скульпторов Ф.П. Толстого, Е.А. Лансере, П.К. Клодта, Р.Р. Баха, М.Д. Канаева (первого скульптора на заводе). Многие по моделям заводских мастеров, например, В.Ф. Торокина - автора произведения «Старуха за прялкой». Скульптуру эту увековечил в своем произведении «Чугунная бабушка» П.П. Бажов.

На рубеже XX столетия в Париже проходила известная Всемирная выставка. На ней было представлено огромное количество работ, но удивил всех знаменитый чугунный павильон. До революции и после нее нельзя было представить крестьянскую семью без посуды из чугуна. Наиболее наваристые щи, напаристые каши получались в чугунках. Каслинские же мастера сумели разрушить бытовое представление о металле и выдвинули его в сферу художественную. Так вот, первейшая роль в воссоздании этого чугунного павильона принадлежала руководителю творческой группы Семену Михайловичу Гилеву (1904-1969), отцу Александра. С Семена Михайловича началась каслинская династия Гилевых.

Сегодня внук деда Семена Александр Александрович Гилев вспоминает: «Я часто в детстве наблюдал, как дед обращался с лошадью. Заводскую лошадь разрешалось брать для семейных нужд: дрова привезти, сено. Дед умел моментально запрячь лошадь, в санях мог ехать стоя при быстрой езде. Потом я узнал, что он сбежал из приюта и с 10 лет работал на заводской конюшне, возил Карпинского, начальника цеха. Окончил дед всего четыре класса приходской школы, а человеком был редким, разносторонним. Поднялся от помощника чеканщика до начальника цеха чугунного литья. Для этого учился на заводских курсах, в художественной школе у академиков Баха, Клодта, ездил в Екатеринбург на повышение квалификации. Много знал, умел, мне показывал, как да что делать. Держал пчел, рамки строгал, домики делал пчелиные. Летом у него - покос. Свое хозяйство большое было - корова, овечки, куры, гуси. Я всего только раз съездил в пионерский лагерь в третьем классе - не понравилось. У бабушки с дедушкой было интереснее. Дед сделал мне маленькую косу. Бабушка Елизавета Николаевна становилась позади меня, ставила мне правильно руки, сверху крепко схватывала их своими, и мы шли по покосу - так учила косить».

Полвека проработал мастер Семен Михайлович на заводе, много лет возглавлял цех, в котором создавались чугунные скульптуры. Привил сыну Александру Семеновичу любовь к искусству, уважение к традициям чугунного мастерства. Саша Гилев начал свой трудовой путь на заводе п/я № 613 в 1942 году. Был учеником слесаря-чеканщика. А в 1944 поступил в каслинское ремесленное училище № 18. Уроки лепки в училище вел Павел Степанович Аникин. Множество тайн разузнал Александр Гилев, многому научился, переняв опыт у старых мастеров. Например, статуэтка его «Формовщик за работой» явно перекликается с произведениями В.Ф. Торокина. В 1945 году Гилев получил удостоверение чеканщика-гравера, в 1947-ом - слесаря-чеканщика и лепщика-модельщика. Скульптурную композицию «Солдат после войны» он изготовил учащимся ремесленного училища. Было ему всего 17. Эта работа представлялась на Всемирной выставке в Колумбии в 1945 году. За нее автор получил знак «Отличник государственных трудовых резервов».

В это же время наша страна готовилась к 100-летию со дня рождения казахского поэта, акына Джамбула Джабаева (1846-1945). Саша задумал сделать его портрет. Занимался он в заводской мастерской скульптора Аникина. Учитель помог пареньку, а мастер формовки А.М. Запенин отлил в чугуне его работу. Портрет акына было решено направить на Всесоюзную выставку прикладного искусства. «Джамбул» принес Гилеву успех. Павел Степанович предложил ученику выслать скульптуру в подарок поэту. Саша приготовил посылку, но отправить не успел - по радио объявили о смерти Джамбула. И все же работу юного скульптора увидели в Казахстане. Завод выслал в адрес художественного фонда республики авторский экземпляр. Вскоре пришел заказ: отлить 300 экземпляров «Джамбула». Затем эта просьба была дважды повторена и количество отливок составило 1000 экземпляров.

