Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Порт Артура

19.06.2003

Михаил ПИНКУС
Челябинск

Бизнесмен, руководитель фирмы "Стройсвязьурал-1" Артур Никитин для большинства челябинцев стал живой легендой. "Всплыв" на обозрение общественности после молниеносного строительства одноименных "Никитинских рядов", он едва ли не каждый год удивляет земляков новыми гиперпроектами. растет и ширится его торговая империя. Еще не так давно иногородним делегациям как диковинку показывали подземные торговые ряды. А сегодня их прямиком везут в торговый комплекс "Синегорье".

Михаил ПИНКУС

Челябинск

Бизнесмен, руководитель фирмы "Стройсвязьурал-1" Артур Никитин для большинства челябинцев стал живой легендой. "Всплыв" на обозрение общественности после молниеносного строительства одноименных "Никитинских рядов", он едва ли не каждый год удивляет земляков новыми гиперпроектами. растет и ширится его торговая империя. Еще не так давно иногородним делегациям как диковинку показывали подземные торговые ряды. А сегодня их прямиком везут в торговый комплекс "Синегорье". город для него - своеобразный порт, откуда в большое плавание пошел его бизнес. Вместе с тем он заслужил славу "серого кардинала". И недавняя его победа в конфликте с прокурором Сергеем Давыдовым вполне соотносится с таким суждением. Кстати, как собеседник Артур Владимирович тоже показал себя "крепким орешком".

-- Артур Владимирович, в городе вас воспринимают очень неоднозначно. Одни считают хорошим парнем, который много строит, много делает для Челябинска. Другие говорят: "темная лошадка", подставное лицо. Дескать, отмываете на строительстве чьи-то неправедно заработанные денежки. Как вы сами себя оцениваете?

-- Клевещут на нашу семью (смеется).

-- Семью?

-- Это, кажется, из кино "Место встречи изменить нельзя" - такая фраза там была. А насчет денежных мешков и отмывки денег - у меня в бизнесе все прозрачно. По моему первому объекту (площадь Революции) меня проверяли вдоль и поперек. Ничего не нашли.

-- И все-таки, откуда деньги?

-- Денег было не много. Что-то было у меня, что-то у друзей. Вся информация о вложениях есть в налоговой инспекции, ОБЭПе и других контролирующих органах. Каждая копейка, которая пошла на строительство, у них на счету.

-- Сколько все-таки было потрачено?

-- Сейчас уже можно сказать: миллионов девять рублей. Все остальное - кредиты подрядных организаций. Вы, наверное, помните те времена: живых денег не было, а материалов было полно. Вот эти девять миллионов и пошли на зарплату. С кредитами расплатились площадями торгового комплекса. Сумма всех вложений - 32-35 миллионов рублей.

-- Вам сколько лет?

-- 38.

-- Мне - 33. Почти ровесники. Научите деньги зарабатывать. Как из инженера с окладом в 120 рублей без стартового капитала сделаться процветающим бизнесменом?

-- Ну это все по частям нарабатывалось. Из инженеров пришлось уйти по болезни. Нужно было в поте лица зарабатывать на жизнь. Это был 88-й год, золотое время, когда налогов в год отчислялось не больше одного процента. Поэтому швейная мастерская - наше первое предприятие - позволила сводить концы с концами. Назначили себе зарплату - пять тысяч рублей (это после 120). Колоссальные деньги в то время!

-- Михаил Юревич в одном из интервью заявил, что свой первый миллион заработал в 25 лет. Когда свой первый миллион заработали вы?

-- Не считал. Не помню. Деньги постоянно в работе. Основной капитал принесла издательская деятельность. Рентабельность доходила до 8000 процентов на вложенный рубль. Сейчас такой не существует. Тонна бумаги стоила 200 рублей, а выход ее в книге давал примерно тысяч 80. Притом это было очень быстро. Книги фактически продавались с колес. Машина книг уходила за полдня. Печатали все подряд - начиная с художественной литературы и заканчивая технической. Все пользовалось спросом.

