Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Нейроседативный массаж, подробности на сервисе Юду.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Пламя" не гаснет

27.06.2003
Старейший ансамбль по-прежнему в артистическом строю

Виктор РИСКИН
Кыштым

С участниками известнейшего вокально-инструментального ансамбля "Пламя" мы столкнулись в буфете городской администрации, куда они зашли подкрепиться перед концертом. Здесь же и договорились об интервью. На разговор охотно согласились руководитель коллектива, народный артист России Сергей Березин и Александр Гуревич, совмещающий должности продюсера и конферансье.
- Думаю, следует напомнить нашим читателям историю рождения "Пламени":
- История эта известна, - начал Сергей. - В 1975 году произошел раскол в популярном ансамбле "Самоцветы".

Старейший ансамбль по-прежнему в артистическом строю

Виктор РИСКИН

Кыштым

С участниками известнейшего вокально-инструментального ансамбля "Пламя" мы столкнулись в буфете городской администрации, куда они зашли подкрепиться перед концертом. Здесь же и договорились об интервью. На разговор охотно согласились руководитель коллектива, народный артист России Сергей Березин и Александр Гуревич, совмещающий должности продюсера и конферансье.

-- Думаю, следует напомнить нашим читателям историю рождения "Пламени" :

-- История эта известна, - начал Сергей. - В 1975 году произошел раскол в популярном ансамбле "Самоцветы". На одной стороне баррикады остался руководитель, на другом - весь состав, девять человек. Они и основали новый коллектив, назвав его звучно - "Пламя", что олицетворяло горение наших сердец, - с нарочитым пафосом заключил Березин.

-- А из-за чего случился раскол?

-- Да, так: Слово за слово, кулаком по столу и разбежались. В творческих коллективах такое сплошь и рядом. Скорее всего, поднадоели друг другу. Появилась повышенная раздражительсть, стали возникать обоюдные обидки. В общем, надо было по-хорошему разводиться.

-- Остался кто-нибудь из прежнего состава?

-- Да почти никого, не считая меня. Коля Раппопорт-Михайлов и Толя Могилевский живут в Америке. Генка Жарков играет на трубе в Париже. Из старожилов - только Станислав Черепухин. Он пришел к нам спустя год после создания ансамбля. Чуть позже влился Григорий Рубцов. За 27 лет через "Пламя" прошло никак не меньше 30 артистов. Выведи их всех на сцену - места не хватит.

-- Какая песня стала вашей визитной карточкой?

-- Таких песен много. Первые по времени - "У деревни Крюково", "Не надо печалиться". Потом - покорившие всех "Идет солдат по городу", "Снег кружится". Кстати, со "Снегом..." связана одна трагикомическая история. Как-то мы с Ларисой Рубальской ехали на концерт. Погода было отличной. Но вдруг повалил такой снег, что на метр ничего впереди не видно. Пришлось остановиться. Дождались снегоуборочной машины и пристроились ей в хвост. Плетемся еле-еле. А снег сыплет не переставая. Мы психуем: концерт срывается. Шофер "Волги" тоже из нервных попался: не зная, чем себя занять, крутит ручки приемника. А оттуда вдруг задушевно так: "Снег кружится, летает, летает:" Водитель как заорет: "И какой идиот сочинил эту дурацкую песню?! Попался - убил бы!" Лариса от беззвучного хохота на заднем сиденье корчится, а мне не до смеха: не дай бог, мужик догадается, что автор рядом с ним сидит!

-- С какими композиторами вы работали и работаете сейчас?

-- С великой благодарностью надо назвать имена этих талантливых людей. И прежде всего Марка Фрадкина - классика советской песни. В начале нашего творческого пути на его авторских вечерах мы представляли по 15 песен Марка Григорьевича. Объездили с ним всю страну. "У деревни Крюково" - гениальная вещь! Потом на нашем горизонте появился Владимир Шаинский - "На дальней станции сойду", "Идет солдат по городу". Нельзя не назвать Серафима Туликова ("Не повторяется такое никогда"), классика советской музыки Арно Бабаджаняна ("Детства последний звонок"), Давида Тухманова. Когда мы поем его "Здравствуй, мама!", в зале начинают плакать. Вспомним рано ушедшего от нас Владимира Мигулю ("Аты-баты, шли солдаты"), Жору Мовсесяна: А какие поэты писали и пишут для нас! Михаил Танич, Михаил Пляцковский, Леонид Дербенев, Роберт Рождественский... Тесно сотрудничаем с уже упомянутой Ларисой Рубальской.

-- Вас еще знают по песне о строителях БАМа:

-- :"Веселей, ребята, выпало нам строить путь железный" : У нас еще лучше была песня: "Дорога железная, как ниточка тянется. А все, что построено: китайцам достанется!" Последние два слова мы напевали между собой.

