Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вариант Александрова

25.06.2003
Известный архитектор - он признан или гоним?

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

Хочу защитить архитектора Евгения Викторовича Александрова. Александрова? Защитить? Да, но, простите, не знаю, от кого.
Весной Евгений Викторович получил из Москвы книгу "Солдаты ХХ века". Том второй многотомного издания. Первый раздел в нем называется так: "200 выдающихся деятелей современности - участники войны".

Известный архитектор - он признан или гоним?

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Хочу защитить архитектора Евгения Викторовича Александрова. Александрова? Защитить? Да, но, простите, не знаю, от кого.

Весной Евгений Викторович получил из Москвы книгу "Солдаты ХХ века". Том второй многотомного издания. Первый раздел в нем называется так: "200 выдающихся деятелей современности - участники войны". На седьмой странице этого тома Евгений Викторович нашел свою фамилию, портрет военных лет и краткую биографию. Е.В. Александров представлен как заслуженный архитектор РФ, почетный член Российской академии архитектуры и строительных наук, профессор, почетный гражданин Челябинска.

За что все это? За талант. За дело всей жизни. За то, что, создавая проекты, близкие к совершенству, Александров никогда не строит отдельно взятое здание, он всегда строит город Челябинск. За то, что он не работает в архитектуре, а живет в ней, ее счастливый пленник и неутомимый работник.

Да, не обойден Александров ни семьей, ни годами, ни талантом, ни почетом. Почитаем. Известен. Признан. Уж чего более-то? Только и воскликнуть: жизнь удалась!

Удалась, разумеется. Любимое дело до 86 лет, мочь и хотеть работать так долго - не счастье ли? Пройти всю войну без единой царапины - не везенье ли? Лейтенант-гвардеец минометного полка "катюш" мог сто раз погибнуть в болотах на Северо-Западном фронте. И потом, под Старой Русой. И потом, под Минском. Но не иначе как сама госпожа Теория вероятностей берегла его - для зодчества. Видя, как много разрушено, не иначе как сам Творец берег таких, как Александров, которым предназначалось созидать.

И что, ему только и благодарить судьбу? И никаких обид?

Благодарить - да, это само собой. А обиды... Обиды - у Александрова? У кого угодно, только не у него. Ему не на что обижаться. Он всем одарен - почетом, известностью, признанием.

Но когда я спросил Евгения Викторовича, есть ли у него проект, который был бы воплощен, как нынче говорится, адекватно, то такого не нашлось. Нет здания, о котором Александров мог бы сказать: "Как начертил, так и построили". Но и без адекватности Александрову дали построить только малую часть из того, что он предлагал.

То, о чем сейчас я скажу, более правило, чем исключение. А скажу я так: почет, известность и признание "работали" не только на Александрова, но и против него. Боюсь, что против больше, чем за.

Оказавшись в роли Первого архитектора Челябинска, едва ли не олицетворения челябинской архитектуры, ее совести и чести, Александров выглядел человеком, которому неприлично претендовать на что-то еще. Почему-то считалось, что, мол, не все Александрову, надо что-то и другим дать. Что ни конкурс - у Александрова свой проект. Свои проекты у него и без конкурсов. Такое впечатление, что Александров - везде. Ему и отказывали. Ради других. Не учитывая того, что Александров жил в архитектуре безвылазно, а другие в нее время от времени захаживали.

Но и то скажу, что счастливый архитектор - большая редкость. По неблагодарности профессия эта, пожалуй, не уступит никакой другой. Архитектору никто ничем не обязан. Авторские права? То, что он начертил на бумаге, не имеет самостоятельной ценности. Пока здание не обрело плоти, оно - миф. И архитектору не дано ничего другого, кроме как ждать, что найдется кто-то, который согласится (снизойдет) дать проекту материальный аналог. При этом, как бы благодетель ни изуродовал проект, все, что остается автору, - интимное самосокрушение. Не случайно на зданиях так и не появились авторские таблички, сколько о них ни говорили: авторство сводится к нулю.

Ансамбль - в лексиконе Александрова это слово, пожалуй, самое веское.

