Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Константин Райкин: "Мне хочется быть рекордсменом"

28.06.2003

Сначала мне не удавалось убедить строгую даму, административное лицо из "Сатирикона", допустить меня к Константину Аркадьевичу. Приводимые мною аргументы насчет давнего знакомства со звездой (ах, как приятно погреться в лучах чужой славы!) ее не трогали.
- Да у Райкина такие знакомые - в каждом городе, - приземляла она меня. - Надо было заранее писать письмо в наш театр с просьбой об интервью. И вообще у нас не разрешено посторонним находиться за кулисами.

Сначала мне не удавалось убедить строгую даму, административное лицо из "Сатирикона", допустить меня к Константину Аркадьевичу. Приводимые мною аргументы насчет давнего знакомства со звездой (ах, как приятно погреться в лучах чужой славы!) ее не трогали.

-- Да у Райкина такие знакомые - в каждом городе, - приземляла она меня. - Надо было заранее писать письмо в наш театр с просьбой об интервью. И вообще у нас не разрешено посторонним находиться за кулисами. Так что ждите Константина Аркадьевича после спектакля у служебного входа.

Ну уж нет! За этими кулисами я успешно общалась со многими мировыми звездами. И разве я похожа на сумасшедшую фанатку, которые толпами бегают за актерами, хватают их за рукава и заглядывают в рот. Я - фанат своей профессии, как Райкин - своей. Его работа - играть для публики, моя - говорить с ним и писать об этом для той же публики. Общее, если задуматься, дело.

"Да ладно, - успокаивала я себя. - Зато посмотрю нашумевшие "сатириконовские" спектакли, увижу игру его актеров и его самого".

:1976 год. Мои первые "живые" впечатления о Константине. "Современник" целый месяц гастролирует в Свердловске, а я заканчиваю журфак. Нас свела судьба с Леной Гребенюк, ассистентом режиссера театра, любимицей всей труппы. (Сейчас она, Елена Николаевна Волкова, - "просто" жена "отца" гемокода Анатолия Волкова). В те гастроли я посмотрела почти все спектакли "Современника". Лена перезнакомила чуть ли не со всеми актерами. Не скрою, наблюдать за ними в жизни было не менее интересно, чем видеть их на сцене. Особенно запомнился молодой бурлящий Райкин. 25 лет! Энергия хлещет через край. Он был наполнен особыми эмоциями. Ходил с Мариной Нееловой за ручку, они смотрели друг на друга влюбленными глазами, ни от кого не пряча своих отношений. И играли роли так, что публика стонала от восхищения.

В 1979 "Современник" приехал в Челябинск, тоже на месяц. Труппа поселилась в привокзальной гостинице (скромнее тогда была наша жизнь), артисты обустроились в ней так, что даже ухитрялись на маленьких плиточках готовить домашнюю еду. Лена Гребенюк однажды позвонила мне:

-- Костя Райкин приболел. Кашляет, горло красное. Есть лекарства? Тащи к нам.

Костя пил принесенный мною настой трав и в благодарность за участие смешил анекдотами. Тогда он увлекался сыроедением, хотя и без того был поджарым. Ел только сухофрукты, орехи, овощи, пил соки. "Для поддержания нужной энергии", - объяснил он. Знал, для чего ему нужна эта энергия - для сценических перевоплощений невероятной мощи. Его музу подстегивало общественное мнение, постоянно пытавшееся сравнивать Константина с его великим отцом. Он пытался доказывать, что самодостаточен, что он - актер особый, другого таланта (и он это весомо доказал!).

Тогда его "фишкой" была пантомима. Он прекрасно танцевал, уморительно изображал животных. Я пригласила его к нам на телевидение, где работала тогда редактором молодежных программ, и мы сняли отличную передачу. Под занавес гастролей челябинская сторона устроила дискотеку для молодых актеров "Современника" и местных энтузиастов театра. В непритязательном помещении клуба радиозавода народу набилось много. Танцевали всю ночь. "Гвоздем программы" был Райкин. Он не присел ни на минуту. Дважды менял промокшие от пота рубахи. Его пластика особая, райкинская. Как есть пластика Гурченко. Божий дар.

