Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Деревенские в любом виде на коне

15.03.2011


Виктор Рискин

Геннадий Ярцев

Аргаяшский район

Село Аязгулова Аргаяшского района, пожалуй, самое старое башкирское поселение нашей области. Его жители считают: сегодня каждый выживает как может. Кто не может, спивается. Старики в деревне махнули на все рукой, а молодежь уезжает: нет работы. Значит, нет и перспектив у деревни.

Виктор Рискин

Геннадий Ярцев

Аргаяшский район

Село Аязгулова Аргаяшского района, пожалуй, самое старое башкирское поселение нашей области. Его жители считают: сегодня каждый выживает как может. Кто не может, спивается. Старики в деревне махнули на все рукой, а молодежь уезжает: нет работы. Значит, нет и перспектив у деревни. Но только ли власть виновата в этом?

Безымянный снайпер

На въезде в село мы заметили двоих мирно беседующих жителей. Один, постарше, с пустым левым рукавом. Знакомство начали с некорректного вопроса: где потерял?

-- На мотоцикле катался, - охотно откликнулся 57-летний Батырхан Искаков. - После аварии четыре часа пролежал без сознания. Началось заражение, вот руку по локоть и отняли.

Когда-то Бытырхан заведовал складом запчастей в гараже бывшего колхоза имени Куйбышева. Ныне живет на пенсию по инвалидности в 4500 рублей. Плюс несколько сотен на лекарство. В итоге и 5000 не получается

-- Почему-то дали не вторую группу, а третью. Сказали: писать можешь, раз правая рука есть. Как будто я писатель, - грустно пошутил наш собеседник.

Живет Искаков с женой Разиной и дочкой Айнагуль, которая работает в колбасном цехе . Держат скотину - корову, овечку. Самое ценное приобретение - лошадь. На ней летом Батырхан пасет местное стадо. Как забирается в седло с одной рукой? В ответ на этот вопрос он усмехнулся:

Очередным нашим знакомцем оказался невысокого роста крепыш лет 40. Он хоть и представился, но мы его имя и фамилию раскрывать не имеем права. В целях его же безопасности. Больно уж профессия у него необычная. Ныне он безработный, а еще недавно служил по контракту снайпером. Дважды выезжал в горные командировки. На прикладе его СВД шесть зарубок. Живет на компенсацию в 2000 рублей за боевые действия.

5000 за дырку

Наши уличные разговоры не остались без внимания. Из дома напротив выглянула немолодая женщина:

Зашли, познакомились.

-- Работы для молодежи вообще нет, - Хариса Харасовна Хисаметдинова сразу принялась жаловаться. - Ладно мы, пенсионеры, а им куда податься?

О своей пенсии отзывается не без сарказма:

-- О, у меня пенсия большая, аж 5777 рублей!

Вместе с 62-летней Харисой мы занялись домашней бухгалтерией. Главная тема - газификация. 25 тысяч рублей за подводку оплатило государство. Выходит, голубое топливо Хисаметдиновым даром досталось?

-- Скажете тоже, бесплатно! - язвительно восклицает Хариса. - 1200 рублей пришлось отдать за счетчик, 8500 - за котел, 8500 - за прокладку труб, 5000 - за дырку в стене, 5000 - насос, 5000 - его установка... Много? Но все лучше, чем прежде, когда дровами топили: три машины по 5000-6000 за каждую приходилось ежегодно заготавливать. Да и расходы на питание выросли: мешок муки, прежде стоивший 800 рублей, нынче на сотню потяжелел. То же самое с сахаром.

-- Ладно, хоть одежду не покупаем - донашиваем, - продолжает Хисаметдинова. - А молодым как быть? Им же все надо - и одежду, и мебель...

В нашей беседе не принимал участия молча сидевший на кровати муж Харисы - 68-летний Янсал Зайнетдинович.

-- Болеет сильно, - шепнула жена, - подозрение на рак горла. Надо обследоваться, лечиться, а это тоже деньги.

Три тракториста на одной Лариске

Но Хариса духом не падает. Хлопочет по хозяйству, сама печет хлеб и даже варит бузу из овсяных хлопьев - бодрящий национальный напиток. Предложила попробовать. Вкусно, что-то вроде нашей бражки. До конца большой бокал пить не стали: надо было продолжить знакомство с поселком.

Вышли на улицу и только здесь сообразили: хорошо, что приехали днем, уличного освещения в селе нет. Мы-то ладно, а вот аязгуловцы, взрослые и малые, кто на автобус, кто в школу бредет по темноте! Что, в районе об этом не знают?!

У сельпо наше внимание привлекла группа мужиков в санях. Оказалось, это Данис, Вадим и Гайса. Разбитной Вадим, перемежая обычные слова матом, тут же поведал: едут, б..., на болото за сеном, б... колхоз на х... развалился, все трое - бывшие трактористы, работы ни х... нет, а кобыла Лариска, арендованная у соседа на одну транзитную ездку, беременна, б.... Честно говоря, мы растерялись: не знали, кому сочувствовать, по какому поводу переживать. Может, безработным. А может, кобыле Лариске, которую эксплуатируют вместо того, чтобы дать ей спокойно выносить жеребенка.

От сельской безысходности захотелось поискать что-то светлое. А что может быть светлее очага культуры? Одноэтажное здание с облезлыми стенами казалось нежилым. Впечатление усилили убогий интерьер и холодина. В небольшой комнатушке, обогреваемой калорифером, мы застали художественного руководителя клуба Гузель Ягафарову. По ее словам, в селе живут человек 800. Но культурой интересуются немногие. Кружки работают, однако в них ходят в основном дети.

-- По средам проводим игровые программы, - рассказывала Гузель, - занимаемся бисероплетением, танцами, открыли клуб .

Народ в селе, по ее словам, неподъемный. На праздник приходят от силы несколько человек. А уж о том, чтобы хор ветеранов организовать, и речи не идет. Хотя этих самых ветеранов - три четверти деревни. Даже когда приезжают с концертами профессиональные артисты, редко набирается полный зал. Может, цена билетов кажется селянам запредельной. Ведь 120 рублей для неработающей деревни - сумма немаленькая.

-- Да не в этом дело, - зашла на разговор директор клуба Раиса Хасанова. - Люди ездят на заработки в район. Уезжают рано, возвращаются поздно. Устают, им не до концертов. Бывает обидно: организовали вечер , призы подготовили, афиши развесили. Никто не пришел!

Но самая главная причина, отчего народ не поет, не пляшет, не занимается в кружках, по словам Хасановой, - пьянство.

-- Организовали мы в клубе новогодний вечер, - вспоминает она. - Пришли семьями. Началось вроде все культурно. А потом так напились... На детей наплевать. Дикость!

Комментарии
Комментариев пока нет