Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Южноуральский национальный феномен

17.09.2011
на тему  завершает публикацию живой, человеческой энциклопедии народов Челябинской области.

В разговоре участвуют: Луиза Алмаева - кандидат исторических наук, доцент Южно-Уральского профессионального института, академик Международной тюркской академии, первый председатель Ассамблеи народов Челябинской области; Илья Аносов - начальник управления по взаимодействию с институтами гражданского общества министерства культуры Челябинской области; Владимир Боже - историк, краевед, создатель Центра историко-культурного наследия Челябинска, его старший научный сотрудник; Равиль Гибадулин - глава Центрального района Челябинска, председатель Ассамблеи народов Челябинской области, кандидат экономических наук, профессор Южно-Уральского государственного университета; Анатолий Лобастов - кандидат культурологии, преподаватель Челябинского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ; Сергей Тимошенко - писатель, краевед, заместитель председателя Челябинского областного фонда культуры, член Петровской академии наук и искусств. Ведет заседание автор цикла  Лев Лузин.

Проходной двор

Лев Лузин: Для более глубокого понимания вопроса стоит пунктирно напомнить читателям историю заселения Южного Урала.

Владимир Боже: Начиная с каменного века, эта территория была заселена.

на тему завершает публикацию живой, человеческой энциклопедии народов Челябинской области.

В разговоре участвуют: Луиза Алмаева - кандидат исторических наук, доцент Южно-Уральского профессионального института, академик Международной тюркской академии, первый председатель Ассамблеи народов Челябинской области; Илья Аносов - начальник управления по взаимодействию с институтами гражданского общества министерства культуры Челябинской области; Владимир Боже - историк, краевед, создатель Центра историко-культурного наследия Челябинска, его старший научный сотрудник; Равиль Гибадулин - глава Центрального района Челябинска, председатель Ассамблеи народов Челябинской области, кандидат экономических наук, профессор Южно-Уральского государственного университета; Анатолий Лобастов - кандидат культурологии, преподаватель Челябинского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ; Сергей Тимошенко - писатель, краевед, заместитель председателя Челябинского областного фонда культуры, член Петровской академии наук и искусств. Ведет заседание автор цикла Лев Лузин.

Проходной двор

Лев Лузин: Для более глубокого понимания вопроса стоит пунктирно напомнить читателям историю заселения Южного Урала.

Владимир Боже: Начиная с каменного века, эта территория была заселена. Памятники того периода сейчас находят не только в области, но даже в Челябинске. То есть здесь постоянно жили люди. Они перемещались, одни племена вытесняли другие, возникала то одна культура, то другая. В старых изданиях пишут об угро-финских народах. Начиная с X века есть сведения, касающиеся этногенеза, формирования башкирского народа. Позднее рядом находилось Сибирское ханство, татары жили. То есть у нас очень много людей самых разных национальностей. В Челябинске, вплоть до строительства железной дороги, это были преимущественно русские. А к 1916 году перепись населения зафиксировала уже 30 национальностей. До 1913 года город был уникальным населенным пунктом, через который шло практически все движение в Сибирь и обратно. Многие переселенцы оседали у нас.

Лев Лузин: То есть наш край издревле был каким-то проходным двором народов и цивилизаций. Значит, все мы здесь пришлые люди, только кто-то по-явился раньше, кто-то позже.

Луиза Алмаева: Нет, все-таки финно-угры - раньше всех.

Лев Лузин: А до них?

Луиза Алмаева: Ну давайте тогда вспомним Аркаим и арийцев. Были эти - пришли и ушли, были другие - тоже ушли. Но мы должны говорить о тех народах, которые никуда не ушли, не пропали в бездне истории, а сохранились, внесли колоссальный вклад в культуру, обычаи и традиции до современного этапа. И здесь необходимо называть три группы народов, которые являются государствообразующими, - финно-угров, тюрков и славян. Они внесли колоссальный вклад в развитие Южного Урала.

Лев Лузин: Получается, что есть коренные народы, а есть:

Луиза Алмаева: :диаспоры.

Лев Лузин: Я был на заседании президиума Ассамблеи народов Челябинской области, они все сидят за одним столом. В том числе приехавшие за последние 20 лет, после распада СССР.

Равиль Гибадулин: Мы говорили об истории, а современная ситуация другая. У нас только руководитель башкирского народного центра, заместитель курултая башкир области Ралиф Каримов шутя говорит: .

Лев Лузин: То есть в гражданском и культурном смыслах мы все без оговорок южноуральцы?

Равиль Гибадулин: Конечно!

