Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вторая жизнь Хлебинки

07.08.2003
Став хозяином земли, фермер возродил родное село

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск-Верхнеуральск

- Виктор Петрович, деревню Хлебинка назвали по речке?
- Наверное. А может быть, речку назвали по деревне.
Как бы то ни было, есть в Верхнеуральском районе речушка Хлебинка, впадающая в Курасан, приток Уя. И стоит на этой речушке деревня Хлебинка, едва ли десяток домов, но, правда, новых, скорее коттеджи, чем избы.
Деревни Хлебинка, в которой родился и вырос крестьянин Виктор Петрович Фомин, двадцать лет не существовало на белом свете.

Став хозяином земли, фермер возродил родное село

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск-Верхнеуральск

-- Виктор Петрович, деревню Хлебинка назвали по речке?

-- Наверное. А может быть, речку назвали по деревне.

Как бы то ни было, есть в Верхнеуральском районе речушка Хлебинка, впадающая в Курасан, приток Уя. И стоит на этой речушке деревня Хлебинка, едва ли десяток домов, но, правда, новых, скорее коттеджи, чем избы.

Деревни Хлебинка, в которой родился и вырос крестьянин Виктор Петрович Фомин, двадцать лет не существовало на белом свете. В 70-е годы тысячи деревень Советского Союза лишили всяких перспектив, то есть приговорили к погибели. В их числе была и Хлебинка. Сначала увели из деревни скот, потом перегнали технику. Люди остались без работы. Деваться некуда...

-- Домкратами избу поднимали с завалинки, под сруб подсовывали бревна и, как на санях, увозили дома, - вспоминает Виктор Петрович. - Переселялись в соседние деревни. Кто в Краснинск, кто в Смирновск. И наш дом так перетащили. А было домов шестьдесят.

Казалось бы, пропала Хлебинка на веки вечные. После армии Виктор Петрович два года в Магнитогорском аэропорту, по армейской специальности, с самолетами возился, потом жена переманила в родной ей Подольский - механизатором пахал-сеял, отделением управлял. Управлял, а хозяином не был. Когда до Подольского долетели ветры перестройки, взял в аренду 1000 гектаров - на четверых. Год отработали от пахоты до пахоты, взяли хороший урожай, а когда до денег дошло, председатель возмутился: у вас заработок выше моего! И наполовину срезал. Значит, и арендатор - не хозяин. И тогда Фомин нацелился на фермерство. Собрал все семейство: отца с матерью, четырех братьев и трех сестер, их мужей и жен. Всего человек шестнадцать. Если слить все паи, а тогда на пай приходился 21 гектар, то наберется под 350 гектаров. Для начала - подходяще.

А где та земля? Как где? Хлебинка-то, родная, пустует. Там и просить землю. Вернуться в свою деревню...

Больше десяти лет прошло с тех пор. Известно, как оно - начинать с нуля. В поле успевать и в деревне строить-обустраиваться. На том самом месте, где стоял отцовский дом, Виктор Петрович поставил родителям домишко. А себе отвел место поближе к реке. И дом построил скорее городской, чем крестьянский. Огромная кухня-столовая со стенными шкафами. Вода в доме, ванная, туалет. И телевизор на тумбочке. Словом, все удобства, без скидок.

Каждой семье поставили дом. Правда, не обошлось без разногласий и обид. Кое-кто отделился. Теперь в хозяйстве Виктора Петровича шестеро, скажем так, акционеров: у самого - 50 процентов, у младшего брата Сергея - 30 и у четверых еще по 5 процентов. Пашни, вместе с арендованной, а также сенокосами и пастбищами, - под 3000 гектаров. Что тебе прежнее колхозное отделение. Весь набор техники на машинном дворе. Только что купили новый трактор, волгоградский. Два "Кировца", белорусские тракторы. Автомобили. Семена новых сортов, в том числе твердых пшениц. Минеральные удобрения. Гербициды.

-- А урожай?

-- В этом году осень покажет. Пока хлеба неплохие. В прошлом году каждый гектар дал 32 центнера. Год был тяжелый. По грязи сеяли, по грязи убирали.

-- А финансы?

-- В прошлом году была прибыль. Правда, небольшая.

Таков крестьянин Виктор Фомин. А теперь я хочу поставить его, Виктора Фомина, слева, а справа от него - все сельское хозяйство России и сказать: достаточно понять фермера Фомина, чтобы понять все наше сельское хозяйство.

Пусть скажет фермер Фомин:

-- Сегодня хозяева жизни не те, кто производит продукцию сельского хозяйства, а те, кто ее перерабатывает, а еще больше - те, кто ее перепродает. Как-то сдавал я семенную пшеницу, чтобы рассчитаться за кредит. Договорились: 10 тонн по 1900 рублей за каждую. А когда пошел получать деньги, мне говорят: не 1900, а 1200 рублей. И так всегда. Причин находят много. Скидки - за клейковину, за очистку, за погрузку, за разгрузку...

Другой случай. Недавно возил мясо продавать, тоже надо было гасить кредит. В Остроленке много перекупщиков мяса - туда и поехал. А куда еще? Договорился: свинина, пять голов, по 40 рублей. Ладно, колю. Привожу. Он выходит, сразу делает скучное лицо. Полог открыл - отворачивается: а я у тебя не возьму. Как не возьму, мужик, мы же договаривались. Лето же на дворе, не зима. Куда мне с мясом? "Нет, не возьму - оно у тебя жирное". И что теперь делать? "А там, на бугре, другой мужик, он берет, за 35 рублей". Куда деваться, поехали к тому мужику. А к нему не сразу попадешь. Надо ждать. Наконец, выходит и тоже через губу: так, по 30 рублей. Пришлось отдать пять голов по 30 рублей. А он сдаст моих свиней по 60 рублей. А на рынке свинина - по 100 рублей. Такие дела. Прямой сговор. Дурят нас, как хотят.

Давайте прикинем. В городе килограмм хлеба стоит 12 рублей. Если бы из этих денег нам, крестьянам, перепадало 4 рубля, мы жили бы нормально. Но нам дают 1 рубль, а то и 80 копеек. Это справедливо?

Нет, крестьянин Виктор Фомин из деревни Хлебинка не открыл никаких секретов. О несправедливости уже десять лет кричат все деревни России, в стране нет ушей, которые бы не слышали эти вопли, но все звуки пропадают в ушах.

Деревня уже не просит о помощи, не заикается о дотациях, она умоляет об одном: дайте продать свою продукцию - не в унижении, а в уважении.

Какой же у нас рынок, если он не может даже это, прямую свою обязанность - выдать обоснованную цену на хлеб, мясо и молоко, на продукты первой необходимости?

Проблемы нашего сельского хозяйства не на старте, не на дистанции, а на финише. У нас нет проблем производства продукции полей и ферм, у нас проблема ее реализации. Не в том задача, чтобы произвести, а в том, чтобы продать. Если нельзя продать, то не хочется и производить.

Остается произнести еще одно слово: государство. Мол, кроме него, некому. Ему бы вмешаться. Но, судя по всему, государству перекупщики ближе, чем крестьяне. На него надежды мало. Надежда - на Хлебинку. На то, что она - редкий случай - возродилась.

...А в Хлебинке - хорошо. Речка с двумя прудами, за рекой - зеленые горушки с торчащими из дерна камнями, за горушками - березняки, вокруг тихо, просторно, высокое небо, воздух, пахнущий травами. Невольно позавидуешь Виктору Петровичу Фомину... n

Комментарии
Комментариев пока нет