Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Оставьте меня в старой квартире

25.05.2011
В бывшем шахтерском поселке Красногорский муниципальная власть на деньги федерального бюджета купила бывшему малолетнему узнику фашистских концлагерей Сергею Вишневому трехкомнатную квартиру. Однако благотворительная акция не принесла ему счастья, а для поселковой администрации стала головной болью и должна закончиться судом.

Из колхоза -в концлагерь

Сергей Иосифович - представитель поколения, на долю которого выпали трагические испытания. Он родился 86 лет назад в небольшом селе Юзевка Одесской области. У его родителей Иосифа и Марии Вишневых было 15 детей.

В бывшем шахтерском поселке Красногорский муниципальная власть на деньги федерального бюджета купила бывшему малолетнему узнику фашистских концлагерей Сергею Вишневому трехкомнатную квартиру. Однако благотворительная акция не принесла ему счастья, а для поселковой администрации стала головной болью и должна закончиться судом.

Из колхоза -в концлагерь

Сергей Иосифович - представитель поколения, на долю которого выпали трагические испытания. Он родился 86 лет назад в небольшом селе Юзевка Одесской области. У его родителей Иосифа и Марии Вишневых было 15 детей. Выжили не все: пятерых, как говорили, Бог прибрал. Сергей среди выживших оказался старшим, пришлось не только учиться в школе, но уже с 11 лет работать в колхозе.

Когда в Юзевку пришли фашисты, Сергею было 15 лет. Весной 1942 года всех ребят и девчат села, способных работать на завоевателей, затолкали в вагоны и отправили на Запад. Концлагеря Польши и Словакии, куда их везли, по воспоминаниям Вишневого, к этому времени уже были переполнены пленными. Их принял австрийский концлагерь Остмаркверке, где и пришлось жить под жесткой охраной. Работать гоняли на завод. Не выдержав, бежал с такими же малолетними узниками.

На свободе Сергей пробыл всего несколько дней. Его поймали и переправили в другой лагерь, где он работал на глиняной фабрике, в карьере.

В марте 1945 года после очередного побега оказался в 1075-м стрелковом полку Украинского фронта. Сергея поставили к орудию заряжающим. С прославленным полком он и встретил Победу.

А в поселок Красногорский приехал в 1948 году по совету отца. Еще в армии Сергей Иосифович проявил способности в кулинарном деле, а после Победы трудился в воинской столовой. Приехав на Южный Урал, пошел в общепит. Кормил обкомовцев, а после учебы вообще стал признанным специалистом: организовывал и открывал столовые, преподавал в школах. О судьбе Сергея Иосифовича рассказывал 2 июня прошлого года в материале .

Несостоявшеесяновоселье

За долгую жизнь Сергей Иосифович семьей так и не обзавелся. С 1960 года он живет в однокомнатной квартире по улице Победы. С годами у него началась свойственная старческому возрасту деформация личности: он стал заполнять свою маленькую квартирку ненужными вещами, копить их и хранить. Теперь вся она забита принесенным с улицы хламом, в ней почти нет места хозяину.

В прошлом году комиссия признала квартиру Сергея Вишневого непригодной для проживания. Согласно федеральному закону, ему полагалась жилищная субсидия в размере 950 тысяч рублей. Поселковая администрация на эти деньги купила трехкомнатную квартиру. Сергей Иосифович выписался со старой жилплощади и прописался на новой.

Но, улучшив свои жилищные условия, Вишневой отказался переезжать: решил доживать в старой квартире, в привычной ему обстановке. А в новой поселилась его племянница с мужем, при-ехавшие к тому времени с Севера.

К Сергею Иосифовичу я при-ехал с Иваном Цвигуном.

Но разговора о сложившейся ситуации с новосельем у нас не получилось. Хозяин рассказывал о прожитом и, обводя почти незрячим взглядом плотно забитую хламом квартиру, говорил: хочу остаться в ней навсегда, чтобы доживать отпущенное Богом время.

-- Если я отсюда уйду, так затрется в памяти все, что они тут натворили, - эмоционально восклицал Вишневой.

- это местная власть, которая не интересовалась его жизнью, не ремонтировала квартиру, привела ее в полную негодность. По словам ветерана, он давно уже никому не нужен, поэтому-де перестал стричь волосы. Его обижает, что никто из представителей местной и районной власти не пожелал войти к нему в квартиру, взглянуть, как живет. А перед 2011 годом принесли из поселковой администрации подписанное главой Николаем Меклером уведомление о том, чтобы к 31 декабря он освободил занимаемую квартиру и сдал от нее ключи.

-- Трижды приезжали с требованием, чтобы я отсюда убирался, - говорит Сергей Иосифович. - Приезжали даже с милицией, грозились надеть наручники.

В администрации мы встретились с заместителем главы Сергеем Улановым и секретарем жилищной комиссии Галиной Колесниковой. Они удручены сложившейся ситуацией, не ожидали, что все так получится.

-- Сергей Иосифович дал письменное согласие выписаться из старой квартиры, передать ее в муниципальную собственность и переехать в новую, - говорит Галина Колесникова. - Выписался и прописался, а переезжать отказался. Подарил новую квартиру племяннице Марии Плюхиной. Теперь только суд решит, каким образом устранить эту проблему.

Я позвонил племяннице Вишневого. По голосу можно было понять, что Марии Петровне тоже неприятна сложившаяся ситуация:

-- Дядю никто не принуждал, он сам согласился получить новую квартиру и добровольно выписался из старой. А когда все оформили, вдруг отказался переезжать. Я каждый день уговариваю его съехать оттуда. Рядом со мной ему будет лучше.

Чем закончится эта история, сказать сложно. Возможно, помог бы грамотный психолог или опытный священник. Но никак не судебный исполнитель или полицейские с наручниками.

Комментарии
Комментариев пока нет