Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Торговые воспоминания Виктора Сидого

31.08.2011
Было время, когда весь Челябинск и вся область знали это имя - Сидой. А лет двадцать назад, после громких , оно кануло в небытие. Пропало. Но недавно Виктор Трофимович Сидой позвонил мне и сообщил, что хочет подарить свою книгу. Книга называется

Было время, когда весь Челябинск и вся область знали это имя - Сидой. А лет двадцать назад, после громких , оно кануло в небытие. Пропало. Но недавно Виктор Трофимович Сидой позвонил мне и сообщил, что хочет подарить свою книгу. Книга называется .

Мы встретились, и возникло намерение поговорить и вспомнить о торговле былых времен. И напомнить о В.Т. Сидом, которому исполнилось 75 лет и который все эти годы не сидел сложа руки.

Нет нужды обелять, а тем более идеализировать человека, который много лет работал на поприще торговли. Все у него есть, как и у всякого,- и слабости, и ошибки, и просчеты. Но есть и заслуги, которые несправедливо перечеркивать. Кроме того, В.Т. Сидой - человек своеобразный, с богатым жизненным опытом и непростой судьбой.

Виктор Трофимович, скажите, пожалуйста, вы сами торговали, стояли за прилавком, обслуживали покупателей, рассчитывались с ними? Это было?

Когда мы в 1954 году приехали в Челябинск, мне было 17 лет, и я решил устроиться на тракторный завод. Хотел получить рабочую профессию.

Причаститься к рабочему классу?

Да. Пошел в отдел кадров, но меня не приняли. Предложили подрасти и прийти позднее. Порекомендовали профессионально-техническое училище.

И что потом?

У нас в семье был старенький велосипед, и мне нужна была какая-то запасная часть. И в магазине, где сейчас , встретил знакомого - продавца. Он предложил: . Так я стал работником торговли. У меня никогда не было планов работать продавцом, я хотел быть рабочим. Но предложение было соблазнительным. Дело в том, что мы жили на пятом участке ЧТЗ, в комнатке, которая была ванной, и было нас восемь человек. И мы спали в ней в три смены.

До войны мы жили на Украине, в 30-е годы три человека умерли с голода, и тогда меня отдали на прокорм маминому брату, дяде. А когда началась война, дядю забрали на фронт и я оказался никому не нужным. И всю войну я скитался по Украине, по деревням, по городам: Бродяжничал. Попрошайничал.

А как потом вас отыскали?

В 1944 году до моей двоюродной сестры дошли слухи, что я скитаюсь в Сумской области. Однажды ко мне подходит женщина и говорит: . Я, конечно, обрадовался.

Отец мой с войны вернулся живой. И ему сообщили, что я нахожусь в Сумской области. Он нашел меня у сестры. Мы играли в чику и смотрим, идет военный. Сумка через плечо. Награды на груди. Подходит к нам и спрашивает: Я соскочил: . . А у меня уже не было надежд на то, что у меня есть отец, мать, семья. И вместо того чтобы броситься отцу на шею, я побежал к деревне и на бегу кричал, что папа при-ехал. Когда добежал до сестры, а там было километра два, от крика потерял голос и не могу ей ничего сказать. Но она увидела на дороге военного и все поняла. Так я встретился с отцом.

До 1954 года мы жили в Кустанайской области. Там я учился до девятого класса. И в том году переехали в Челябинск.

А теперь мы возвращаемся к тому времени, когда вы стали учеником продавца.

Да, я стал учеником продавца, а еще учился в вечерней школе. В десятом классе. В первое время мне было стыдно работать за прилавком - сам высокий, а прилавочек низенький: Это была секция мотоспорттоваров, в подвале нынешней .

В своей секции я за полгода запомнил все запасные части к мотоциклам и велосипедам. Наименования, номер детали, прейскурант: Какая, где и как применяется. Я буквально увлекся этим. И, скажу вам, был неплохим продавцом в течение полутора лет.

А потом меня привлекли к общественной работе. И мне понравилось быть активным. В 1956 году меня как победителя в конкурсе представили к награде - значку . И этот значок мне вручал министр торговли Дмитрий Васильевич Павлов в Москве. И еще был подарок - фотоаппарат. А в следующем году меня единогласно избрали секретарем комсомольской организации.

