Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Любовь на пуантах

16.07.2003
Виктор Максимов и Ольга Панчехина - самая гармоничная пара балетного Челябинска

Ольга Панчехина, выпускница Саратовского хореографического училища, ведущая солистка театра, - балерина яркая, техничная и стабильная. За нее всегда можно было быть спокойным и не сидеть в зале, как это иногда бывает, в напряжении: сделает - не сделает, упадет - не упадет. Она танцевала все ведущие партии репертуара. Среди них Кармен, Китри в "Дон-Кихоте", Эгина в "Спартаке", Мирта в "Жизели", Лиза в "Тщетной предосторожности", Зарема в "Бахчисарайском фонтане", Толгонай в "Материнском поле", всех не перечесть. То есть репертуар, вполне тянущий на звание народной артистки.

Виктор Максимов и Ольга Панчехина - самая гармоничная пара балетного Челябинска

Ольга Панчехина, выпускница Саратовского хореографического училища, ведущая солистка театра, - балерина яркая, техничная и стабильная. За нее всегда можно было быть спокойным и не сидеть в зале, как это иногда бывает, в напряжении: сделает - не сделает, упадет - не упадет. Она танцевала все ведущие партии репертуара. Среди них Кармен, Китри в "Дон-Кихоте", Эгина в "Спартаке", Мирта в "Жизели", Лиза в "Тщетной предосторожности", Зарема в "Бахчисарайском фонтане", Толгонай в "Материнском поле", всех не перечесть. То есть репертуар, вполне тянущий на звание народной артистки. Звания же она так и не получила, но когда приезжали московские критики, танцевать ставили именно ее.

Сейчас она - педагог по классическому танцу в Театре современного танца Владимира Поны, известном не только в России, но и во многих странах. Дважды театр становился обладателем высшей театральной премии "Золотая маска".

Виктора Максимова приняли в Пермское хореографическое училище в 20 лет. Случай совершенно уникальный. А в 44 года, после выхода на пенсию, его в качестве танцовщика (!) и по совместительству массажиста пригласил руководитель санкт-петербургской балетной труппы Виктор Корольков на гастроли по Швеции, Германии, Франции, Лихтенштейну. Когда он первый раз выехал за границу, ему пришлось делать массаж жене импресарио московской группы, с которой они встретились в Баден-Бадене. И ее супруг пригласил Виктора в качестве массажиста в поездку по Ирландии и Англии в группу Рудольфа Нуреева. С тех пор Максимов уже объездил полмира, побывал даже в Японии. Сейчас он работает в московской труппе народного артиста России Валерия Лантратова, с которым познакомился в одной из поездок. В последнее время два раза в год Виктор ездит в основном в Америку уже в качестве педагога-репетитора и массажиста.

-- У каждой семьи есть своя, неповторимая история любви. Расскажите вашу.

-- Виктор: Говорят, есть в человеке что-то, что притягивает именно к нему и чего ты не можешь объяснить. Это могут быть глаза, особый поворот головы. Я практически сразу знал, что Ольга будет моей женой. Я только что приехал в Свердловск, работал в кордебалете. И вот репетиция "Спящей красавицы", вальс гостей. Мне указывают мое место, зачитывают фамилии девчонок, которых я еще не знаю. Играют вступление, и в это время кто-то кладет свою руку на мою. Я сразу понял: это рука моей жены. Очень мягкая, чуть-чуть прохладная. Но я ей поначалу не понравился. Я же нахальный, резкий, колючий, всегда был остроумным, несколько циничным, резал всю правду в глаза, что многим не нравилось. Но, может быть, это было для того, чтобы привлечь к себе внимание.

-- Ольга: Он начал меня буквально преследовать, постоянно приходил к нам в комнату, где я жила еще с двумя балеринами. Но он внешне мне не нравился. Это не мой тип мальчиков, взгляд его черных глаз, пристальный, какой-то демонический, смущал и даже иногда пугал. Потом постепенно мы начали разговаривать, беседовать. Он оказался совершенно другим человеком, нежели казался внешне. И постепенно меня начало к нему притягивать. У меня раскрылись глаза, он показался мне даже красавцем.

А предложение сделал весьма буднично, так сказать, в рабочем порядке. Просто мы гуляли и шли мимо загса. Он говорит: " Ну что, жениться-то будем? Давай зайдем. Попробуем. Поживем пару месяцев, не получится - разбежимся". Вот и разбегаемся до сих пор.

-- Вы все время вместе: и на работе, и дома, и в отпуске. За столько лет не надоело?

-- Виктор: Мне никогда не бывает скучно. Я считаю это одним из показателей совместимости людей - когда не скучно вместе молчать. Когда они при этом все понимают и им совершенно не обязательно ничего говорить. У нас это было сразу.

-- Ольга: Самая длинная разлука была, когда Витя на четыре месяца уезжал в Японию. Это, оказывается, так тяжко. Потому что я без него, как маленький ребенок: не знаю, например, что делать, куда бежать, звонить, если что-нибудь в доме случится. Он знает и делает все, и в магазин ходит тоже он. А без него, оказывается, два кочана капусты трудно донести. Единственное, чего он не умеет, - это заполнять квитанции за квартиру и за свет и журнал посещаемости в художественной гимнастике, где он работает. Это делаю я. Мне всегда было с ним легко, надежно, как за стеной. И друг от друга мы никогда не уставали благодаря тому, что он все время разный. Мы чрезвычайно редко разговариваем серьезно, все время смеемся, дома одни шутки. Даже когда ссоримся, а это бывает чрезвычайно редко, мириться первым идет он и всегда все переводит в шутку.