-- И отчего бы тогда не продолжить?

-- Ситуация изменилась. Швейный бизнес тоже приносил неплохие деньги, пока рынок не заполонили китайские товары, похоронив отечественную легкую промышленность. То же самое с книгами. Рынок насытился, выросли налоги, и издательская деятельность перестала приносить доход. Телефонный справочник, который мы издавали последним, продавался год, причем вышел он не таким уж большим тиражом.

Тогда мы посчитали, что инвестиции в строительство более выгодны. Лет пять строили гаражи. Дело нехитрое. Но за это время приобрели ценный опыт прохождения согласований, оформления документации и прочего.

-- Артур Владимирович, вы все время говорите "мы". "Мы" - это кто?

-- Я и мои друзья.

-- Их назвать-то можно?

-- Ну, их фамилии как-то не особенно на слуху. Практически все эти люди работают в нашей организации - это мои близкие друзья и партнеры. С одними мы вместе начинали. Еще со швейной мастерской и уже более 15 лет вместе. Другие пришли позже, когда бизнес разросся и потребовал притока кадров.

А насчет зарабатывания денег: Как сказал Христос в священном писании, "по вере и воздастся". Так и здесь, нужны вера и большое желание, и тогда все получится.

Мне никогда не хотелось денег ради денег. Я не составляю бизнес-планов, не люблю калькуляции. Просто, если мне нравится какая-то идея и хочется за нее взяться, я берусь и довожу до ума. А если она еще и деньги приносит - это здорово.

-- Последние годы вы целенаправленно создаете систему супермаркетов. Строите. Сдаете в аренду торговые площади. Можно уже, в принципе, и от дел отойти. И детям, и внукам, и правнукам эта аренда капать будет. Не появлялось такого желания?

-- Программа максимум другая. Может быть, несколько утопическая. Я хочу, чтобы максимальное количество людей, которые находятся вокруг меня, были счастливы. И чтобы таких людей было больше, мне нужно больше сил. В наше время деньги дают силу. Если они работают на идею, конечно.

-- И как же вы собираетесь осчастливить людей?

-- Нужно избавиться от зла. Чем меньше будет голодных и обездоленных, тем зла будет меньше. Город станет чище.

-- Другими словами, сегодня вы нарабатываете капитал, чтобы завтра раздать его неимущим?

-- Примерно так и будет. Только не раздать милостынькой. Капитал - это сила, и его нельзя распылять, размазывать. Сила должна быть сконцентрирована. На первом этапе мы собираемся открыть побольше магазинов - построить по гипермаркету в каждом районе города. Для этого сегодня приходится сдавать в аренду все 100 процентов торговых площадей. После будем сдавать только половину и сами откроем торговлю. В планах организовать собственное производство основных продуктов питания - колбас, хлеба, рыбы, молока. Будем продавать их в своих магазинах по низкой, привлекательной для народа цене. Весь этот торгово-производственный холдинг впоследствии будет акционирован, а акции проданы или даже розданы максимальному количеству людей. Будет создано что-то вроде народного предприятия.

-- Это можно расценить как политическую программу?

-- Не надо расценивать. Просто мы попытаемся сделать жизнь немного полегче и поприятней.

-- И сколько на это понадобится времени?

-- Для создания открытого акционерного общества - три года.

-- А денег?

-- Денег никто не считает. Сколько понадобится, столько в это предприятие и вложим. Думаю, миллионов 100 для начала. Долларов, естественно.

-- Артур Владимирович, а как появилось название вашей фирмы - "СтройсвязьУрал-1?" Почему "строй", понятно, а почему "связь"?

-- Связь была одним из направлений нашей деятельности. Телефония, компьютерная связь, разная. Правда, потом это направление отделилось и сегодня работает самостоятельно. Его представляет известная в городе фирма - "Астра-СТ".

-- А много еще таких "отпочковавшихся"?

-- Хватает.