Анатолий Лобастов: Нет, так говорить, наверное, неправильно. Межнациональные отношения надо дифференцировать. Есть отношения между коренными жителями - башкирами, татарами, русскими и так далее, здесь нет проблем. Другое дело - отношения между коренными народами и мигрантами, которые в последнее время прибыли из Средней Азии, Закавказья, Северного Кавказа, Китая и других государств. Они являются представителями иных культур, с которыми диалог не очень хорошо получается. Важно помнить, что русский этнос, как в общем-то любой другой, обладает специфическим менталитетом и к не лучшим его качествам следует отнести разобщенность. Мы не обладаем той сплоченностью, которую, например, демонстрируют народы Кавказа, и не способны, как они, самостоятельно отстаивать свои права и интересы, а порой и просто защищать соплеменников от физического насилия. Считаю очень важным, чтобы власть обеспечивала защиту интересов коренного населения Южного Урала.

Лев Лузин: Анатолий Аркадьевич, социологи вашего вуза делали замеры отношения южноуральцев к мигрантам?

Анатолий Лобастов: Да. На вопрос 76,1 процента респондентов ответили, что это представители различных национальностей, нехарактерных для Челябинской области (китайцы, вьетнамцы и т.д.); 22,3 процента - переселенцы из стран СНГ; 16,3 - переселенцы из регионов, входящих в федеральные округа юга России; 12,5 - переселенцы из других регионов РФ и т.д.

Особый климат

Лев Лузин: Проблемы всегда неизбежны, но опыт работы над очерками о народах области позволяет мне говорить, что на Южном Урале сформировался какой-то особый межнациональный климат.

Сергей Тимошенко: У нас за 500 лет сложилось содружество людей. Это великое культурное достояние. В межнациональных отношениях культура играла и играет определяющую роль. Она дает возможность распахнуть ворота исторической памяти, понять эту сопричастность. Чуть больше 20 лет назад Фонд культуры способствовал созданию национально-культурных центров. И эта работа до сих пор продолжается. Цикл очерков - большая ее часть.

Равиль Гибадулин: Это огромная работа.

Луиза Алмаева: Главное в формировании культуры межнациональных отношений - не лозунг , а изучение истории своего этноса и тех, кто рядом. Народы живут во взаимном уважении, когда больше знают друг о друге. Знают богатую историю, богатую культуру. Я два года подряд со своими студентами проводила научные конференции. Одна была посвящена национальностям Южного Урала, на другой говорили о народах СНГ на территории Челябинской области. Это один из путей. Функцию просвещения выполнила и газета . Мои студенты, когда готовили доклады, пользовались вашими публикациями, ссылались на вас, Лев Николаевич. В этих материалах идет очень интересный разговор о вкладе в экономику Южного Урала разных народов. Много имен, мои студенты говорили: Мы все вместе делаем нашу жизнь.

Сергей Тимошенко: Освещение жизни разных народов имеет очень большое значение. У нас есть все возможности - СМИ, вузы. Думаю, надо чаще проводить , не стесняться говорить о серьезных проблемах. Но в целом у нас хороший климат межнациональных отношений.

Луиза Алмаева: Все это благодаря колоссальной работе общественных организаций! Межнациональный мир на Южном Урале держится на их энтузиазме, вспомните недавний вернисаж, ведь в парке Гагарина было тесно.

Равиль Гибадулин: Наклониться было невозможно! Там две площадки работали: центральная и вторая - Дома дружбы народов. Там кто только не пел - армяне, азербайджанцы, татары, башкиры. Все с интересом слушали! Таджики сделали плов, у конгресса татар - юрта, у курултая башкир - юрта.

Луиза Алмаева: Одна женщина подошла ко мне и говорит: . Все были очарованы праздником!

Равиль Гибадулин: В День города, 3 сентября, на шествии в колонне нашего района шли ассамблея, вузы, предприятия. У оперного театра показывали национальную одежду, таджикский центр культуры в Доме дружбы проводил акцию, а в финале - вернисаж. За эти два дня в городе не совершено ни одного преступления!

Лев Лузин: Все-таки у нас есть какой-то волшебный ключик к этим процессам.

Равиль Гибадулин: У меня давно мысль зреет, что в связи с тем, что пересечение здесь было, исторически сложилась какая-то особая энергетика.

Сергей Тимошенко: О состоянии межнационального взаимодействия на Южном Урале можно говорить не только по праздникам, это видно и по отношению к историческим памятникам, устному народному творчеству, литературному наследию, по межнациональным бракам и по взаимовлиянию кухонь, порой трудно сказать, где чье блюдо. Это наше достижение, культурное наследие. Его надо сохранять и развивать.

Лев Лузин: У нас возможна ситуация, как на Манежной площади в Москве?