-- Я все время талдычу молодым: конечный результат архитектуры не здание, а ансамбль. Одно из двух: архитектор или создает ансамбль, или вписывается в него. Я им говорю: продолжайте, улучшайте ансамбли, но не разрушайте их.

Архитектурный ансамбль - это мировоззрение. Мировоззрение коллективиста. "Видь" не только свое, смотри, что рядом, что вокруг. Больше думай о целом, чем об отдельном, пусть и своем. Если надо, умали свое ради общего. Был случай, Мария Петровна Мочалова рассказывала мне, как она "общипывала", упрощала свой железнодорожный техникум, увидев проект Дворца культуры железнодорожников, который предполагалось построить рядом. Как "свалила" колонны, "сбросила" скульптуры, "успокоила" купол: техникум не должен соперничать с Дворцом.

Много лет Александров отстаивал ансамбль площади Революции. Не отстоял. Все соглашались, кивали, делали понимающие лица, но на площадь одно за другим, тихой сапой проникали случайные здания. Его же собственный проект здания, которое должно было держать левое крыло площади, по живому ободрали и обкорнали, а проект левого крыла и центрального здания площади так и остались на бумаге. Почему? А потому, чтобы не было слишком много Александрова на площади Революции.

В разные годы Александров был автором двух улиц - Воровского и Гагарина и двух проспектов - Комсомольского и Комарова. Автор улицы - это, разумеется, не ее хозяин, а, скажем так, философ и художник, разработчик ее идеи, образа, будущего. И что? Авторством Александрова вежливо пренебрегли. Как всегда, концепции предпочли импровизацию. Улица Воровского, например, не такая, какой замыслил ее Александров. Его и самого с нее оттеснили. Здание с магазином "Школьник" по проекту Александрова продолжалось до улицы Воровского и "сворачивало" на нее. "Угол я акцентировал на высоту 70 метров с плавным понижением к существующему зданию". И что? Дом здесь строится, но не по проекту Александрова.

Острый угол, образованный улицами Воровского и Блюхера у областной больницы, открыт и обозреваем с трех сторон. И на этом выигрышном месте ни с того, ни с сего стали долго и нудно строить приземистый, будто до крыши вдавленный в землю "утюг" для очередного рынка. Чтобы как-то спасти ситуацию, Александров спроектировал за "утюгом" высотный дом, который должен встречать всех, кто въедет в Челябинск по Уфимскому тракту. Проект есть, но тоже всего лишь на бумаге.

Проспект Комарова. Там строители кое-как одолели башню Александрова, но только одно ее крыло. Второй блок - в туманной перспективе.

Что касается улицы Гагарина и проспекта Комсомольского, то их облик не имеет ничего общего с разработками Александрова.

Проекты Александрова украсили бы Челябинск, но на старте поперек стал Хрущев, его борьба с "излишествами". (Тогда Александров, воспротивившись типовому строительству, несколько лет ничего не проектировал, кроме пьедесталов под памятники). Потом не давал развернуться диктат строителей: это они не могут, это - не хотят. Теперь...

Теперь, когда вроде бы пришло время архитектуры, говорят, что ушло время Александрова.

-- Молодые говорят, что мы свое дело сделали, теперь они нам покажут, как надо строить.

Пусть бы и показали. Тем более что все у них есть - и богатые заказы, и любые материалы, и послушные строители, и полная свобода. А шедевров нет. И уж не до ансамблей. Частные заказчики, частные подрядчики, частные архитекторы - все знают только свое.

Жаль, потенциал почетного гражданина Челябинска городом не востребован.

-- Мне нужно жить 150 лет, чтобы дождаться, когда достроят мои объекты.

Дом на проспекте Комарова до ума не доведен, комплекс ФСБ - на "тормозе", реконструкция филармонии застряла. И еще десятки проектов тускнеют на пожелтевших листах ватмана и запыленных макетах.

Перед отъездом Льва Головницкого в Красноярск я спросил его, почему он покидает Челябинск, и он ответил: "Надоел я тут всем".

Я и думаю: признан Александров или гоним? Признан он как будто всеми. А если гоним, то кем? n

Комментарии
Комментариев пока нет