После окончания ремесленного училища Александр уехал в Нижний Тагил, где с 1947 по 1952 год обучался в Уральском училище прикладного искусства по специальностям «скульптор» и «художественная обработка металла». Поступил сразу на третий курс. Лепке обучал его скульптор М.П. Крамской. С 1947 по 1954 год Александр преподавал в училище чеканку - он был автором работ, отмеченных на разных выставках, и уже имел опыт. К нижнетагильскому периоду относится его знаменитая работа «Лесопосадчица» (1950). Позировала ему молодая жена Валентина Вениаминовна (в девичестве - Коробкова), которую он встретил в Нижнем Тагиле. В скульптуре отражена удивительная простота жизни. Художнику удалось ухватить время, запах, цвет, движение - человечность. Именно такой была молодежь, которая возводила в сжатые сроки крупные предприятия и поднимала целину. «Девушку-агронома», «Свинарку», «Ремесленницу» можно отнести к этой же теме. «Лесопосадчица» и «Десантник» стали дипломными работами Александра Семеновича. Салдинский скульптор Л.Е. Неверов (Свердловская область) учился в то же время, что и Александр, в Нижнетагильском училище, помнит Гилева: «Большой, здоровый парень. Уравновешенный, спокойный, хладнокровный. Интереснейший человек! Мы вместе участвовали в одних и тех же выставках. Потом он вернулся в родное гнездо».

Вернувшись домой, Александр стал работать в своем родном училище (ПТУ-18) старшим мастером по скульптуре. Продолжалось и его самостоятельное творчество. Тот, кто наведывался в его мастерскую в Каслях, обязательно замечал скульптуру академика И.В. Курчатова, в полный рост, руки за спиной. Образ этого человека вдохновлял мастера на новые работы долгие годы. Они были знакомы с 1958 года. Известный ученый-физик, академик АН СССР, слыл страстным поклонником искусства. Он знал о каслинских мастерах, и ему хотелось увидеть процесс изготовления скульптур. Мастерские Каслинского ремесленного училища позволяли познакомиться с таким процессом. Гилеву позвонил первый секретарь Каслинского горкома партии Г.В. Щербаков и сообщил: «Сейчас к тебе в училище приедет Игорь Васильевич Курчатов…»

Ничего не знал тогда мастер об ученом (он был засекречен), но гость поразил его своей внешностью: бородка как-то не вязалась с моложавым лицом, и запомнились очень живые глаза. Скульптору непременно захотелось сделать его портрет. Курчатов не отказался позировать. Позирование решено было отложить до следующей встречи, но она не состоялась. Однако впечатления от первого знакомства помогли Гилеву создать небольшой бюст Курчатова в бронзе. Эта работа позволила ему искать варианты. Один из скульптурных портретов был отправлен в Музей революции в Москву. Вариант этого портрета был подарен семье ученого. Результатом многолетних поисков стала одиннадцатиметровая скульптура Курчатова (1979), она установлена в Снежинске, еще одна - в Озерске, а также в Семипалатинске.

В 60-е годы XX века на всесоюзной выставке «Мастерство и поиск молодых» экспонировалась работа Александра Семеновича - отлитая из чугуна фигурка женщины-крестьянки («Хлеб»). Теме труда были посвящены «Портрет молодого рабочего Зината Садыкова», «Литейщик», «Животновод», «Производственная гимнастика». А композиция «Шахматисты» экспонировалась на всемирной выставке «ЭКСПО-67» в Монреале (Канада) и была отмечена медалью ВДНХ. Скульптурная работа «Соколята» представлялась на всемирной выставке «ЭКСПО-70» в Японии, затем в Чехословакии, отмечена медалью ВДНХ. В этой композиции в стремительном порыве изображены два красноармейца-всадника Первой конной армии. Один из них - каслинец Кузякин, совсем еще мальчишка.

Родные Александра Семеновича отмечают его удивительную работоспособность. Главу семьи близкие видели только утром, иногда в обед и поздно вечером.