В это же время началось движение за коммунистический труд. И началась работа по созданию комсомольско-молодежных бригад, за высокую культуру торговли, за внедрение самообслуживания. И мы первые в Российской Федерации применили в универмаге открытую выкладку. Выставили парфюмерно-косметические товары на прилавок, чтобы покупатели могли сами выбрать, что им нужно. К нам сбежался весь город - посмотреть, в самом ли деле товары можно взять в руки. Теперь это кажется странным, но в те времена это был прогресс в торговле.

Потом стали переходить на единую бригадную материальную ответственность: один за всех и все за одного.

А меня перевели из учеников в продавцы, потом - в старшие продавцы, потом - в инспектора по организации торговли.

А много было тогда в торговле мужчин?

Немного. Пять человек на весь универмаг. Один - из старшего поколения продавцов. Фамилия его Севастьянов. К нему мы ходили учиться. Нам было интересно, как он общался с покупателем, как пытался ему угодить, предлагал то одно, то другое.

Потом - новые инициативы. Мы выступили инициаторами Всесоюзного соревнования за коммунистическое отношение к труду в торговле, и наши обязательства были опубликованы в газете . Меня пригласили в Москву, где я рассказывал о нашей инициативе на заседании в ЦК комсомола. Мне дали пять минут. В гостинице я всю ночь перед зеркалом отрабатывал свое выступление. Утром мне позвонили, что в десять часов меня ждут в ЦК. А я Москвы тогда не знал, и мне прислали машину. Это была для меня большая честь: я, простой продавец, - в Москве, в ЦК комсомола:

Но вскоре в моей жизни произошли перемены. Меня пригласили и сказали: надо ехать в Магнитогорск, универмаг. Это 1960 год.

Еще холостой?

Холостой еще. Дипломат в руке, подаренный мне ребятами из . Не сказать, что меня в Магнитке встретили с раскрытыми объятиями. Что я сделал прежде всего? С первых же дней встал за прилавок. Закончив свои кабинетные дела, в конце рабочего дня шел в секции, надевал халат и начинал торговать. Магнитогорцы приходили смотреть, как это - директор стоит за прилавком. Я выбирал наиболее секции - продажа товаров в кредит, продажа телевизоров, холодильников, мебели, хозяйственных товаров.

Директором Магнитогорского универмага я работал шесть лет, до 1966 года.

Все еще холостой?

Нет, встретил дорогую, женился. Она была у нас в универмаге рассыльной. Начальник отдела кадров попросил: тут девушка из большой семьи, надо бы помочь: В семье одиннадцать человек, достаток известный. Девушка оказалась на редкость способной. Всех нас и не только нас поразил ее приятный бархатный голос. Через некоторое время она у нас стала диктором универмага. А потом победила на конкурсе дикторов Магнитогорского телевидения. И стала его первым диктором. А пути наши пересеклись в горно-металлургическом институте. Я все-таки намеревался поменять профессию на более , перейти на комбинат. И поступил в институт. Туда же поступила и Зоя. Там мы и встретились.

Но тут же мне позвонили из обкома партии и взять документы из горно-металлургического института. А если учиться, то в аспирантуре, по торговой специальности. Вскоре - разговор был короткий - я был назначен заместителем начальника областного управления торговли. И поступил в аспирантуру. Зоя тоже переехала в Челябинск - диктором телевидения, а потом, по семейным обстоятельствам, стала работать в облисполкоме, в отделе наград, где служит уже четыре десятилетия.

И начались события, которые вы описываете в своей книге.

Да, решить все наши проблемы из кабинета областного масштаба было невозможно. И к 1971 году мы пришли к выводу, что внедрять наши идеи и наработки нужно на местах. Поэтому я предложил объединить все универмаги области и перевести меня на должность директора этого объединения. Чтобы универмаги Челябинска, Магнитогорска, Златоуста и другие показали образцы торговли для всех. Мы должны были первыми внедрять и осваивать все прогрессивное в торговле.