-- То есть, когда вам нужны средства на какую-то грандиозную затею, вы можете прийти и попросить своих экс-коллег скинуться.

-- И не только их. Если уж загорелся идеей: Есть у меня, наверное, дар убеждения. Еще ни разу никто не отказал. Иногда, наоборот, приходится людей успокаивать, говорить: "Попридержите деньги". Не хватает на все времени, сил, да и желания.

-- Как все-таки вышло, что никому не известный Никитин пришел к градоначальнику Вячеславу Тарасову, предложил построить Никитинские ряды и тут же получил "добро"? Неужто обошлось без протекции?

-- Нет, естественно, ему про меня рассказали.

-- И кто же?

-- Симоненко, руководитель "Роспечати". Я к нему обратился с просьбой посодействовать. Он позвонил Вячеславу Михайловичу и попросил: "Прими человека с сумасшедшей идеей". Тот принял.

-- Симоненко и Тарасов знакомы с комсомольских времен. А вы как с ним познакомились?

-- Прямо на улице, в начале 90-х.

-- Так не бывает.

-- Почему не бывает? Все, кто меня окружает и со мной сегодня работает, пришли с улицы. Я смотрю на человека с точки зрения его деловых и человеческих качеств. Понравился или нет, подружимся или нет.

-- Симоненко понравился?

-- Ну, были, конечно, и общие дела. Книжками мы в свое время через "Роспечать" торговали. Потом я у него офис арендовал. Сейчас общих дел нет, но отношения остались очень теплые. Честно говоря, не знаю, зачем вам все это нужно, кому это интересно?

-- Хорошо, давайте поговорим о Вячеславе Тарасове и вашем конфликте с прокурором Сергеем Давыдовым. Незадолго до ваших скандальных обвинений в адрес городского прокурора мы встречались, и вы признались, что Вячеслав Михайлович предостерегал от прямого конфликта с прокуратурой. Каковы, на ваш взгляд, итоги конфликта? Не испортились ли из-за него отношения с челябинским градоначальником?

-- Вы неправильно ставите вопрос. Мелкий предприниматель замахивается на прокуратуру - ситуация по сути абсурдная!

-- Ну, мелким-то коммерсантом вас при всем желании не назовешь:

-- Я ведь тоже думал, почему так ситуация развивалась: В один момент показалось, что в городе дышать тяжело стало. Прокуратура стала коммерческой, и все от нее воют. В разговорах то один, то другой пожалуется: прессуют. То есть сама ситуация назрела. Революции, как вы понимаете, на пустом месте не происходят. И то, что две мои жалобы в Генеральную прокуратуру РФ имели такой резонанс, говорит о наступлении предела. Я просто послужил каким-то катализатором.

-- Может быть, Вячеслав Михайлович как-то помог?

-- На самом деле власти у прокуратуры гораздо больше, чем у мэра города. Никак не помогал. Но и отношения, я думаю, из-за этого шума не испортились. Хотя об этом надо спросить Вячеслава Михайловича:

-- Победителем себя чувствуете?

-- Нет, конечно. Удивительно: считают, что это какая-то война была. Не было войны Никитин - Давыдов. Ну, не было бы моей жалобы, какая-нибудь другая бы была. У Давыдова один противник - он сам.

-- А вы для себя какие-то уроки извлекли?

-- Извлек, конечно. Самоуверенности поубавилось. Если раньше был твердо убежден в своей правоте и в том, что существует закон, что заплатишь налоги и можешь спать спокойно, то теперь понимаю: заблуждение все это. Не было бы у меня такой юридической службы, давно бы уже все отобрали и самого бы, наверное, посадили.

-- На каком основании?

