Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Уильям Брумфильд: "Сыростан - любовь моя"

02.08.2003
Американский профессор давно увлечен русской архитектурой, а теперь и южноуральской

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

Позавчера пришло электронное письмо из США. Уильям сообщил, что уже вернулся домой из длительной поездки по России. И интересовался итогом моей беседы с ним. Итог - вот он, перед вами, уважаемые читатели и земляки.
Он посвятил свою жизнь тому, чтобы понять тайну русского деревянного зодчества.

Американский профессор давно увлечен русской архитектурой, а теперь и южноуральской

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

Позавчера пришло электронное письмо из США. Уильям сообщил, что уже вернулся домой из длительной поездки по России. И интересовался итогом моей беседы с ним. Итог - вот он, перед вами, уважаемые читатели и земляки.

Он посвятил свою жизнь тому, чтобы понять тайну русского деревянного зодчества. Считает, что нашел огромное сокровище, мимо которого другие проходят равнодушно. Но одновременно взвалил на себя огромное бремя, ведь это сокровище требует постоянного внимания.

И в нашу область он приезжал с подобной миссией - обследовать памятники местного зодчества вместе с представителями Челябинского научно-производственного центра по охране исторического и культурного наследия.

-- Господин Брумфильд, а что, собственно, заинтересовало вас на Южном Урале? Обычно местные жители стремятся получать впечатления за границой или в других регионах страны.

-- Каждое место на Земле имеет специфику. Так и у вас в области: здесь есть уникальные памятники церковной, бытовой и промышленной архитектуры прошлых веков, своеобразные образцы зодчества советского периода. В Кыштыме меня восхитил Белый дом - усадьба Демидовых, а также древние деревянные дома, в которых живут староверы. Много необычного в городе Касли. Но самое большое впечатление произвел на меня поселок Сыростан с его прекрасно сохранившимися постройками. Верхнеуральск находится в стороне от железной дороги, и поскольку там не слишком интенсивно развивалась промышленность, хорошо сохранилось историческое ядро города с деревянным зодчеством. Челябинские коллеги сообщили мне, что в прошлом году 50 объектов Верхнеуральска объявлены памятниками истории культуры. И работа в этом направлении будет продолжена. Тем более, что этот проект поддерживает глава района Игорь Сурменев. Я встречался с ним, он энтузиаст. Очень важно сохранить облик Троицка. Нужен такой проект экономического развития, в который бы органично вошло восстановление исторических памятников. Это взаимодополняющий процесс.

Все места, которые я повидал, удивительны. Но проблемы там большие. Все они как бы замерли и дремлют. Там не бурлит жизнь. Прежде всего эти городки должны заниматься благоустройством. Чтобы там появились ярмарки, ресторанчики, лавки ремесленников. В области должны поощрять посещение таких городов в качестве объектов для семейного туризма.

-- Получается, что вот приехал господин Брумфильд и скоро весь мир сможет увидеть снимки наших исторических мест на вашем сайте. А уральцы даже не догадываются, какая красота таится у них под боком.

-- Местные коллеги делают колоссальную работу с точки зрения просвещения и пропаганды. Я строю свою работу на том "фундаменте", который они уже создали. Инна Кочкина, директор НПЦ Челябинской области, и Валентин Оленьков, доцент кафедры архитектуры ЮурГУ, - одержимые в своем деле люди и большие профессионалы. Мы много рассуждали о том, как сделать, чтобы все эти памятники сохранились, ведь они имеют историческую, культурную, учебную и познавательную ценность. Это важно, потому что никто так уже не построит. Такую резьбу, деревянное зодчество, которое сохранилось в глубинках, не повторить. Буквально на каждой территории свой почерк. Каждый раз раскрываются новые рисунки, новые формы образующие. Ввиду отсутствия финансирования не вся область у вас обследована. Материалов мало. И все потому, что это раздел культуры, который совершенно не финансируется. Замечу, что сейчас ваша область может похвастаться только лишь относительно хорошим состоянием дорог между населенными пунктами. Впрочем, это уже кое-что.

