Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Не приписаны к боевым

30.09.2011
В августе 2008 года во время грузино-осетинского конфликта рядовые срочной службы из Златоуста Максим Останин и Иван Борисов участвовали в так называемой кампании по принуждению Грузии к миру. Но до сих пор не могут получить удостоверений ветеранов боевых действий.

Узнали из новостей

К моменту, когда 8 августа 2008 года Грузия напала на Южную Осетию, златоустовцы Иван Борисов и Максим Останин прослужили в армии всего два с половиной месяца (они были призваны 17 мая 2008 года). Поэтому их родители никак не ожидали, что сыновей отправят в горячую точку. По уставу, не прошедших  неоперившихся новобранцев даже в караул с оружием не имели права поставить, не то что бросить в бой.

В августе 2008 года во время грузино-осетинского конфликта рядовые срочной службы из Златоуста Максим Останин и Иван Борисов участвовали в так называемой кампании по принуждению Грузии к миру. Но до сих пор не могут получить удостоверений ветеранов боевых действий.

Узнали из новостей

К моменту, когда 8 августа 2008 года Грузия напала на Южную Осетию, златоустовцы Иван Борисов и Максим Останин прослужили в армии всего два с половиной месяца (они были призваны 17 мая 2008 года). Поэтому их родители никак не ожидали, что сыновей отправят в горячую точку. По уставу, не прошедших неоперившихся новобранцев даже в караул с оружием не имели права поставить, не то что бросить в бой. Согласно действующему законодательству, на вой-ну могли послать только контракт-ников.

Нетрудно представить удивление Ольги Петровны, мамы Ивана Борисова, когда она увидела своего сына в теленовостях на фоне боевой техники среди военных, направленных в Южную Осетию. Но пришлось поверить: фигуру сына показали крупным планом, объектив оператора на секунду задержался на его лице, и сомнений не осталось. Ольга Петровна созвонилась с сыном, и он подтвердил: едем в Осетию ( сообщал об этом 14 августа 2008 года в материале ). Позже Ольге Борисовой удалось выяснить, что в те дни в Южную Осетию было направлено 26 южноуральцев весеннего призыва.

На поле брани

-- Мы проходили курс молодого бойца в Буйнакске. Утром 8 августа после построения нас погрузили в БМП и повезли в неизвестном направлении. Сначала все думали, что это очередные учения, - вспоминает Максим Останин. - Но когда колонна попала под обстрел, стало ясно: едем на войну. Примерно после двух суток пути нас повзводно распределили по горным высотам и приказали окопаться. Сначала траншеи рыли с упора лежа, потом - с колена, а затем - в полный рост.

-- Вам была поставлена боевая задача?

-- В случае нападения мы должны были удерживать высоту у поселка Пакуэ, чтобы перекрыть доступ к Рокскому тоннелю. По нему в Южную Осетию из России перебрасывались наши войска, - пояснил Иван Борисов.

-- Приходилось отражать атаки?

-- Мы стояли на Рокском перевале примерно две недели, пока другие подразделения добивали остатки банд по лесам на территории Южной Осетии, - рассказывает Максим Останин.

-- То есть попыток атаковать перевал не было?

-- Незадолго до нашего прибытия примерно в том же районе почти полностью был разбит батальон из Владивостока, примерно 500 человек. В живых осталось около 15 бойцов.

-- От кого вам стало об этом известно?

-- Все об этом знали.

-- В случае атаки вы и ваши товарищи готовы были профессионально вести бой?

-- Со 2 июня по 21 июля 2008 года на курсах молодого бойца мы занимались сборкой-разборкой автоматов, один раз выезжали на стрельбы. Когда поехали в Осетию, у нас были гранаты и автоматы, по дороге нам выдали патроны. Мы с Иваном умели обращаться с оружием. Но многие до этого автомат даже в руках не держали. Одного нашего сослуживца вооружили гранатометом, а он понятия не имел, как им пользоваться. Вертел в руках и спрашивал: - вспомнил Максим.

В спешке военное начальство собрало солдат в поход на скорую руку. Не было палаток, бойцы спали под техникой или вовсе под открытым небом. Питание было организовано из рук вон плохо: плошка каши да стакан чая в день. Не хватало питьевой воды, отсутствовала медицинская помощь. Обувь не была приспособлена для похода: ноги у солдат стерлись до крови и распухли.

Война за права

За участие в миротворческой операции златоустовские парни получили - примерно по 21 тысяче рублей. В военные билеты им внесли соответствующие записи об участии в операции. Перед ребята зашли в штаб части и поинтересовались, как оформить ветеранские . Им посоветовали отправляться домой и оттуда послать письменные запросы в свою воинскую часть.

Так они и сделали. Вернувшись в Златоуст, пришли в военкомат, встали на учет. Спросили о порядке получения удостоверений. Им сказали: запрос сделаем, ждите. Обещанного они ждут уже три года.

За это время Ольга Борисова куда только не писала. В часть, где служил сын, в военные и гражданские прокуратуры, министерство обороны, администрацию президента. Из всех инстанций ей приходили ответы о направлении ее запроса по нисходящей вертикали или подведомственности.

Из военной прокуратуры войсковой части, где служили ребята, пришел ответ о проверке по факту их незаконного направления в зону грузино-осетинского конфликта. Из документа следовало: в Южную Осетию были незаконно направлены 77 новобранцев, в том числе Иван Борисов. Но Максим Останин почему-то выпал из этого списка. На момент отправки в зону конфликта он якобы прослужил в армии больше полугода. На самом-то деле он призывался в один день с Иваном Борисовым.

Что ж, вполне возможно, что новобранцев на той войне было гораздо больше. Кстати, никто из 26 южноуральцев ветераном до сих пор не признан. Виной всему, как выяснилось, небрежное делопроизводство в воинской части.

-- Почему Иван Борисов и Максим Останин не могут получить ветеранские удостоверения и прилагающиеся к ним льготы и выплаты? - спросила я военного комиссара Златоустовского городского округа Константина Данилова.

-- Мы не имеем права выдать ветеранские этим ребятам, поскольку в пакете документов у них отсутствует выписка из приказа командира части о непосредственном участии в боевых действиях. На наш запрос пришел ответ о том, что их часть расформирована. После этого 24 октября 2010 года в архив штаба Южного военного округа мы направили письмо с уведомлением, в котором запросили необходимые данные. Как следует из уведомления, адресат письмо получил. Однако ответа до сих пор нет, - пояснил военный комиссар.

Комментарии
Комментариев пока нет