Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Аргаяшские землянки

15.11.2011
На Ирину Изилянову и ее детей едва не обрушился потолок. Сначала они увидели трещины, как на реке во время ледохода. Затем змеиные полосы от углов стремительно сместились к люстре. Послышался треск, потолок разверзся и стал извергать..

На Ирину Изилянову и ее детей едва не обрушился потолок. Сначала они увидели трещины, как на реке во время ледохода. Затем змеиные полосы от углов стремительно сместились к люстре. Послышался треск, потолок разверзся и стал извергать... Нет, не лаву, а черный, слежавшийся еще с предвоенных лет шлак.

Виктор РискинГеннадий Ярцев

Аргаяшский район

Гнилая обитель

На фасаде желтоватого двух-этажного здания вывеска: . Но это фикция. На самом деле это давно жилой дом. Впрочем, понятие надо произносить с некой оговоркой. Во всяком случае, в квартире № 4 по улице Гагарина, 78, жить невозможно. В этом мы убедились, поднявшись на второй этаж. Стучаться или звонить не было смысла: дверь приоткрыта, внутри орудуют рабочие, зашивая свежей дюймовкой потолок. В соседней комнате с деревянным перекрытием было уже покончено. Зато невыносимо сифонило из покореженного оконного проема. Стоящая под ним батарея отдавала ледяным холодом.

-- Да она никогда и не грела, - дала оценку отопительному прибору подошедшая хозяйка - 38-летняя преподаватель школы искусств Ирина Изилянова. - Окнам тоже требуется ремонт, в наружной стене сквозная дыра, и, похоже, ее никто заделывать не будет. Старая вытяжка сгнила, и демонтировать ее не собираются.

К Ирине Константиновне мы приехали по ее письму в редакцию. Она писала о невыносимом положении, в котором сейчас находится. Как сказала Изилянова, дом построен еще в 40-е годы прошлого века. Изначально это был постоялый двор для заезжих железнодорожников. Затем переделали под вечернюю школу. А 35 лет назад перепланировали под жилые квартиры, поставив прямо на пол межкомнатные перегородки. С двумя маленькими детьми Изилянова переехала сюда в 2003 году.

-- Ни администрация района, ни школа нам жилья не давали, - говорит Ирина, - вот и пришлось здесь обосноваться.

С ведрами - во двор

К тому времени наша героиня развелась с мужем, который стоял в очереди на благоустроенную квартиру. Поэтому все житейские тяготы ей пришлось нести в одиночку: в том же году Ирину Константиновну убедили приватизировать квартиру, несмотря на то, что износ жилища составлял 45 процентов. После этого стопроцентная ответственность за содержание и ремонт легла на ее хрупкие плечи. Запутанная история тянется до сих пор. Не только на квартиру, но и на весь дом нет технического паспорта, что не дает возможности провести комиссионную оценку степени износа на сегодняшний день. Но и без этого основополагающего документа понятно, что дом больше смахивает на двухэтажную землянку, чем на благоустроенное жилье... Обшарпанный, весь в трещинах фасад, подъезд с покосившимися лестничными маршами, затхлый запах. Все, что течет, сливается в подвал, поскольку канализация прогнила, отчего этим незамысловатым благом цивилизации никто не пользуется (содержимое ведер из туалета и кухни выносят в бак на улицу). Кроме одной квартиры на нижнем этаже, где самостоятельно проложили трубу. А о ледяном холоде из не держащих тепло многощелевых рам, убитом потолке и едва живых батареях мы уже говорили. Кроме того, представив себя на месте беспристрастной комиссии, отметили зловеще расползающиеся трещины уже по потолкам кухни и соседней комнаты. Не исключено, что в ближайшее время повторится.

А теперь, внимание! Как вы думаете, какова плата за проживание в этом ? Четыре тысячи рублей в месяц выкладывает педагог за такой ! Плюс тысячу платит за нагоревшие от обогревателя киловатты электроэнергии!

Бабушка, мы умрем!

Увы, но ситуация с домом на Гагарина не единична в Аргаяше. Нашумевшая история с 70-летней жительницей райцентра Нурией Тимербаевой дошла до президента Дмитрия Медведева. В своем письме она рассказала главе государства о полуразрушенном доме, где вынуждена жить с 5-летним внуком. Износ жилища - 75 процентов. Пенсионерка стояла в очереди на благоустроенное жилье с 1975 года, но документы в районной администрации были утеряны. В очередной раз собрать бумаги и встать в очередь удалось лишь в 1993 году. Но за последующие 18 лет жилищные условия только ухудшились.

-- Наш дом продуваем ветрами, - пишет Нурия, - дыры в стенах заткнуты тряпками, потолок сильно провис, грозит обрушениями, крыша протекает. Печь развалилась. В землянке и то лучше и теплее. Мне 70 лет, в доме нет воды, хожу с ведрами к ручью, дров тоже нет, нечем топить. Кирюша часто меня спрашивает:

Многочисленные обращения к заместителю главы по ЖКХ, а затем к главе района Исрафилю Валишину ни к чему не привели. Реакция местных властей наступила лишь после письма губернатору Михаилу Юревичу. Вот когда Нурия Тимербаева получила ответ от главы района. Ей снова предложили сдать пакет документов, чтобы убедиться: дом непригоден для жилья. .

Сама виновата?!

Как проинформировала редакцию ведущий специалист комитета по управлению имуществом Аргаяшской администрации Татьяна Миронова, Нурия Хусаиновна обращалась к ней несколько раз.

-- Я не могла включить ее ни в одну из жилищных программ, - объяснила Татьяна Александровна, - она не инвалид, не . И даже к программе социального развития села не подходит, поскольку пенсионерка. Просила ее собрать пакет документов, хотя бы для дочерей. У нее две дочери, обе не работают. Ребенка, по-видимому, вообще бросили... Я все-таки побудила ее собирать документы. Написали заявление на межведомственную комиссию. Члены комиссия выехали, признали дом непригодным для проживания. Они же мне рассказали, что дочери ведут асоциальный образ жизни. В доме абсолютно не приложены руки. Ни печки, ни туалета... Как только хоть одна из дочерей устроится на работу, то ее как заявителя можно будет включить в программу социального развития села. Органы опеки хотели забрать ребенка, но бабушка его не отдает. Пока же, повторюсь, сама Нурия Хусаиновна тянет со сбором документов. У меня на руках, кроме акта и заключения межведомственной комиссии, ничего нет.

Что касается хозяйки квартиры по Гагарина, то, как пояснила Татьяна Александровна, ей выделено на ремонт 70 тысяч рублей.

-- Ее мы включим в программу по соцразвитию села до 2013 года, - обнадеживает Татьяна Миронова, - она является нуждающейся и в ближайшие дни будет поставлена на учет.

Все это хорошо. Но хотелось бы услышать от представителей власти пояснения, куда делись документы той же Нурии, утерянные аж 36 лет назад? Не исключено, что еще тогда, в советское время, она бы получила жилье! И почему никто не ответил за бюрократическую глухоту в течение последних 18 лет? Что касается Ирины Константиновны, то с проваленным потолком она прожила целый месяц (до сих пор ютится у знакомых), поскольку ее футболили (нет денег!) поочередно из районной администрации в поселковую и обратно.

Пора признать: грандиозные реформы ЖКХ терпят крах. А лакмусовой бумажкой являются подобные истории, когда люди не могут найти справедливости на местах и пишут про рухнувший потолок в редакцию, а о разваленной печке - президенту.

P.S. Когда материал был подготовлен в номер, стало известно, что Нурие Темирбаевой и ее внуку выделена однокомнатная квартира из маневренного фонда. Благоустроенное жилье находится на той же улице Пушкина, где стоит дом Нурии Хусаиновны, рядом с детсадом, куда ходит пятилетний Кирюша. Администрация района предоставила для переезда транспорт и грузчиков. Квартиру через какое-то время можно приватизировать, и, что примечательно, прежний дом с приусадебным участком остается за Темирбаевыми.

Комментарии
Комментариев пока нет