Я рад, что побывал здесь, хотя прежде Челябинск в мои планы не входил. А почему? - спросил я себя. - Все-таки Южный Урал - граница между Европой и Азией. И еще меня вдохновил маршрут Прокудина-Горского, который бывал здесь в начале XX века. Знаете, кто это? Это русский горный инженер, именно он открыл цветную фотографию. Он провел обзор одиннадцати регионов, в том числе и Южного Урала, где сделал много снимков. После революции уехал за границу и увез все материалы. Спустя много лет Национальная библиотека конгресса США выкупила их у наследников Прокудина-Горского. На сайте библиотеки можно увидеть фотографии Челябинской области 1910 года, есть там и снимки Златоуста. Я рад, что открыл это сотрудникам областной публичной библиотеки, где побывал с визитом. Кстати, они делают героическую работу по пропаганде исторического наследия Южного Урала. Я привез много специальной литературы, а также свои авторские книги и передал это в дар библиотеке. Что привело сотрудников в восторг: у них таких материалов не было. Надеюсь, для ученых, студентов, специалистов это чрезвычайно полезная информация. В общем, пусть и через 30 лет, но я приехал в ваши края. Здесь я отснял около 30 фотопленок. Снимки можно будет увидеть на сайте библиотеки конгресса США frontiers.log.gov.

-- А где еще?

-- Они войдут в мой архив, будут доступны ученым и широкой публике. Возможно, выпущу отдельный буклет. Подготовлю их и для своей очередной фотовыставки. Ни единого кадра, ни одной записи не пропадет. Это огромная работа, и я бы ее не делал, если б не думал о перспективе. Я читаю лекции в музеях многих стран для огромных аудиторий. Жаль, что там почти ничего не знают о русской культуре! К счастью, ситуация постепенно меняется, я чувствую это по возрастающему интересу к моим книгам о России.

-- Скажите о Челябинске. Каким он вам показался с точки зрения современной архитектуры?

-- Это, конечно, не Нижний Новгород с его своеобразием, но у вас активно строят, город развивается. Хотелось бы улучшить положение с областной картинной галереей. Но этот вопрос, как мне сказали, решается. Из архитектуры советского периода особенно понравилось одно здание с башенками, с лоджиями в Златоусте на улице Маркса. Кто там жил? Элита партийная или передовики производства. Такие строения я называю архитектурой победы. Мне и в Челябинске показали подобное здание с ротондой, эркерами на улице Цвиллинга. Мы поднялись в ротонду и увидели нечто сказочное! А ведь это сталинский неоклассицизм и ампир. Как историк я чувствую страшные токи от того периода. Но как сильны были некие иллюзии благополучия, внушаемые посредством архитектурных форм. Они, наверное, нужны были и всегда будут нужны. Хотя это опасный вопрос. Однако я ощутил невероятную грусть при виде, в общем-то, гениальной архитектуры сталинского классицизма. Это как классицизм заброшенных домов на юге США. Иллюзии, обреченные на провал: А ностальгические настроения, между тем, появляются. Это один из элементов восприятия архитектуры, особенно архитектуры руин - особого жанра европейской культуры. Царица Екатерина II даже специально создавала в Царском Селе псевдоруины, потому что их вид возбуждает глубокие мысли о судьбе человека и нации. Как ни парадоксально, это здание в Златоусте возбуждает такие же чувства, хотя это не руины.

-- Ну, а "хрущевки", другая страница Челябинска, по-вашему, очень печальная?

-- Нужная страница. В больших городах, даже мировых столицах Нью-Йорке и Лондоне, для несостоятельной части населения государственные учреждения строят жилье на простом уровне. Надо пережить этот этап. Слава Богу, вашим архитекторам удалось отстоять центр Челябинска, он остался нетронутым, на эту территорию практически не допустили новостроек.

-- Какое у вас любимое место на Земле?

