Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Cырьевая удавка для флагмана

17.06.2003
От того, чем закончится борьба за Коршуновский ГОК, зависит будущее областной металлургии

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

В последнее время председатель совета директоров "Мечела" Алексей Иванушкин, активно занимавшийся строительством угольно-стального холдинга, сильно озабочен тем, как развиваются события на Коршуновском горно-обогатительном комбинате (ГОКе). О прошлом и настоящем Коршуновки теперь говорят на московских пресс-конференциях, ей посвящают информационные сообщения работники идеологического фронта.
Что же происходит на этом далеком от Каменного пояса, расположенном в Иркутской области предприятии и почему Коршуновский ГОК вдруг стал важным и близким, превратился в передовую линию обороны, на которой решаются судьбы гигантов черной металлургии, в том числе наших, южноуральских?
Всему виной интеграционные процессы, которые с недавнего времени с новой силой вспыхнули в добывающей отрасли.
Металлургии нужны коксующиеся угли и железная руда. Проблему с углем, как отметил один авторитетный журнал, "Мечел" решил просто и изящно - продался акционерам компании "Южный Кузбасс", обеспечивающим "угольком" еще и гордость области - Магнитку.

От того, чем закончится борьба за Коршуновский ГОК, зависит будущее областной металлургии

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

В последнее время председатель совета директоров "Мечела" Алексей Иванушкин, активно занимавшийся строительством угольно-стального холдинга, сильно озабочен тем, как развиваются события на Коршуновском горно-обогатительном комбинате (ГОКе). О прошлом и настоящем Коршуновки теперь говорят на московских пресс-конференциях, ей посвящают информационные сообщения работники идеологического фронта.

Что же происходит на этом далеком от Каменного пояса, расположенном в Иркутской области предприятии и почему Коршуновский ГОК вдруг стал важным и близким, превратился в передовую линию обороны, на которой решаются судьбы гигантов черной металлургии, в том числе наших, южноуральских?

Всему виной интеграционные процессы, которые с недавнего времени с новой силой вспыхнули в добывающей отрасли.

Металлургии нужны коксующиеся угли и железная руда. Проблему с углем, как отметил один авторитетный журнал, "Мечел" решил просто и изящно - продался акционерам компании "Южный Кузбасс", обеспечивающим "угольком" еще и гордость области - Магнитку. Но даже если, как говорится, судить по-крупному, ситуация на угольном рынке представляется Алексею Иванушкину вполне нормальной - здесь сложилась конкурентная среда. Понимать это следует так: металлурги могут удовлетворять производственные аппетиты без опасений подвергнуться сырьевой блокаде со стороны монопольных структур.

Иной видится картина с железорудным сырьем. Здесь наблюдаются более опасные для вольных металлургических стрелков процессы. Что происходит? Курская магнитная аномалия (КМА), где сосредоточено 63 процента российских запасов железорудного сырья, снабжает Новолипецкий меткомбинат и Оскол, поскольку территориально близка к ним. Есть неплохая рудная база у "Северстали" (Череповец). Соколовско-Сарбайское месторождение, которое расположено на территории Казахстана, традиционно обеспечивает Карагандинский металлургический комбинат и Магнитку.

На Урале же крупных и при том действующих природных кладовых почти не осталось. Гора Магнитная - большая впадина. Бакал - довольно сложное для местных заводов сырье. Качканарский ГОК, что находится в Свердловской области, - это вотчина Нижнетагильского металлургического комбината (НТМК), который входит в "Евраз-Холдинг" (помимо него в этой структуре еще Кузнецкий и Западно-Сибирский меткомбинаты).

Собственно, "Евраз" и стал возмутителем спокойствия в сообществе металлургов, заставил беспокоиться промышленных генералов, когда затеял вдруг интеграционные процессы. Вначале с Михайловским ГОКом, одним из трех комбинатов, подгрызающих известную всем Курскую магнитную аномалию (его железорудный "кусок", пожалуй, самый увесистый - большего в России просто нет), а теперь и с самым крупным горно-обогатительным комбинатом Сибири - Коршуновкой (Иркутская область). Так возникла угроза образования монопольной структуры, физически способной "подгрести под себя" бывшие месторождения общего пользования. Если эти опасения справедливы, то есть ГОКи перестанут существовать только как бизнес, а превратятся еще и в инструмент борьбы за металлургическую собственность, конкурентов тогда просто бери тепленькими хоть голыми руками. Вопрос об их независимости, считают в руководстве "Мечела", долго стоять не будет, ибо отрасль в этом случае можно "отинтегрировать" по каким угодно схемам, переподчинив заводы компаниям, раньше других добравшимся до сырьевых кормушек, завладевших ими и оттеснивших других железорудных едоков.