-- Как вы овладели специальностью балетного педагога?

-- Виктор: Вначале у меня не было такого желания. Я просто хотел, чтобы моей жене было легче танцевать. Я приходил на женские уроки, смотрел и анализировал, почему не получается именно у нее, что мешает конкретно ей. Потому что для каждого человека в классическом танце для всех движений нужны совершенно разные замечания. Все устроены по-разному, и исполнение того или иного движения зависит от пропорций тела, длины ног, голени, бедра, реакции, вестибулярного аппарата. И, пробуя многократно все на своей жене, я постепенно выработал особую систему. Это очень отличается от того, что требует официальная школа. Но результат достигается быстрее. Я нашел многочисленные подходы, совершенно иные приемы, переосмыслил классический танец. Внешне это смотрится так же, согласно классическим канонам, но становится эффектнее, красивее, стабильнее, мощнее при минимальной затрате сил. Гениальный педагог Ваганова говорила, что классический танец - это не догма и что классический балет должен в дальнейшем развиваться.

Одна из лучших моих учениц - это, конечно, Татьяна Предеина, с которой я занимаюсь семь лет. Балерина такого уровня украсила бы труппу не только России, но и мира. В Челябинске меня до сих пор официально не признают и к официальной работе не подпускают, может быть, потому, что у меня нет специального образования, звания или лауреатства. Хотя как педагога меня признают ведущие солисты Большого театра, Кремлевского балета, артисты всех московских групп, с которыми я гастролирую. Я часто езжу давать уроки в Екатеринбург, консультирую даже по телефону. А в Челябинске я не нужен.

Так же как и с массажем. У Оли заболели ноги, а времени попасть к штатному массажисту не всегда хватало. И я попробовал делать это сам. Поняв, что у меня получается, начал читать специальную литературу, изучил финский, шведский, восточные, спортивный массажи. У меня постепенно выработался свой стиль, в руки пришло чутье. И десять лет я не отказывал ни одному человеку в театре, накапливал опыт, мастерство. Потом освоил еще и косметический массаж, курсы которого я сейчас регулярно езжу проводить в Екатеринбург, меня там ждут и задолго записываются в очередь. И надо сказать, что балет мне в жизни материально ничего не дал, исключительно - руки.

-- Ольга: Началось все с Вити, который указывал мне на какие-то мои просчеты. Он анализировал как педагог, а я как исполнитель на себе проверяла его замечания, его метод. Мы очень скрупулезно работали над каждой мелочью. Я все слушала, копила, очень хорошо освоила его систему, все замечания пропустила через себя.

Давать уроки я начала еще в театре. У нас тогда была ленинградский педагог Нонна Березина, которая иногда, когда не могла прийти, просила меня ее заменить. Надо сказать, что никто не сопротивлялся. Нонна Михайловна мне сказала, что девочки к ней подходили и говорили, что они все довольны. Потом, когда я ушла из театра, работала в художественной гимнастике. Я, конечно, знаю школу, знаю, как ставить детей. Но в гимнастике же совершенно другие задачи, чем у артистов балета, хотя нужна и выворотность, и чтобы тянулись стопа, колени. И все время я советовалась с Виктором, который уже имел опыт работы с гимнастками. Он подсказывал, как подойти к исполнению и лучше подать то или иное движение.

А потом, в мой день рождения, Тамара Борисовна Нарская привела Владимира Романовича Пону, который организовывал тогда свой ансамбль. И он по рекомендации Нарской пригласил меня на работу педагогом по классическому танцу.

-- Виктор, говорят, у вас совершенно невыносимый характер и что исключительно из-за вас Ольга так и не получила никакого звания. Как она это воспринимала?

-- Виктор: Если рассмотреть всю мою жизнь, то меня все время считали дураком. Не в смысле, что я глупый, а не такой, как все: "И что ему надо?" Можно было прожить более выгодно с точки зрения материальной, положения в театре, лишний раз нужным людям сделать массаж или говорить не то, что думаешь, чтобы не было проблем. То есть делать то, что делают многие. Я никогда этого не умел. А нужно, наверное, было иногда хотя бы просто молчать. Но если я вижу мерзавца, я всегда говорю, что это мерзавец, если вижу, что это плохо, так и говорю: "По всем канонам классического танца вы - не балерина". А с точки зрения карьеры, я Ольге, конечно, сильно навредил. Но иначе не мог. И она всегда была за меня.

-- Ольга: Он просто никогда не думал, как его поступки будут выглядеть со стороны, что они могут отразиться рикошетом на мне. Меня это не шокировало, я понимала, что он делает. Он помогал людям, делал массаж, подсказывал, если видел, что человек способный, но не знает, как что-то правильно делать, исполнять. Кому-то это не нравилось. Якобы он лез не в свое дело. Как-то перед 30-летием театра, в то время, когда в Москву посылалось много документов на звание, меня вызвали и сказали: "Мы не знаем, что с тобой делать: твой муж ведет себя отвратительно, от него весь театр трясет. Ты умная женщина, поговори с ним, подумайте, на тебе это может плохо отразиться". Возмущение этой несправедливостью было таково, что мы были в этом возмущении совершенно едины. При чем тут моя работа и мой муж? Неудобным людям везде непросто, не только в театре, вообще в жизни.

Татьяна ЖИЛЯКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет