Новости

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пшеничный философ

12.03.2011


Знакомство с Терентием Семеновичем Мальцевым - одно из очень важных событий в моей жизни. Я очарован этим человеком, что бывает со мной не часто. И никто не  меня так глубоко, как он.

Наверное, теперь уже не все знают, кто он, Терентий Мальцев. А он - колхозный полевод, то есть младший агроном, в родном селе Мальцево Шадринского района Курганской области.

Знакомство с Терентием Семеновичем Мальцевым - одно из очень важных событий в моей жизни. Я очарован этим человеком, что бывает со мной не часто. И никто не меня так глубоко, как он.

Наверное, теперь уже не все знают, кто он, Терентий Мальцев. А он - колхозный полевод, то есть младший агроном, в родном селе Мальцево Шадринского района Курганской области. Он - академик, который не был школьником. Он - книголюб, обставивший свой деревенский дом книжными шкафами. Он - дважды Герой Социалистического Труда, к которому приезжали гости со всей страны - . А однажды к нему, за тем же, пожаловал сам глава государства - Н.С. Хрущев, а вместе с ним, фигурально выражаясь, вся страна. В те беспокойные дни весь Урал, все Зауралье и вся Сибирь стояли на ушах.

Будь я художник, написал бы такую картину: молодой, высокий, сильный парень босиком шагает вдоль пшеничного поля с раскрытой книгой в руках.

Если очень коротко, суть учения Мальцева сводится к такой фразе: в естественных условиях растения не убавляют плодородие почвы, а прибавляют его, и мы должны учиться этому у природы.

Мальцева несколько раз приглашали в Челябинск на агрономические совещания. Выслушивали, но не торопились следовать ему. Не сразу, но и у нас появились его сторонники. Между прочим, майские сроки сева, которые приняты теперь у нас, - мальцевские.

Терентий Семенович - из староверов. Из тех, кого непросто уверить, но и разуверить - непросто. Он прожил долгую жизнь - почти сто лет, рано познал славу, но так до конца и не понят.

Я, тогда собкор , много раз встречался с Терентием Семеновичем - в Мальцево, в Шадринске, в Кургане, в Москве и в Челябинске. У меня было пять долгих, по два, три, а то и четыре часа, бесед с ним. Из них выберу, пожалуй, две - так, как записал их на свежую память.

Беседа третья. 12 марта 1975 года

Опять я сидел в той же комнате, на том же месте. Терентий Семенович опять угощал меня чаем с вареньем. Опять заставлял читать вслух длинные выдержки и целые статьи. Он стоял передо мной, а я читал, и опять чувствовал себя неудобно перед ним, стоящим.

В комнате портреты Ленина и Маркса. Рулоны карт на шкафах - отовсюду, где бы ни был, он привозил карты. Две пары валенок с длинными голенищами - на печке. Белые ситцевые занавески. Над столом - абажур салатного цвета. Повсюду книги.

Мы просидели четыре часа. Редкий снежок за окном. Нечастые прохожие. Темнеет. Мальцев задернул занавески, включил свет.

Я уловил паузу и спросил, как его жизнь была связана с комсомолом. Он только рукой махнул: тогда комсомольцы были не те, что сейчас. И тем ограничился.

Зато он с жаром заговорил о пьянстве. Это была его больная тема. Давал мне читать свою речь на сессии Союза писателей, в которой сравнивает пьяниц с сорняками.

Еще одна его боль - молодежь. Сетовал: врачи в местной школе обследовали старшеклассниц, и оказалось, что девственниц среди них - единицы. А сколько абортов? Ей четырнадцать лет, а она - беременная. А детей все меньше. Тут же вспомнил о какой-то конференции. Как сидел он в зале, в передних рядах. А в перерыве девушка в мини-юбке выскочила на сцену, наклонилась к кому-то сидящему в президиуме и - показала залу задок: .

-- Мы еще не готовы к достатку. Нравственность хромает. Дисциплины нет. Не мешало бы повысить требовательность. Два выходных - это ошибка.

-- Стихия берет верх. Опаздываем. Уже опоздали. Потом - не укротить.

-- После Ленина пошла торговля водкой. С Рыкова началось. Рыковку пили, помню. А теперь? Финны приезжают в Ленинград напиваться до чертиков. И это - в город революции!

-- Зачем мы все тащим из Европы? Пусть они наши моды перенимают, а не мы их.

Во время беседы в райкоме комсомола я вмешался в разговор:

-- Терентий Семенович, вы всю жизнь прожили в деревне. И вам всегда не хватало времени на развлечения. И вы вполне обходились без клуба, без танцев и кино?