А какие пути-дорожки сложились у Александра Александровича Гилева, сына скульптора? Он окончил в 1972 году Нижнетагильский педагогический институт (худграф). Восемь лет учительствовал в Снежинске, бегал по школам, собирал часы, ведь рисование у школьников всего один час в неделю. Материально было нелегко. Еще до 80-х годов ушел в НИИ «Приборостроение», а затем - в отцовскую и дедовскую «литейку». В литейном цехе Александр Александрович сначала был художником, потом - мастером. «Все получилось само собой, - говорит он. - Воспитание мое проходило в определенной среде. Привили интерес к искусству. Дед Семен с отцом постоянно вели разговоры про землю, формовку, чеканку, смеси. А в нашем деле должен быть крепкий рисунок. От него все идет. Я об этом знал с детства».

Когда искусствоведы говорят об ажурном, кружевном литье, то непременно вспоминают «Шкатулку» А.С. Гилева. В изящной работе автор применил традиционный русский орнамент, используемый народом в резьбе по дереву и вышивке. А на крышке гилевской шкатулки можно заметить прямоугольник, на нем - гордую надпись: «Урал. Касли». Немало работ скульптора посвящено В.И. Ленину. В его мастерскую часто приходили старые большевики, сетовали, что памятника Ильичу в Каслях нет. Образ вождя был тщательно изучен скульптором, и вскоре в Каслях, а также Кыштыме и Чебаркуле появились памятники Ленину.

Гости Каслей, гуляя сегодня по улицам, обращают внимание на памятник Ленину, скульптурную композицию «Комсомол» А.С. Гилева, фигуры ремесленников, «Прощание матери», а на берегу Красноармейского озера стоит «Памятник солдату». «Я не случайно выбрал это место, - объяснял Александр Семенович. - Думаю, не только огонь, но и вода может служить символом вечного торжества жизни, постоянного обновления. Нам, каслинцам, с детства привыкшим к озерной красоте, это особенно близко и понятно…» Отливкой памятника руководил отец Александра С.М. Гилев. Гилев-старший был на пенсии. Участие в работе принимал сын Александра Семеновича - студент Александр. Многие смотрели на их затею скептически - заводские технологии не были рассчитаны на такую махину. Но Гилев-старший довел затею сына до конца, помогали бывшие работники завода, старики-энтузиасты. Жаль, что всего два месяца не дожил Семен Михайлович до открытия памятника.

Тема войны у Александра Семеновича Гилева отражена во многих работах: в «Десантнике» (1950), готовом к смертельной схватке с врагом, «Портрете разведчика Булаева» (1959), «Бюсте разведчика Н.И. Кузнецова» (1981)… Он старался достичь достоверности - исторической (событийной), психологической (характерной). Прежде чем изготовить барельеф челябинских революционеров, мастер разыскал пожилую женщину, очевидицу казни подпольщиков. О каждой работе А.С. Гилев мог рассказывать бесконечно долго и увлеченно. В фигуре паренька в фуражке ремесленника узнается первый советский космонавт. «Мне хотелось изобразить Юрия Гагарина, каким он был в то время, когда учился на литейщика, - говорил Гилев. - Решил подчеркнуть, что первый космонавт имел прямое отношение к самой популярной в нашем городе профессии. А чугун, по-моему, лучший металл для этого портрета». В Каслях побывал отец космонавта Алексей Иванович Гагарин. Специально приезжал, чтобы взглянуть на скульптуру. Юра смотрел на него, как прежде, задорным мальчишкой, еще не ведавшим о широкой дороге в космос. Это был его сын! Бюст «Портрет Ю.А. Гагарину» (1973) был установлен в Байконуре.