Сергей Тимошенко: Нет! Даже если кто-то сильно будет заинтересован и выделит на это деньги. Конечно, раскачать можно что угодно, но у нас все-таки здоровая база.

Илья Аносов: Что бы ни происходило в Москве, в пределах Садового кольца, регионы не берут с этого пример. А наш край действительно уникален, это неисчерпаемая тема для историков и философов. Почему в нем нет экстремистов? Потому что они в более крупных мегаполисах, где часто можно жить не трудясь. А Челябинская область изначально труженица, опорный край державы. Когда люди работают, им не до экстремизма. Тот, кто пытается на Южном Урале возбуждать межнациональные конфликты, оказывается на свету. Резкости у нас не проходят, не воспринимаются.

А где государство?

Владимир Боже: Илья Иванович, а есть ли у нашего государства национальная политика?

Луиза Алмаева: Уважаемый президент Путин начал с того, что распустил министерство по делам национальностей. Сейчас, извините за грубость, жареный петух клюнул в одно место (произошли всем известные события), вроде бы они решили создать какую-то структуру по делам национальностей. Но пока ничего непонятно. А раз нет государственной национальной политики, мы, общественные организации, деятели культуры, ученые, должны этим заниматься.

Равиль Гибадулин: Помните, в 90-е годы Аргаяшский и Кунашакский районы заговорили о создании автономного округа на территории Челябинской области. Тогда на полном серьезе об этом заявляли, а власть смотрела на все сквозь пальцы. Когда я стал председателем ассамблеи, позвал их активистов в баню:

Луиза Алмаева: Чего, конечно, я не могла сделать.

Равиль Гибадулин: :и сказал: После парилки и застолья мы вышли, обнимаясь, друзьями. После этого они стали вести себя по-иному. Дело, конечно, не только в бане, управление администрации и все другие стали работать, объяснять, что нельзя так себя вести. А тем, кто сегодня появляется, - таджикам, узбекам и так далее, я, чтобы их не обижать, говорю, что мои родители тоже пришли на эту уральскую землю из Татарстана. Азербайджанцам, армянам и другим советую: .

Очень много сил пришлось потратить, чтобы посадить рядом руководителей азербайджанского и армянского культурных центров, которые все выясняли отношения по Нагорному Карабаху. В один момент пришлось их экстренно приглашать на заседание президиума ассамблеи. И долго-долго мирить. Мы договорились, что недружественных публикаций на Урале не должно быть. Вы там когда-то воевали, спорили, но сейчас живете здесь, в семье южноуральской. Поэтому не надо тут всего этого допускать. Может быть вспышка, и за вами другие потянутся. Для меня работа в администрации и в ассамблее - небо и земля. На ассамблею уходит больше времени и сил.

Илья Аносов: До какого-то времени у нас было министерство по делам национальностей, потом, как уже говорилось, его упразднили. Наверное, не зря, так как оно не располагало должным бюджетом. И сейчас жесткая вертикаль власти в сфере национальной политики практически отсутствует. Ее реализацией занимается Департамент национальных отношений Министерства регионального развития РФ. Сегодня это больше функции органов власти субъектов Федерации, нежели федерального центра. Практически во всех регионах есть структура с большим или меньшим статусом.

Лев Лузин: Москва вам дает какие-то установки?

Илья Аносов: Из Москвы рекомендации есть, но жесткой вертикали власти в вопросах национальной политики нет. Здесь не может быть стандартных, общих подходов, ситуация в разных регионах и республиках разная - историческая, социально-экономическая, миграционная и т.д. В этом году у нас в области национальная политика была выведена на новый уровень - вместо отдела в ГУ по печати создано управление в министерстве культуры. Сейчас мы готовим предложение, обосновываем необходимость принятия областной целевой программы развития народов Южного Урала. Все это делается с учетом поручения Президента РФ по итогам совещания в Уфе, прошедшего после известных событий на Манежной площади в Москве.

Лев Лузин: Илья Иванович, в чем все-таки содержание национальной политики? Можно ли, к примеру, у нас в области изучить родной язык?

Илья Аносов: Наше министерство образования постоянно мониторит ситуацию и создает все для того, чтобы дети татар и башкир могли изучать свой родной язык. Но я считаю, что роль государства, о которой вы все так настойчиво спрашиваете, должна быть не только политической, но и финансовой.

Лев Лузин: Видимо, денег не дают тем, у кого все относительно спокойно, как у нас.

Илья Аносов: Нет, таким путем мы не хотим ничего получать! Когда мы сегодня говорим о межнациональном конфликте на том или ином рынке, о межкультурном конфликте, то прекрасно понимаем, что там денежные интересы, и не более того. Межнациональные конфликты - это конфликты между людьми, которые представляют ту или иную нацию и являются носителями ее культуры. Но носители культуры никогда не вступают в межнациональные конфликты.