:В этот момент откуда-то из темноты кулис выплыл нынешний Константин Аркадьевич Райкин, внешне почти не изменившийся, несмотря на свои "пятьдесят с хвостиком". Тихий такой и чрезвычайно задумчивый, словно весь в образе, хотя в "Доходном месте" он на сцене не появляется. Но известно, что как режиссер и художественный руководитель "Сатирикона" он в себе держит "образ" всего театра и всех актеров. Он меня узнал. И согласился поговорить после спектакля.

А после спектакля его окружили коллеги из Челябинской драмы. С кем-то он учился, с кем-то знаком. Все бурно благодарили за "Доходное место", за хорошо подготовленных актеров.

-- Действительно, где вы таких актеров берете? - продолжила я эту тему.

-- Сам собираю, - не без гордости ответил Константин Аркадьевич. - Я веду курс, мои студенты заняты в этом спектакле, пятеро или шестеро. Этот спектакль идет, наверное, в двадцатый раз. Я почти всегда смотрю его из зала, как и сегодня. Есть недовольство. Куча проблем! Каждый раз артистов накручиваю. Мы с ними разбираем каждый промах.

-- Вас, конечно же, уже не раз спрашивали, почему вы взяли пьесу Островского. И все же?

-- Ну, разве непонятно? Он такой: попадающий. В этой вещи для меня важна переакцентировка. То, что раньше считалось однозначно плохим, сейчас так не выглядит. Островский вроде бы написал обличительную пьесу, а она совсем не обличительная. Как любой великий драматург и гражданин своего времени, Островский талантливее своих социальных идей, потому что хотя и обличает чьи-то пороки, но он как гений не может писать неправды, поэтому выписывает каждого героя объемным. И при легком смещении акцентов им всем можно сострадать. Здесь нет на самом деле виноватых людей, нет ни одного плохого. Их всех вообще-то жалко до боли. И выхода из этого положения почти нету. Сострадаешь Жадову? Сострадаешь. При этом он дико раздражает поначалу. Хотя говорит вещи абсолютно правильные. А разве не рождает сострадание Вышневский, который, несмотря на все свои правильности и абсолютно житейскую мудрость, не может купить любовь своей жены? Жалко его? Жалко, конечно. И так далее.

-- "Доходное место" ставилось многими известными режиссерами. Наверняка сравнивают с вашим спектаклем?

-- Сравнивают. У меня побывал Марк Анатольевич Захаров, который в свое время поставил легендарный спектакль, к сожалению, я его не видел. А он после нашего "Доходного места" был так взволнован, такие мне слова говорил...

Это мой тринадцатый режиссерский спектакль, три четверти репертуара "Сатирикона" я ставил сам, хотя, когда приезжаешь на периферию, оказывается, что не все об этом знают. Информация запаздывает. Интересная вещь - общественное мнение! Сначала оно считало, что я "соревновался" с папой своим как с артистом, меня все сравнивали с ним. Теперь меня сравнивают с самим собой: "Вот он артист - да! А какой режиссер - это мы посмотрим!"

-- Ну, так ведь посмотрели уже. Убедились.

-- Посмотрели, и много раз. Но не все успокоились. Тявкают некоторые.

-- Понимаю: актеры и режиссеры очень болезненно относятся к критике.

-- Нет, критика мне необходима, только на моем уровне, а не ниже. Не люблю, когда всякая шантрапа на страницах газет пытается тявкать. Это называется "Cлон и Моська". Зачем это? Не потому, что я Бог весть что. Просто я много думаю над тем, что делаю, очень серьезно к этому отношусь. И вдруг какой-нибудь малоодаренный человек походя на страницах газеты пытается меня как-то уязвить. Мне это обидно.

-- К сожалению, мы отсюда о вас узнаем чаще всего только в связи с торжественными случаями: 60 лет "Сатирикону", 50 лет - вам, поздравление Путина по этому поводу, вручение вам "Золотой маски". В общем, эпохальные события. А ваша повседневная жизнь из чего состоит?