-- Как протекает ваша гастрольная жизнь?

-- В советское время все гастроли были запланированы Гос-Рос-Москонцертами, - вступает в беседу Александр Гуревич, - но система рухнула, и администраторы вроде меня теперь работают самостоятельно. Вот мы и крутимся, едем с заделом, то есть с рекламой по десяткам городов. В общем, сами зарабатываем себе и, разумеется, артистам на кусок хлеба. А людям несем радость. За это нам, быть может, и воздастся. В месяц даем 17-20 концертов. Из старых ВИА в таком ритме работаем мы да "Синяя птица". Больше никто во всей стране. Про новоиспеченных звезд не буду говорить: у них есть определенный гастрольный маршрут. За ними стоит Москва, которая рассылает по крупным городам немыслимые расценки их выступлений. Там шоу-бизнес, а у нас:

-- А у нас работа для людей, - врезается репликой в разговор Сергей Березин.

-- Вы сами задели тему цен и расценок. Известно, что на концерты "звезд" билеты стоят от многих сотен до нескольких тысяч рублей. Мне говорили, что в Челябинске цена билета на Орбакайте зашкаливала за пару тысяч. А какие вы стрижете купоны?

-- В больших городах, - начал отчет Александр Гуревич, - наши билеты стоят 250 рублей. А вообще-то мы "пляшем" от ста рублей. Я хорошо знаю ценовую политику в регионах, поэтому в таком городе, как ваш, стоимость билета не превышает 150 рублей. Мы - люди скромные: лучше дадим побольше концертов, чем будем заколачивать "бабки" на небогатых провинциальных зрителях.

-- Вы живете на старом репертуаре или обновляете его?

-- Конечно, мы работаем и над новыми песнями, - говорит Березин, - но публика, от сорока и старше, хочет старых песен. Поэтому мы очень осторожно вставляем в концерт по одному-два новых номера. У нас есть своя аудитория, проверенная годами. Зачем ее разочаровывать? Тем более, наша публика не только в России, но и в Израиле, Германии, Америке. Туда мы в ближайшее время собираемся. Те, кто уехал, ностальгически вспоминают о прежней жизни, частью которой является и наше "Пламя".

-- А сами не хотите эмигрировать?

-- Лично я - нет, - замечает Гуревич, - не умею я работать мойщиком посуды или таксистом.

-- В нашей среде, - язвительно встревает Березин, - на этот счет отвечают так: с неруководящей работой мы не справимся:

-- На ваших концертах всегда аншлаг?

-- Сейчас потеплело, - поясняет Гуревич, - и народ пошел на огороды. Поэтому наш период - осень и зима.

-- Каков ваш гастрольный маршрут этого года?

-- Мы начали 11 апреля. Отработали Башкирию, переехали в Челябинскую область. Отработали в Магнитогорске, Озерске, Снежинске, Кыштыме и едем в Свердловскую область. Дальше - Курганская.

-- Во время гастролей разное случается. Были ли у вас какие-либо курьезы-нелепицы?

-- Комические моменты бывают, - соглашается Березин, - но все они для внутреннего пользования. Как-то давали концерт в одном городе. На сцене полумрак. Я сел за рояль, начал играть. Но что за чертовщина: нажимаю одну клавишу, а отзываются все? Ребята подшутили: заклеили клавиатуру скотчем. Пока сообразил, отодрал ленту: В общем, они там веселились за кулисами, публика недоумевала, а я холодным потом покрывался.

-- А кто мою Чапу на сцену выпустил? - запоздало прозрел Гуревич и подозрительно посмотрел на Александра. И уже мне: - Я с собой вожу скотч-терьера Чапу: Стою на сцене, читаю монолог, как вдруг в зале раздается смех. Не понимаю, в чем дело: в том куске текста ничего смешного нет. А народ уже в голос хохочет. Осмотрелся: возле меня сидит Чапа и умильно смотрит на меня. Перед концертом я ее запер в гримерке, кто-то (кто - до сих пор не выяснил) открыл дверь. Она услышала мой голос и почапала на сцену. Ничего не оставалось, как обыграть неожиданную ситуацию, предложив "незнакомой" собачке вместе выступать, выполнить несколько команд и т.д. Публика проводила нас с Чапой особенно щедрыми аплодисментами: Все у нас было: и туфли к полу прибивали, и рукава пиджака узлом завязывали.

-- Вашему ансамблю почти тридцать лет. Как долго еще будет гореть "Пламя"?

-- Пока мы будем нужны зрителю, - уже серьезно ответил Сергей Березин, - будем выступать. Только зритель может поддерживать огонь нашего "Пламени".

Комментарии
Комментариев пока нет