Новости

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сикияз-Тамак, деревенька

19.05.2011
Тимофей Ежов, житель деревни Сикияз-Тамак, парень девятнадцати лет, когда в сентябре 1939 года прощался с матерью Акулиной Васильевной, с соседями, с друзьями и подружками, не знал, что не вернуться ему уже никогда домой к берегам Ая. Он был призван на действительную службу, служил до войны, воевал, уже 28 июля 1941 года, у Могилева, попал в плен и сгинул в плену.

Когда Тимофей рос в Сикияз-Тамаке, то были лучшие времена деревни: 87 дворов, колхоз, названный не иначе, как именем газеты , 870 гектаров земли, кузница, столярка, мельница, школа, церковь. Деревенский пацан Тимоша не мог не знать коновала Митрофана Ермолаевича Ворганова, а тем более кого-то из его десяти детишек. Сохранился документ, который удостоверял, что лошадь Ворганова приписана к военно-конскому участку - в те годы лошади состояли на военном учете.

Тимофей Ежов, житель деревни Сикияз-Тамак, парень девятнадцати лет, когда в сентябре 1939 года прощался с матерью Акулиной Васильевной, с соседями, с друзьями и подружками, не знал, что не вернуться ему уже никогда домой к берегам Ая. Он был призван на действительную службу, служил до войны, воевал, уже 28 июля 1941 года, у Могилева, попал в плен и сгинул в плену.

Когда Тимофей рос в Сикияз-Тамаке, то были лучшие времена деревни: 87 дворов, колхоз, названный не иначе, как именем газеты , 870 гектаров земли, кузница, столярка, мельница, школа, церковь. Деревенский пацан Тимоша не мог не знать коновала Митрофана Ермолаевича Ворганова, а тем более кого-то из его десяти детишек. Сохранился документ, который удостоверял, что лошадь Ворганова приписана к военно-конскому участку - в те годы лошади состояли на военном учете.

В 1926 году в Сикияз-Тамаке проживало 484 человека. А потом - все меньше и меньше: 226 - в 1956 году, 121 - в 1970 году, 8 человек - в 1983 году и 1 старик - в 1995 году. Вскоре и этот старик умер. Деревня обезлюдела. Приготовилась исчезать. Пропасть навеки веков.

Разве не интересно, как возникает деревня? Это же, надо понимать, - процесс! Возникает нечто новое. Вот - первый дом. Первый и единственный. С одной стороны к нему слегка примята трава - оттуда пришли первые жители. Трава примята и перед домом - будет двор. Дом сразу же определился - куда смотреть. Наверное, на речку, на уходящую вдаль долину. Лес же примыкает к задам, как бы прикрывает тылы.

Вольному воля - выбирай сам, где огород распахать, где сено косить, где корову пасти. Где на склоне выступила желтая глина, где на плешине выбелился известняк.

Улицы еще нет. Ее не будет и тогда, когда появится второй дом. И третий. И даже целый ряд. Ощущение улицы возникнет тогда, когда выстроится, параллельно, второй ряд усадеб.

Есть улица, значит, есть деревня. Тем более, если собака на улице, коза у ограды и воробьи на рябине.

Возникновение деревни - процесс веселый.

Уходящая деревня - картина грустная.

Несколько лет не было такой деревни - Сикияз-Тамак. Она умерла. Ее вычеркнули из всех списков. Оставалось ей только сгноить и развалить срубы, все затянуть крапивными дебрями:

Казалось бы, никакого спасения. Но спасение было рядом. Через три года после того как в Сикияз-Тамаке умер последний старик, здесь появился археолог Владимир Юрин. Он-то и спас деревню. Он дал ей будущее - прошлым, древностью. Той самой древностью, которую сохранили пещеры Айских притесов.

Спасение было - за рекой.

Река Сикияз течет с юга на север, с горы Песчаной на хребте Баш-Таш. Она поднимается-поднимается вдоль хребта Имантау, а потом ползет-ползет вдоль хребта Ямантау. А с хребта Ямантау в нее, один за другим, один за другим, стекают студеные родники-ручьи.

Добравшись до оконечности хребта, Сикияз выруливает на восток и, протиснувшись сквозь узкое ущелье, впадает в Ай.

Такое место башкиры называют , то есть , . Насчет вроде бы никаких сомнений. А что касается переводов слова , то они - с вариантами. Один из вариантов живописно-романтичный - . То, что , принять легко, но - пыльца: Вообще-то это можно увидеть: утренняя долина между хребтами, косые лучи солнца, а воздухе висит золотая пыльца. Но кто здесь мог бы увидеть пыльцу? Разве что пчелы? А пчел - пчеловоды-бортники?

Владимир Юрин, обходивший окрестности Сикияз-Тамака вдоль и поперек, заметил, что в долине реки всегда прохладно, поэтому травы здесь зацветают позже, держат цвет ближе к осени, когда другие растения уже отцвели. Значит, можно допустить, что долина Сикияз-Тамака давала последний мед года и тем запомнилась.

Есть соблазн поддаться впечатлению, что долина реки и ее устье - место, которое люди давно приметили и присмотрели. Высоты вокруг - едва за четыреста метров, но все же местность лесная, гористая, хребтовая. И именно здесь самая низкая точка Саткинского района - отметка всего 245 метров. Далеко ли Нургуш с его 1400 метрами на ветреной вершине? Низинка среди гор хоть и защищена от ветров, но стужа здесь, непобеспокоенная, держится дольше, чем на открытых просторах.

Кстати, Владимир Юрин допускает, что как раз на том месте, где теперь Сикияз-Тамак, какое-то время провел известный путешественник и исследователь Петер Симон Паллас. Владимир Иванович рассуждает так. Известно, что Паллас ночевал в Лаклах, а это рядом с Сикияз-Тамаком. После ночевки Паллас пробирался из Лаклов в Сатку. По пути он намеревался остановиться в деревне Биктуган, в окрестностях которой, по свидетельству местных жителей, есть пещера, в которой добывают селитру. Однако в Биктугане Паллас не нашел то, что его интересовало, и он поехал в Сатку через деревню Терменево и другие. Дело в том, что проследовать из Лаклов в Терменево, минуя устье реки Сикияз, Паллас не мог. Других дорог нет и не было.

Загадка же в том, что такой деревни - Биктуган - на картах нет. Допустимо, что была, но исчезла. Деревню Сикияз-Тамак в 1870 году заложили погорельцы четырех сел - Шубино, Шабунино, Минка и Ерал. Сначала она и называлась Шубино. Но, может быть, до того, еще во времена Палласа, то есть лет на сто раньше, на этом месте стояла деревня Биктуган, название которой, между прочим, переводится как ?

Еще одно свидетельство Юрина:

-- Как-то я собирал ягоды у деревни Сикияз-Тамак, на склоне Ямантау, где прежде стояла школа. Земляники там - удивительно много. Можно собирать лежа. И туда же за ягодами пришли женщины из Лаклов. Это меня заинтриговало: что вокруг Лаклов нет других земляничных полян? Женщины сказали, что таких, как эта, нет: . И они же сообщили мне, что эта полянка называется - как вы думаете? Могила. Почему Могила? Какая Могила? Деревенское кладбище - на другом месте. Значит, здесь какие-то более древние захоронения. Кстати, я сказал о землянике, но выше по склону много и черники. Ягодные места.

Объявление в Интернете: .

Ажиотаж! Спрос на Сикияз-Тамак большой, предложений - нет. Все раскуплено. Первым укоренился фермер Анатолий Кущев. Потом приехал челябинец Игорь Феофилов. И - пошло-поехало: Запестрела сама деревня - белыми, красными, голубыми, зелеными кровлями, автомобилями, теплицами, одеяниями. И народ зачастил весьма пестрый. Кто во что горазд. Кто пасеку поставил, кто огород вспахал, кто дом-дачу построил, кто шатер округлил. Вольница - полная. Шашлыки жарить - пожалуйста. Греть спину на солнце? Грей. Мантры петь? Пой. Отбивать дробь на барабанах? Отбивай. Молиться Иисусу? Молись. А Аллаху? Молись Аллаху. А Шиве? Можно и Шиве.

Из далекого Ейска приехал школьник Анаит Кюрегян - с дозиметром. Вся Россия знает: если Урал, то не иначе, как радиация. Измерил. Где-то вроде превышает, где-то - вроде не превышает. Где превышает - вывод: влияние , а где не превышает - вывод: влияния нет:

Конечно, нынешний Сикияз-Тамак - не продолжение прежнего. Это - второе его рождение, в каком-то новом, еще неясном облике. Пусть так. В любом случае - деревня ожила и даже имеет в виду процветание. И ладно. Главное - копошатся люди, звучит музыка, поднимается дым над кострами и трубами, лают собаки, чирикают воробьи:

Ничего этого не было бы, если бы не возникло понятие и его древности, открытые археологом Владимиром Юриным. Здесь бы быть историко-культурному заповеднику, но, увы, его нет. Наверное, мы еще не созрели для того, чтобы поднять глаза и посмотреть на мир шире. А люди всей России узнали, что где-то на Южном Урале есть не только атомный , но, по крайней мере, еще два привлекательных названия - Аркаим и Сикияз-Тамак. И едут сюда отдыхать, смотреть, размышлять, молиться:

Деревенька Сикияз-Тамак дала заповеднику все, что от нее осталось, - свое имя, и тем спаслась.

Комментарии
Комментариев пока нет