А чуть позже, в 1975 году, головным предприятием стал торговый центр. Я курировал и строительство самого здания. Помню, как мы его открывали. Нечем было его заполнить! И я вынужден был собрать товары со всех других универмагов, положить на полки хотя бы по одному наименованию, чтобы не было пусто. Но в первый же день покупатели все смели:

Более того, оказалось, что в стране нет современного торгового оборудования для наших восьми потребительских комплексов и секций самообслуживания. Пришлось открыть торговый центр на старом оборудовании. Потом, побывав у нас, председатель правительства РСФСР М.С. Соломенцев дал команду поменять оборудование. Команда была дана, но практически выполнить ее было невозможно. С заместителем председателя облисполкома А.П. Дороховым мы выезжали в Москву, обращались во все инстанции, но ничего не добились. И уже перед отъездом домой позвонили Н.С. Патоличеву, министру внешней торговли, попросились на прием. Он нам тут же: . Мы сдали билеты и поехали в министерство внешней торговли. Нам отвели пятнадцать минут, а пробыли мы там два часа. Николай Семенович работал у нас в области в годы войны, и ему было интересно узнать все новости, вплоть до урожайности и надоев молока. Тогда нам было выделено финансирование для закупки оборудования в Югославии. Там мы его и закупили.

О всех перипетиях не расскажешь: К примеру, мы пять раз готовили кадры для торгового центра и пять раз их распускали - по 500, по 800 человек. Это было связано с тем, что специалисты опасались, устоит ли здание на своих четырех опорах. Боялись убрать подпорки, потому что приборы показывали оседание купола. Но когда подпорки все-таки убрали, купол и не шелохнулся.

Торговый центр был на всю страну лучшим предприятием, где по крупицам собирался опыт, за которым к нам приезжали со всей страны, где проводились всесоюзные ярмарки сквозных бригад. Мы работали увлеченно и часто принимали неожиданные решения. Например, однажды пригласили в торговый центр поэта Константина Скворцова, художника Алексея Смирнова, архитектора Владимира Глазырина, музыканта Валерия Ярушина. Разговор с ними был очень полезным. А одно из последствий - . У нас был случай консультироваться с Сергеем Герасимовым и Тамарой Макаровой. Приглашали мы к себе и модельера Вячеслава Зайцева.

Ярмарки сквозных бригад отличного качества каждый раз превращались в настоящие праздники. Из Москвы и Ленинграда, из Риги и Ташкента, из Вильнюса и Тирасполя, из Еревана и Львова, из многих других городов бригады отличного качества везли в Челябинск свои товары. Это было начало большого дела, которое, к сожалению, не удалось довести до конечного результата.

А потом наступили другие времена.

Да, потом начались гонения. И все 98 были подхвачены прессой. Мы подали в суд, который разбирался два года и все факты признал не соответствующими действительности. Газета была вынуждена принести свои извинения.

Виктор Трофимович, согласитесь, в свое время вы были человеком очень влиятельным. Почти всесильным.

Да, я имел влияние.

И было много зависти. Особенно всех беспокоили слухи о некоем складе, где .

Склад был. Вы знаете, почему мы его устроили? К нам часто обращались с просьбами людей, которые уезжали на съезды, смотры, конкурсы или за границу. Чтобы не водить их по всем секциям, мы собрали товары, прежде всего одежду, в один склад. Да, там я обслуживал и жен начальников. Так сложилось и так повелось. И отказаться от этого я не мог. А сам я что-то имел с того? Имел. Имел больше возможностей решать вопросы торговли. В том и была моя влиятельность. Виноват был, я думаю, не Сидой, а пресловутый дефицит. В нем была и наша сила, и наша беда.

Виктор Трофимович, как вы смотрите на сегодняшнюю торговлю? Согласитесь, все очень изменилось. Все стало наоборот. Магазинов в несколько раз больше, и все заполнены товарами. Не завидно?

В последние годы я торговлей не занимался. Двадцать лет своей жизни отдал тому, чтобы построить в Чебаркуле завод по переработке мусора. Все у нас есть: и современная отечественная технология, и проект, и инвестор, а начать строительство нельзя. Все упирается в вопрос о земле и всякие другие формальности. Жаль, такой завод Чебаркулю очень нужен.

А что касается современной торговли, то теперь любо работать, все есть: и прекрасные магазины, и оборудование, какое хочешь, и товары со всего света. У нас было четыре процента импорта, все остальное - свое, а теперь, пожалуй, наоборот. Все-таки это ненормально, когда овощи завозятся из далекого зарубежья. Есть и продавцы, хотя, я думаю, наши были профессиональнее. Есть и покупатели, но совсем другие, чем в наше время, и не такие денежные, как тогда. Замечу, что сегодняшняя торговля еще не достигла своей зрелости. Она все еще остается . Даже торговый центр является не чем иным, как сборищем лавок.

Наверное, у каждого времени своя торговля.

Комментарии
Комментариев пока нет