-- Мне всюду интересно. И живу я в очень интересном городе - Новом Орлеане в штате Луизиана. Хотя редко там бываю. Но мои корни там, я южанин. И очень древние корни. Я по происхождению стопроцентный англичанин. Мои предки приехали в Америку в начале XVIII века. Кстати, между южной культурой США и русской культурой очень глубокие, многогранные связи. В романах Достоевского и Толстого я нашел сходство с сочинениями Фолкнера и других писателей юга Америки.

-- Уильям, вы изучаете зодчество. А в каком доме вы живете?

-- Ни в каком. У меня скромненькая квартира при университете. Я нарочно сделал такой выбор: в любой момент могу собрать чемодан, двери закрыть - и в путь. Мне нужна свобода от быта. Мое основное имущество - в кабинете в университетском здании: мои компьютеры и книги, географические карты, справочники. Боюсь одного: не успеваю. Я уже достиг того возраста, когда думаешь о том, чтобы все успеть. День и ночь сижу за работой. У меня даже машины нет, меня возят при необходимости. Слава Богу, что есть друзья и коллеги, причем во многих городах и странах. Они понимают меня и помогают, чем нужно. Хотя считают, что я совершенно сумасшедший человек.

-- Наверное, не сумасшедший, а просто особенный. А личная жизнь Брумфильда - это древнерусская архитектура. Какие "изюминки" вы в ней находите?

-- В русских традициях - олицетворять строение с чем-то живым. Например, наличник - это око, через которое воспринимается внешний мир и представляется внутренний мир людей, которые живут в этом доме. В Сибири и на Урале сохранились наличники удивительной красоты и разнообразия. Они солидные, торжественные. Ставни есть и в США, особенно на севере, это древняя традиция. А вот наличники - отличительная деталь русского деревянного зодчества. И еще. Ни в одной стране нет такого чистого рубленого стиля, как в России. Шатровые или ярусные формы деревянного храма - это тоже чисто национальное достояние. Знаете, у меня было много приключений за те десятилетия, что я езжу в Россию. Я ведь проехал от Мурманска до Владивостока и Благовещенска. Помню, отправился в Архангельскую область, чтобы увидеть уникальную церковь. Была лютая зима, пурга, снегу по пояс. Меня везли по зимнику 200 километров под вой ветра. Приехали за полночь, и я увидел чистое небо и северное сияние. А потом красивейший и очень сохранный храм! А Соловки: Святое место! Оно хранит столько человеческих трагедий, столько невероятных историй. Там особая аура, это чувствуется. Впрочем, бывая в России, я это испытываю всюду. Друзья шутят: "У тебя, - говорят, - русская душа". n

Досье "Челябинского рабочего"

Профессор славистики университета Тулейна в Новом Орлеане, где он также преподает в архитектурной школе, провел две недели в Челябинской области, причем впервые. Хотя Россию посещает более 30 лет. Год назад его даже избрали членом Российской академии архитектуры. В США и других странах мира он славится как непревзойденный специалист по российской архитектуре, за что в 2000 году удостоен международной премии Фонда Гуггенхейма.

Он автор многих работ по русской архитектуре. Лекции по этой тематике читает в музеях Северной Америки и Европы.

Любовь к русской культуре и истории началась с его юношеского увлечения Достоевским. А еще он хороший фотохудожник. Пристрастие к фотографии, считает Уильям, ниспослано ему свыше. Как дар, необходимый для того, чтобы как можно выразительнее донести до человечества изображения рукотворных чудес. Фотовыставки Брумфильда по русской архитектуре постоянно экспонируются в музеях и галереях всего мира. Он издал не одну книгу по этой тематике, и все они проиллюстрированы его черно-белыми или цветными снимками. Его многолетняя коллекция фотографий из России (а он объездил почти всю страну) вошла в собрание фотоархива Национальной галереи искусств в Вашингтоне. Это единственная такого масштаба и рода фототека на Западе. Кстати, когда Брумфильд едет во Францию, Англию и другие страны, фотоаппаратуру с собой не берет.

Комментарии
Комментариев пока нет