С 1975 по 1981 год Александр Семенович Гилев работал главным скульптором Каслинского машиностроительного завода. С 1981-го - старшим скульптором художественно-технологического отдела. О его работах можно спорить, можно принимать всем сердцем. Он успел передать свои тайны не только сыну Александру, но и внуку Косте, многим мальчишкам и девчонкам. Конечно же, о нем помнят ученики ПТУ - Лена Самоделкина, Геннадий Катаев, Андрей Гриневич… Александр Семенович мечтал о современном комбинате художественного литья. Последней работой его стал «Прометей» (стела 16 м, фигура 4,5 м). Случилось так, что А.С. Гилев слег в челябинскую больницу, а сын Александр, внук Костя и внучка Ксюша доделывали его работу. «Вся семья принимала участие в создании «Прометея», - вспоминает сегодня Ксения Александровна. - Кто глину месил, набивал ее в каркас, кто отбивал. Мне было 10 лет. Я это время хорошо запомнила. Памятник открыли в июле, все мы были на его открытии и дед на костылях. Он умер в августе». «Прометей» стоит в Озерске. Основание памятника напоминает ядерный реактор, стела, на которой возвышается Прометей, - графитовый стержень. И на могиле А.С. Гилева был установлен памятник тоже с Прометеем - украли.

Ксения окончила УрГУ имени Горького, защитила диплом по теме «Творческое наследие каслинского скульптора А.С. Гилева (1928-1988)». Теперь намеревается выпустить книгу о Гилевых, она искусствовед в Екатеринбургском музее изобразительных искусств, заведует отделом декоративно-прикладного искусства. В этом отделе хранятся изделия каслинских мастеров и деда ее тоже. А Косте было 14 лет, когда Александра Семеновича не стало. Сегодня с нежной теплотой внук рассказывает: «Дед очень любил меня и сестру, баловал. Родители на целое лето отправляли нас из Снежинска к дедушке с бабушкой в Касли. А дед постоянно - в мастерской. Нас часто спрашивают: «Откуда в вас, Гилевых, что берется?» Вот оттуда и берется. Смотришь, что он делает, и начинаешь помогать. Берешь деревянный молоток (киянку), тебе кажется, что все просто - и хлоп по глине. А он: «Подожди. Тут не так». Начинает показывать».

Тайны прадедовские, дедовские, отцовские и свои Константин не раскрывает: «Эскизы лепим из глины и пластилина. Пластилин - это тоже глина, мелко протертая. Добавки - наш секрет». Сегодня отец и сын часто работают вместе. «А я, где поднести, подтащить чего, - скромничает старший. - У Константина за 10 лет опыт накопился». А у самого в коллекции Каслинского музея есть удивительной красоты «Ажурный столик под телефон», его работы - портрет Ломинского на могиле в Москве и барельеф на здании института в Снежинске… Костины же скульптуры - на улицах, площадях и в частных коллекциях в Снежинске, Москве, Тюмени, Кустанае, Нижнем Новгороде, Магнитогорске. Он окончил в Челябинске художественное училище (1992-1997, преподаватель, скульптор). Пытался остаться, но... «Надо было от чего-то оттолкнуться, - поясняет Константин Александрович. - Базы не было, жилья. А в Каслях бабушка жила одна в большом доме. Вернулся».

Сегодня на месте машиностроительного завода в Каслях много частных фирм и отдельных цехов, цех художественного литья принадлежит «Мечелу». В нем сохранились модели С.М. Гилева и А.С. Гилева. А Костя с 1992 года работает в ООО «Каменный пояс», руководит частным предприятием Н.М. Мурашкин. Именно к нему пришел Константин, когда в цехе художественного литья его сократили, и предложил выполнение частного московского заказа. Производство Мурашкина, выросшее из маленького кооператива, сейчас состоит в Ассоциации народно-художественных промыслов России. Только что Константин вернулся из Москвы с выставки «Ладья-2011» («Зимняя сказка»). Многие промыслы в стране, считает молодой скульптор, сохранились благодаря этой ассоциации. «Мне были приятны улыбки пожилых людей, - говорит Костя, - и приятно отвечать на вопросы любопытной молодежи: «Вы все еще живы в Каслях? У меня есть ваша балеринка! А у меня ваша лошадка!».

Вот уж поистине: в народных пословицах заключена вековая мудрость! Где родился - там и пригодился. Все Гилевы - продолжатели знаменитых мастеров художественного литья, мужичков-бородачей.

Надежда Лысанова

Комментарии
Мне нужно почистить статую из чугуна.
Нина Викторовна
24.07.2013 10:09:00