ГОК-стоп

"Мечел" получает концентрат с Михайловского, а также с Лебединского ГОКа (это тоже бассейн КМА). На первый, как уже говорилось, нацелился "Евраз", акционеры второго потянулись к "Носте" (бывшему Орско-Халиловскому комбинату). Ощутив сырьевой дискомфорт, челябинцы взяли курс на укрепление железорудных тылов. Объектом для приложения сил и капиталов стало как раз предприятие в Иркутской области.

Раньше с Коршуновским ГОКом монопольно работал Западно-Сибирский меткомбинат (ЗапСиб). Но как только он стал заваливаться набок, потянул за собой и Коршуновку, где ввели внешнее управление до 2008 года. Дальнейшая судьба сибирского ГОКа поучительна. Он попал в сферу интересов холдинга "СУАЛ", однако продолжал отгружать концентрат исключительно ЗапСибу, отчего намного лучше его дела не стали. В это время группа предприятий "Мечела" и получила приглашение "посотрудничать". С "СУАЛом" был заключен договор о стратегическом партнерстве. Сибирскую руду начали отправлять в Челябинск. Однако концентрат пошел также на "Носту" и в Магнитку. Соответствующее предложение было сделано "Евразу", контролирующему ЗапСиб, но тот отказался подписывать соглашение. Хозяева Коршуновки и их новые партнеры почувствовали недоброе. И, действительно, "мирный план" финансового ренессанса закачался, как голова у китайского болванчика: вместо наметившегося мирового соглашения с кредиторами возникла перспектива конкурсного производства - смены собственников ГОКа.

Это называется: нашла коса на камень. И "СУАЛ", и группа "Южный Кузбасс - Углемет" (в нее входит "Мечел"), объективно выступающие заодно, - отнюдь не мальчики для битья, а единицы крупного бизнес-калибра. Но и "Евраз-Холдинг", имеющий отношение к известному олигарху Искандеру Махмудову, не кустарная лавка мелкого, всеми гонимого бедолаги.

На щекотливую тему посланцы "Южного Кузбасса - Углемета" имели беседу с иркутской властью, ставя даже в пример Петра Сумина, который занял сторону своих производителей в карабашском конфликте. Но сказать, что этими действиями удалось сильно поколебать позиции "Евраза", судя по всему, нельзя. Если "коршуновский" градоначальник - за челябинский вариант, иркутский губернатор уже свою полную и безоговорочную защиту не обещает. А еще кемеровский глава Аман Тулеев высказался в том духе, что нехорошо везти руду мимо сибирских предприятий (все равно, что по усам текло, а в рот не попало), у каждого - своя зона влияния.

Пока, говорят на "Мечеле", Коршуновский ГОК не стал ареной для рукопашных схваток. Здесь не ходили стенка на стенку, нет ни ОМОНа, ни местных защитников, по привычке считающих, что булыжник - оружие пролетариата. Но мотивы Качканара ненавязчиво звучали на пресс-конференции, недавно устроенной после акционерного собрания на Челябинском меткомбинате. Рассосется само в Иркутской области или противостояние перейдет в открытую фазу? Цена вопроса - спокойствие наших металлургических границ.

Против кого дружим?

Гендиректор ММК Виктор Рашников недавно предложил союз "Мечелу". Правда, на взгляд наблюдателя, не очень ясно прозвучало, на каких условиях он может состояться и что, собственно, должно означать собой это предложение - кооперацию, производственное, технологическое сближение, идеологическую поддержку или речь шла о том, чтобы сыграть настоящую "свадебку", на которой челябинские братья по огню предстали бы в роли невесты с приданым. Поэтому приходится додумывать: наверное, Виктор Филиппович больше апеллировал к руководителям "Южного Кузбасса", а не к людям, сидящим в заводоуправлении на небольшой челябинской улице Павелецкой. И почему-то кажется, что надвигающийся аукцион, на котором будет выставлен 17-процентный государственный пакет Магнитки, имел не последнее значение для появления магнитогорских инициатив. Потому что одним из претендентов на него эксперты как раз называли "Южный Кузбасс", уже владеющий, по некоторым оценкам, от 13 до 17 процентами ММК. Выступив единым блоком с угольщиками, нынешний менеджмент Магнитки свел бы предпродажные риски к минимуму, а интеграционная тема, навеянная предстоящим аукционом, - все равно что предложение дружбы. Почти как дерганье одноклассницы за косичку.

