Новости

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Плесень абсурда

22.04.2011
Юз Алешковский. "Маленький тюремный роман"

Юз Алешковский - личность почти легендарная. В молодости он попал в тюрьму, стал автором двух хитов - диссидентского "Товарищ Сталин, вы большой ученый" и условно-блатного "Окурочек". А позже написал сценарий знаменитого детского фильма "Кыш и Двапортфеля". Но главные его произведения мы узнали после перестройки.

Юз Алешковский. "Маленький тюремный роман"

Юз Алешковский - личность почти легендарная. В молодости он попал в тюрьму, стал автором двух хитов - диссидентского "Товарищ Сталин, вы большой ученый" и условно-блатного "Окурочек". А позже написал сценарий знаменитого детского фильма "Кыш и Двапортфеля". Но главные его произведения мы узнали после перестройки. Одно из них - повесть "Николай Николаевич" - я всегда вспоминаю с умилением:

Кажется, Алешковский был первым, кто легализовал неконвенциональную лексику в современной русской литературе. Сорокин, Пелевин и многие другие талантливые и не очень авторы были позже. При этом он был дружен с Бродским - очевидно, на почве абсолютной культурности. Алешковский давно живет в Америке, не говорит по-английски и пишет довольно бодро, несмотря на возраст - ему за восемьдесят.

Герой "Маленького тюремного романа" ученый-генетик Александр Владимирович Доброво томится в сталинской тюрьме. Измученный, уже без глаза (его выбил следователь по фамилии Дребедень), он, тем не менее, держится - признаться в какой-то ахинее ему не позволяет, видимо, классовая брезгливость к своим мучителям. Но подлецы берут в оборот жену, дочь и любимого пса, эти трое - самое ценное, что есть у несчастного. Чтобы их спасти, он придумывает игру, в которой бесшабашно блефует:

"Маленький тюремный роман" действительно очень небольшой. В сущности, он состоит из нескольких эпизодов, а те, в свою очередь, - из монологов основных персонажей, ради приличия разбиваемых редкими репликами собеседников. Алешковский временами просто-таки испытывает своего читателя на прочность - иные его предложения не умещаются на одной странице. Речь будто бы живет отдельным персонажем прозы Алешковского, причем персонажем любимым, имеющим всегда особые полномочия. Этим, кстати, можно объяснить присутствие ненормативной лексики во всех взрослых вещах Алешковского.

Второй значимый элемент художественного мира автора - это, так сказать, вечно живой абсурд. Сталинская тюрьма - и в ее предметно-конкретном выражении, и как система смыслов государства - вещь и вправду абсолютно загадочная. Она не лечится ничем. Ни годами, ни разумом. Возможно, поэтому к разуму тоже возникают претензии (в книге есть по этому поводу целые философские гирлянды).

Возможно, поэтому у Алешковского открывается поток какой-то феерической иронии. "Ирония его - раблезианская и разрушительная, продиктованная ничем не утоляемым метафизическим голодом автора", - писал про него Бродский. Очень верное замечание. В этой фантасмагории действуют соответствующие персонажи. Например, ученик Станиславского актер Лубянов, коего НКВД командировал в тюрьму сексотом за перспективу быть удостоенным "закрытого звания народного артиста СССР, потом открытого". Или энкавэдэшный босс Люций Тимофеевич Шлагбаум (привет Достоевскому и Булгакову), который говорит обалдевшему Доброво: "Вы подтверждаете, что обвиняемый Дребедень выбил принадлежавший вам левый глаз, тем самым надеясь вытянуть из вас заведомо ложные показания, что подтверждает наличие травмы зрения, необходимого вам для дальнейшей исследовательской работы в биологии?"

Сталин не может не появиться в этом романе. То ли как вершина безумной пирамиды по ту сторону добра и зла, то ли как авторский морок. А то ли уже и как плесень:

Юз Алешковский. "Маленький тюремный роман", Москва, "АСТ - Астрель", 2011.

Книга предоставлена магазином "Книжный город" (ул. Цвиллинга, 34).

Комментарии
Комментариев пока нет