Равиль Гибадулин: Ни один чиновник вслух об этом не говорит, но между строк можно понять: чем меньше мы будоражим национальный вопрос, тем лучше. Если начнем говорить об этом, некоторые группировки станут его поднимать и выходить со своими проблемами. Илья Иванович правильно сказал, что это конфликты не на религиозной, не на национальной почве, тут сталкиваются интересы каких-то кланов, идет борьба за деньги. Соответствующие службы отслеживают, чтобы не было экстремистских проявлений. Но часто идет , когда уже что-то произошло. А надо заниматься пре-дупредительными мерами. Это встречи, , как сегодня.

Вольнодумцы

Владимир Боже: Недавно я прочитал книгу башкирского историка Акманова, он предъявляет претензии татарскому историку, который неверно, на его взгляд, пишет об антирусских движениях, связанных с колонизацией территории края в конце XVIII века. Каждый автор хочет доказать, что в этом процессе большую роль играл его народ. Акманов предлагает устанавливать памятники вождям этих восстаний не первого уровня, писать о них романы - как в России установили памятник Минину и Пожарскому и т.д. Читая книгу, я понимаю, что человек живет в другом государстве, не в том, что я. Он своей страной называет не Россию, а Башкирию. Выходит, у башкир, у которых я неоднократно бывал, с которыми общался, другие ощущения и другое представление. Значит, не отслеживает государство эти процессы. Если есть такая проблема, ее надо как минимум обсуждать и пытаться снять остроту. Есть вопрос по Тевкелеву, а в книгах, изданных в Башкортостане, говорится: изначально плоха Оренбургская экспедиция! Получается, все то, что здесь возникло, - против народа, который тут жил. Это полное фиаско политики, которая есть.

Равиль Гибадулин: Эти вольнодумцы пишут все что хотят, причем ссылаясь на недостоверные источники, по заказу.

Луиза Алмаева: Почвой для любого межнационального конфликта является неудовлетворенность национальных интересов. До поры до времени оно терпит, никто не помнит, кто какой нации, все живут мирно. Национальные чувства настолько глубоки, настолько неисчерпаемы, что не считаться с ними - преступно.

Равиль Гибадулин: Это в крови, в душе.

Луиза Алмаева: Конечно! В мире сейчас происходят бурные процессы, которые сопротивляются глобализации. Есть теория четвертого мира. На планете пять тысяч этносов. Вы не представляете, что они делают по теории Гумилева, чтобы сохранить биосферу, свое этническое, национальное. Это два противоречащих процесса - глобализация и борьба за сохранение своего этнического, самобытного. Это все надо мониторить и как-то регулировать.

Мы - евразийцы

Лев Лузин: Можем ли мы складывать свою региональную идентичность на базе стабильных межнациональных отношений, того богатства народов, которое у нас есть? Можем ли сформулировать, кто такие южноуральцы, в широком культурном контексте?

Луиза Алмаева: Совместная жизнь многих народов создала южноуральский национальный феномен. Нас объединяет любовь к многоцветию, богатству культур.

Еще не забывайте, что мы центр Евразии. В этом богатство, уникальность Южного Урала. Мы - хребет Евразии. Народы Азии и Европы тут сталкивались, смешивались.

Лев Лузин: Университет в столице Казахстана, Астане, носит имя Льва Гумилева. Перед нашим я разговаривал с председателем областного фонда культуры Кириллом Алексеевичем Шишовым, он считает, что в Челябинске давно пора издавать журнал , который был бы общим для наших стран. Необходимость евразийства понимают люди культуры, но эта идея среди политиков не востребована.

Луиза Алмаева: Евразийство могло бы стать фактором нашего регионального усиления. Но сейчас евразийская суть не нужна, она противоречит нынешней модели нашего государства.

Сергей Тимошенко: Американцы завидуют нам. Были разработки, что в связи с катаклизмами 2012 года надо пространства Урала и Сибири занять. Это будет своеобразный спасительный ковчег. Вот где мы живем!

Луиза Алмаева: Есть наука астросоциология, я в Москве курсы проходила. По их теории, на Земле есть некие космогенные зоны. То есть наиболее благополучные - это Алтай и Южный Урал.

Лев Лузин: Наша общая задача - вести себя так, чтобы не нарушить климат Южного Урала. Всем большое спасибо!

Послесловие автора

Вот и закончилось наше по планете Южный Урал. Но эта тема меня не отпускает. Да и народов, о которых не рассказал, еще очень много. Так что до встречи!

Комментарии
Комментариев пока нет