-- На надуманном. Конкретный пример: назначается налоговая проверка моего предприятия. Проверяют и делают доначисление по налогам. К примеру, за год оборот предприятия составил 130 миллионов рублей, из них оплачены тепло, свет, зарплата работникам, все налоги. Мне говорят, что арендная плата одного квадратного метра торговых площадей должна быть не 30 тысяч рублей, а 300 тысяч. И соответственно пересчитывают оборот, доначислив еще 300 миллионов налогов. Зря улыбаетесь. Это не так смешно, как кажется. Спросите любого предпринимателя. Мне донасчитали и даже выставили требование заплатить. Правда, сейчас это дикое решение отменили, но назначена дополнительная проверка.

-- У вас есть враги?

-- Много таких людей, но врагами их назвать сложно. Вот идет конфликт, а мама спрашивает: "Ты как к ним относишься?" Я говорю: "Да я их люблю всех". Она отвечает: "Слава Богу, я боялась, ты ожесточишься". Для меня они не враги. Может быть, я для них враг и чем-то мешаю им жить: Последний конфликт больше был направлен против Вячеслава Михайловича, чем против меня. Его обвиняли, что он мне что-то отдал с какими-то льготами, хотя ничего этого не было. по этому поводу тоже будут судебные слушания, чтобы в будущем не врали с три короба.

-- Однако переходы у вас все-таки отобрали?

-- Сейчас я вам объясню, что это было за дело. Когда я начал строить "Никитинские ряды", мне в аренду на 49 лет передали земельный участок и переход - для реконструкции и дальнейшей эксплуатации. Этот договор, в котором были оговорены условия арендной платы, дополнительные требования, этапы стройки, что я должен был сделать по благоустройству (в общем, очень много пунктов), подписал глава города. Этот договор даже не оспаривался. Предметом судебного разбирательства стал договор эксплуатации, который со мной заключил городской комитет по имуществу и земельным отношениям. Точнее та его часть, по которой мне было передано право установить на площади свои рекламные щиты. На основании статьи N 7 антимонопольного законодательства договор эксплуатации был признан заключенным ненадлежащим образом. То есть я должен получить от города за свою работу по благоустройству площади 60 миллионов рублей. А город должен выставить мне арендную плату в размере 600 тысяч рублей за каждый год. Почувствуйте разницу! Вероятно, придется заключать в суде мировое соглашение с городом. Может быть, я от этих денег просто откажусь - подарю их Челябинску.

-- Артур Владимирович, поговаривают, вы и себе дворцов понастроили:

-- Я достаточно обеспеченный человек, чтобы себе это позволить. У меня не одна квартира в городе - это правда. Но до последнего времени я проживал в небольшой удобной квартире площадью 70 квадратных метров с двумя детьми. Потому что удобно. А вообще, где я живу, когда и как, вопрос сложный. Да и не стоит его выносить на суд общественности.

-- Кого боится Артур Никитин? Есть ли у вас охрана?

-- Ага, здесь я, наверное, должен сказать: боюсь. Как на войне: если сказал, боится, значит, не врет. Не боюсь. Хотите верьте, хотите нет, постоянно готов к смерти. Сознаю опасность. Ведь для кого-то проще убить, чем бороться. Однако охраны никогда не держал.

-- А бывали случаи, когда жалели, что без охраны.

-- Бывали критические ситуации. Один раз, еще во времена кооперативного движения, вез из банка конторскую зарплату. В подъезде набросился мужичок с железным прутом - типичное ограбление. Пришлось отобрать прут.

-- А сегодня: Когда случается пешком ходить по городу, простые люди узнают? Подходят поздороваться? К примеру, сказать: "А мы вас знаем"?

-- Нет, ни разу. Меня, бывает, в Никитинские охрана не пропускает. Видимо, внешность неприметная.

-- Чем в ближайшее время намерены удивить земляков?

-- Да ничего особенного. строим еще один магазинчик в Металлургическом районе. Вернее - три магазинчика под одной крышей. Промтовары, "кэш энд кэрри" - продуктовый и досуговый центр (общей площадью 50 тысяч квадратных метров - М.П.). Четыре ресторана, дискотека, боулинг, парковки. Совершенно обычное, без затей, здание.

Комментарии
Комментариев пока нет