Он сразу перебил меня:

-- А почему вы думаете, что я не хожу в кино? Вы смотрели ? Я недавно смотрел. Очень хорошее кино. Когда я разлюбил кино? Когда приезжали к нам операторы. Снимали они картину. называется. Тогда я увидел, как они снимали весну. Около березы набросали ваты, налили воды - вроде ручей. Когда смотришь кино - и в самом деле похоже на весну. Но я-то теперь знаю, что это обман. Наверное, и в других картинах нас ловко обманывают, а мы не замечаем.

Беседа четвертая. 12 июля 1978 года

В небольшой прихожей сумрачно и прохладно. Дочь-горбунья ( миску с клубникой): (внучок рядом с ней, головка под ладонью).

Мальцев открыл - не во фраке. В косоворотке, в полосатых пижамных штанах. Босиком, два пальца на ноге перебинтованы. Я спросил, как здоровье, он ответил, что здоровье ничего, только с осени рука болит - нес ведра с водой, поскользнулся и упал на плечо.

Сразу - к чаю. Старый большой двухтумбовый стол - не рабочий, а чайный - покрыт клеенкой и застелен газетой. На столе - банки, склянки и транзистор. Чай, густой и красивый, в низких стаканах, вроде стеклянных чашек. Воду для чая водитель привозит из Шадринска, там - вкусная вода.

Мальцев в хорошем настроении.

Терентий Семенович согнутыми пальцами то и дело касается моего плеча или груди: мол, послушай, что я сейчас скажу.

О чем мы говорили? Собственно, о том же. О моде. Мальцев предлагает одеть студентов и студенток в форму. . О пьянстве. И о гербицидах. Сравнивал их: одно и то же. О песнях. .

Конечно же, говорили о пшенице. Терентий Семенович рад новым сортам, выведенным в Мальцево. Сорт . И сорт - по имени дочери-горбуньи. И еще пшеница .

-- Я поставил задачу перед Саввой, своим сыном: давай, займись селекцией.

Поднялись на балкон. С балкона виден огород.

-- У меня и тут пары.

Три отделенных забором участка. На одном - два рядка капусты, а остальное - пар. Почва ровная, идеально. Комочек к комочку, ни стебелька. На другом участке - картошка и мак. Спустились, открыли калитку на третий участок. Тут смородина. Мальцев приподнимает ветку, а под ней черно от необычно крупных ягод. Тут же два рядка помидоров. От калитки ведет тропинка, уютно заросшая непримятой травой-муравой.

Опять Терентий Семенович сетует:

-- Есть люди - умеют писать и говорить. А не о чем. А мне есть о чем сказать и написать, а не умею. Если все на бумагу перевести, много томов наберется.

Терентий Семенович имеет приглашение в институт марксизма-ленинизма. Поговорить с философами. Земледелие очень быстро его к философии. И он, как я понимаю, к месту вспомнил про велосипед.

-- Уже полеводом работал - велосипед купил. В селе, конечно, - ни у кого. Учился ездить. А не получалось. В ямки наезжал и падал. А один, из города приехал, говорит: .

И философски обобщил:

-- Это можно ко всему применить.

Мальцев отлучился, и я записываю в своем блокноте: из окна видна улица, поленница в тихом проулке, две лошади далеко на лугу, а еще дальше, у леса, трактор тянет борозду.

Пошли обедать. В столовой на столе вареные яйца, масло, сыр, молоко, хлеб. И, конечно, чай. Мальцев ест мало. . Но два-три бутерброда с маслом и сыром съел.

Вернулись в кабинет. Мальцев раскрыл шкаф, погладил книжные корешки, как бы гадая, какую книгу взять. И стал вытаскивать тома - то Чернышевский, то Дидро, то Писарев, то Мальтус, то Монтень. Читает подчеркнутое. Раскрывает следующий шкаф. И следующий. . И, наконец, отвернувшись, тихо произносит:

-- Жаль с книгами расставаться:

Славу свою Мальцев терпит, но она его, конечно, тяготит. Учительница из какого-то села привезла ребятишек - посмотреть на живого Мальцева. Мы пошли к детям к опытной станции. Дети стояли у забора. За их спинами - бюст Мальцева на высоком постаменте. Дети хором поздоровались.

-- Скажите им что-нибудь, Терентий Семенович.

-- Что же я им скажу?

Все-таки поинтересовался, откуда приехали, как учатся, что делают летом, собирается ли кто-то остаться в селе после школы: Потом извинился, сославшись на меня, сказал еще несколько слов, за руку попрощался с каждым мальчиком и каждой девочкой, у кого-то спросил, как зовут, кого-то потрепал по голове. Дети хором: - и разбежались:

Комментарии
Комментариев пока нет