Но на слова Рашникова ответил не лидер "Южного Кузбасса" Игорь Зюзин, который, скорее всего, и должен был ответить протянувшей руку дружбы Магнитке, а Алексей Иванушкин. И сделал это в достаточно категоричной форме: не видит смысла в объединении с флагманом. ММК, сказал, уже объединялся с Череповцом, потом - с Липецком, теперь на очереди "Мечел", а завтра, может быть, еще кто-то. Особенность момента в том, что сейчас в России интегрируются не производства, а люди. Практика же показывает: тот коллектив руководителей, что уже сложился, интегрироваться друг с другом не может. Обидное замечание. Особенно если учитывать магнитогорский менталитет. Как будто кто-то предлагает руку и сердце, а в ответ слышит: не люб.

Впрочем, дела важнее заявлений. По словам того же Иванушкина, есть нынче такое исследование: лет через 15-20 выживать будут компании с объемом производства не менее 20 миллионов тонн. На "Мечел", поставляющий качественный металл, эта теория не распространяется, а вот на Магнитку... Ей, было сказано, может быть, придется интегрироваться с другими "листовиками", поскольку сложно представить, как она выживет, не имея собственного угля и руды. Сейчас ММК берет много сырья из Казахстана, но было время, когда Соколовка переставала его грузить, и комбинат переходил на руду Михайловского и Лебединского ГОКов, что уже некомфортно для предприятия, которое ежегодно наращивает производство на 300-500 тысяч тонн металла. А если еще сырьевые резервы "иссякнут", так скажем, по политическим мотивам? Представим, что "Евраз" завладел Михайловским ГОКом. Тогда, быть может, олигарху Махмудову не придется даже отстаивать право на скандальный 30-процентный пакет ММК, который вначале был у "Магнитогорской стали" и оплачивать который, по некоторым данным, начал Искандер Кахрамонович. Достаточно будет устроить сырьевую осаду Магнитке и ждать, когда плод созреет. Другими словами, решение вопроса о 17-процентном госпакете, в продаже которого сегодня видится главная интрига, - это еще полдела. Даже если победят нынешние менеджеры и их союзники, борьба за комбинат на этом тогда вряд ли закончится.

Но отказавшись от предложения гендиректора ММК, А. Иванушкин и его товарищи объективно действуют все-таки в интересах земляков, отбивая атаки на Коршуновку все того же "Евраза". По их заверениям, контролирующие иркутское предприятие лица против использования сырьевого рычага в качестве инструмента давления и говорят, что дело на ГОКе должно развиваться как бизнес. То есть с учетом экономической выгоды: платите - грузим.

Идеально, продолжает Иванушкин, если бы Коршуновка поставляла сегодняшние 150-200 тысяч тонн руды на "Мечел", 200-250 тысяч тонн на ЗапСиб, который из-за какого-то упрямства везет концентрат через всю Россию с Кавдорского ГОКа, за несколько тысяч километров, теряя на этом около 30 миллионов долларов в год. И еще около 200-300 тысяч тонн мог бы забирать ММК. Это составило бы, наверное, около 20 процентов от потребности Магнитки. Вроде немного. Но, с другой стороны, порой именно "малости" и не хватает, чтобы иметь более надежный, нежели сейчас, тыл. n

Из досье "Челябинского рабочего"

Железорудная база Российской Федерации представлена следующими предприятиями. В Северо-Западном регионе - АО "Карельский окатыш" ("Костомукшский ГОК"), АО "Кавдорский ГОК", АО "Оленегорский ГОК". В Уральском регионе находятся АО "Качканарский ГОК", АО "Бакальское РУ", АО "Богословское РУ", АО "Высокогорский ГОК". В Сибири - АО "Коршуновский ГОК", железорудные предприятия Алтая и Кемеровской области (бывшая "Сибруда"). В Центральном регионе - АО "Лебединский ГОК", АО "Стойленский ГОК", АО "Комбинат КМАруда", АО "Михайловский ГОК".

Самыми мощными российскими производителями являются предприятия Центрального региона - Лебединский, Михайловский и Стойленский ГОКи, которые расположены на территории Курской магнитной аномалии, где сосредоточено 63 процента российских запасов железорудного сырья (Курская и Белгородская области). Большие производственные мощности имеются в Северо-Западном регионе - Карельский окатыш, Кавдорский и Оленегорский ГОКи. В других регионах страны подобные производства развиты в меньшей степени. В Уральском регионе наиболее крупным горно-обогатительным комбинатом является Качканарский, в Сибирском - Коршуновский. Другие предприятия Уральского и Сибирского регионов производят продукции значительно меньше.

Комментарии
Комментариев пока нет