-- Я только театром и занимаюсь, больше ничем. Чтобы такие "эпохальные" вехи состоялись, надо их как-то подготовить.

-- В одном из интервью вы себя называете застенчивым человеком. Что это значит? Не любите публичности?

-- Не люблю.

-- При том, что вы - человек публичной профессии!

-- Публичная профессия не имеет никакого отношения к моей личной жизни. Актерство - это преодоление моего стеснения и неуверенности в себе. Людям это не приходит в голову, они очень поверхностно смотрят на артистов, отождествляют их с их героями. Мой папа в жизни очень разнился с тем, что он представлял на сцене, и очень сильно этим кого-то разочаровывал. От него ждали продолжения того, что видели на сцене - того же блеска. А он был вовсе не блестящим человеком. В жизни он больше слушал, чем говорил, больше, так сказать, поглощал, чем выдавал. Он был очень больным человеком и себя старался беречь. Тихим был и скромным. Ну, а я не то, чтобы сознательно иду по этому же пути, просто так себя ощущаю. Я ведь не произвожу впечатления неуверенного человека на сцене, правда? Мне этого нельзя делать, потому что зрители не прощают неуверенности. Но в жизни у меня масса проблем.

-- В книге "Аркадий Райкин в воспоминаниях современников" есть и ваша статья. Вы сами ее написали?

-- Как я мог о папе писать не сам!

-- Я хотела спросить: вы владеете пером?

-- Ну, этого я не знаю.

-- Вы упоминаете в статье, что ваша мама имела писательский талант. Он не перешел к вам по наследству?

-- Не знаю, мне трудно об этом судить. Если надо, я могу, наверное, чем-то таким заняться, но просто нет времени. При соответствующих обстоятельствах я мог бы довольно сносно делать еще что-то, но занят всецело театром.

-- Фанат!

-- Просто по-другому невозможно, чтобы тебя: учитывали, что ли. Есть такой термин в спортивном лексиконе- чтобы учитывали. Спортом ведь занимаются либо для рекорда, либо для здоровья.

-- Так вы рекордсмен?

-- Если уж со спортом сравнивать, то, конечно, мне хочется быть рекордсменом.

-- А кто должен "учитывать"? Зрители?

-- Да. И театральное общественное мнение тоже. Все это имеет значение, все это завязано в одно. Я хочу, чтобы последний бездарь не имел бы права, стеснялся, боялся бы обо мне говорить плохо на страницах газет.

Хочу добиться ситуации в театре, при которой будет неприлично высказывать что-либо непотребное в мой адрес.

-- Вы хорошо себя чувствуете у нас в Челябинске?

-- Очень хорошо. Здесь у меня друзья. Я имел дело с режиссерами отсюда, очень хорошо знаю Борю и Толю Морозовых, дружу с Наумом Орловым, ценю "Манекен". В общем, я в курсе ваших театральных дел. К тому же в свое время здесь состоялись очень важные для меня гастроли. А моя концертная деятельность вообще началась с Челябинска. Здесь такая замечательная публика, она заставила меня поверить в себя. Челябинск - вообще особый театральный город. Сегодня публика подтвердила это. Я давно у вас не был, а вообще-то готов привозить сюда все свои спектакли.

-- Знаете, о чем я сейчас подумала: вот у вас дочь Полина, 15 лет. Почти взрослая. Что, если она выйдет замуж и возьмет фамилию мужа?

-- Это совершенно ее дело.

-- Оборвется фамилия Райкиных по вашей линии.

-- Да и хрен с ней, мне как-то все равно. Я очень не люблю конструированных династий - специально сделанных, рациональных. Это либо будет, либо нет.

-- У вас по-прежнему прекрасные отношения со старшей сестрой?

-- Да. Катя работает в театре Вахтангова. Она занимается архивом нашей семьи, родительским архивом - очень сложным и интереснейшим. Она много работает в фонде Аркадия Райкина. Кроме того, она ведет дом, на себе отчасти тащит своего сына. И вообще она просто замечательная сестра. Я думаю, что этого достаточно.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет