Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Моя 55-я параллель

29.03.2012
Я уезжаю. Дорога у меня длинная. Не знаю, когда вернусь.Я отправляюсь в путешествие. В кругосветное.

Я уезжаю. Дорога у меня длинная. Не знаю, когда вернусь.Я отправляюсь в путешествие. В кругосветное. Да, вокруг земного шара. Но только по 55-й параллели. Мне предстоит преодолеть по ней 23 000 километров. Я пойду на запад, а вернусь - с востока.

ет ничего проще объяснить, почему я выбрал именно эту широту. Я живу в Челябинске, который расположен на 55-й широте. И мне интересно, что еще есть на этой окружности, от которой до экватора 6095 километров, а до Северного полюса - 3903. Разве это не интересно?

Я буду передвигаться - по карте. То есть мысленно над 55-й параллелью. Над ее равнинами, горами, реками, морями и океанами. Над ее городами и селами. Между прочим, на этой широте и сама Москва. Если точнее, на параллели 55 градусов и 45 минут.

Впрочем, нечего долго рассуждать. В дорогу!

ервый вопрос: откуда стартовать? Из Челябинска, конечно. Но:

Если быть точным, 55-я параллель проходит по самому югу Челябинска. Она пересекает озеро Синеглазово - его самый южный, заболоченный берег. Если взять севернее на 5 минут (или на 10 километров), то есть 55 градусов и 5 минут, то линия этой широты пройдет как раз посредине озера Смолино, пересечет поселок Федоровка, уже в водах Шершневского водохранилища коснется мыса, на котором устроился сад , за водоемом проскочет по северному краю поселка Полетаево II, тут же форсирует реку Миасс и уйдет дальше на запад.

Еще на пять минут к северу широта 55 градусов и 10 минут пройдет так: Чурилово, карьер южнее озера Первого, ЧТЗ, сад , улица Труда, северный край соснового бора, мельзавод, река Миасс, дачные поселки севернее Шершней, Ситниковый лог, озеро Большой Кременкуль.

Широта 55 градусов и 15 минут проходит мимо озера Круглое, через ЧМК, перекресток улиц Сталеваров, Металлургов и Хлебозаводской, по улице Дружбы, мимо карьера и сразу же через Миасс. По сути, весь Челябинск расположен слегка к северу от 55-й параллели.

Для старта я выбрал центр города - широту 55 градусов и 10 минут. В сущности, мне можно выйти из редакции на улицу Труда и отправиться в путь. Я так и сделал. Сразу же уточню: дальше, на масштабах, я не смогу улавливать эти 10 минут и вынужден буду придерживаться ровно 55-й широты.

онечно, на первых километрах мне все знакомо. Уже за городом я пересекаю Ситников лог с его прудами, прежде безлюдный, а теперь застроенный едва ли не до поселка Садовый. Много лет во все времена года мы с фенологом Сергеем Борисовичем Куклиным ходили по этому логу, посещая примеченные нами куртины венериного башмачка в цвету или дурманящие заросли борщевика сосновского. Много чего давал нам лог увидеть и послушать , особенно по весне. Мы же дали логу имя, отыскав Полину Григорьевну - дочь Григория Сидоровича Ситникова, бывшего хозяина старинного прудка в логу. У этого прудка, покрытого ряской, заросшего водорослями и окруженного постаревшими вербами, мы обычно разводили костерок и пили чай. А чуть позже была опубликована и фотография Ситникова, этого закоренелого бородатого человека с упрямой усмешкой в глазах. Но нет уже Куклина, да и лог уже не тот.

Ручей Ситникового лога втекает в Миасс, который я перехожу между деревеньками Костыли и Трифоново. А чуть южнее, у деревни Кайгородово, - остров, который мы с тем же Куклиным назвали Соловьиным. Разбив палатку, мы там ловили окуньков, вбирали в себя медовые запахи цветущей черемухи, варили уху и допоздна у костра слушали майских соловьев.

Четыре километра по березнякам - и опять Миасс. И он же - еще через 16 километров. Здесь, на излучине, - деревня Байгазина. 20 лет назад мы тут останавливались - редакционная экспедиция, шедшая от истока Миасса. Мы искали пугачевское кладбище в березовой рощице. По преданию, в мае 1774 года Емельян Пугачев ждал встречи с Салаватом Юлаевым, чтобы обсудить совместные действия. Пугачев уходил от преследования, но не ушел. В сражении у Байгазиной, у переправы через Миасс, полегли многие пугачевцы. Тут их и похоронили. В поисках кладбища мы подъехали к ферме. За жердяной оградой беспокойно кишел табун лошадей. Но вдруг табун рассыпался, и появилась девушка. Мы ее позвали. Она осторожно подошла к ограде. В одной руке она держала кнут, а в другой - корзинку подсолнечника. Мы готовы были ко всему, но не к тому, что перед нами возникнет красавица. В самом деле, смуглое, слегка лицо девушки было прекрасно. Мы спросили ее имя, и она назвалась: Булякай. Она на этой ферме, на кумысной, доила кобылиц.

-- Булякай, где пугачевское кладбище?

-- Здесь, рядом.

Она привела нас к прекрасным березам, под которыми из трав торчали серые, белые и черные камни, покрытые пестрыми лишайниками.

деревни Кулукаева переправляюсь через Миасс, который отсюда поднимается к северу, к Кулуево, и еще дальше - к Аргазям.

До озера Малое Миассово - ни одной деревеньки. Ни одной. Только южнее, у Карасинских прудов, - деревня Большая Куйсарина. На моей карте степная равнина бела. Изредка она покрыта зелеными пятнами березняков. Пересекаю озеро как раз посередине, через перемычку (и границу Ильменского заповедника) перемещаюсь в озеро Большое Миассово. Озеро - шедевр, один из озерных шедевров Южного Урала.

ак-то я провел несколько прекрасных дней на северном берегу Большого Миассово. Как раз там, где стоят домики биофизической станции Тимофеева-Ресовского. В одном из них нашлось место и мне. Лесничий Петр Тимофеевич Тимонов открыл мне двух-этажный особняк, в котором располагалась станция. Кабинет с балконом выходил к крутому берегу. Подолгу я бродил по гамма-полю. Это - зеленая поляна, с одного ее края на бетонном блоке стоял свинцовый контейнер, в котором находился радиоактивный кобальт. От контейнера тянулся трос, и система блоков позволяла издали открывать и приподнимать кобальт, чтобы облучить ящики с разными растениями. К тому времени из ящиков выросли огромные ели, сосны, всякие кустарники. Так Тимофеев-Ресовский и его сотрудники (в самом начале атомной эры) изучали влияние радиоактивности на живые организмы. В последний день командировки я ранним утром с рюкзаком за спиной отправился по тропинке, через Ильменский хребет, - в Миасс. Как обнаружил я теперь, эта тропинка проходила как раз по 55-й параллели. И по ней я, как и в прошлый раз, вышел к северной окраине Машгородка. А тут, за рекой Миасс, - прекрасный Тургояк. Еще один наш шедевр. И еще одна приятная неожиданность. У меня был случай, когда мне надо было попасть на остров Веры, и сторож базы Анатолий Яковлевич Колоткин согласился переправить меня туда на байдарке. И мы поплыли. Это было незабываемо. Вода - рядом. Можно рукой черпнуть. А то заглянуть в ее зеленоватую 30-метровую глубину. Анатолий Яковлевич - пенсионер, но молодой, он сторож, но в недавнем прошлом испытатель морских ракет. И я всю дорогу выспрашивал его о стартах из океанских пучин. А еще он признался, что мечтает побывать на Байкале и даже . Ну что ж, он мечтал, а я уже в дороге. По той же байдарочной линии я мысленно переплываю Тургояк, у острова Веры всматриваюсь в берег - не стоит ли там Вера, и дальше, по горам-лесам, прямиком на Златоуст, через его пруд, через усадебную застройку. О Златоусте мне, к сожалению, почти нечего сказать. У меня есть портреты-наброски разных городов и сел Южного Урала, но Златоуста среди них нет. Впрочем, был у меня очерк о крылатых конях Ивана Бушуева, о булатных клинках Павла Аносова, а о современном Злато-усте - не пришлось.

На моем безлюдном пути поселок Куваши и река Куваш, как раз в том месте, где Куваш вливается в Ай, чтобы вместе с ним подняться до Кусы. Но мне не туда, а на запад, к Бердяушу, у которого река Большая Сатка между горами и сопками упрямо течет на север, к Порогам, чтобы за ними впасть в тот же Ай.

У Новой пристани - подвесной мост через Ай, а ни намека на пристань. Когда-то Южный Урал был державой водной - со своим флотом, моряками-лоцманами, судами-барками, верфями и пристанями. Когда отсюда по Аю, Уфе, Белой, по Каме и Волге на большой волне сплавляли коломенки-барки, то было событие международного отклика.

Межевого я в очередной раз переправляюсь через Ай, а через 5 километров пересекаю его дважды - до Алексеевки и сразу же у Алексеевки. Наконец, я встречаю Ай еще раз у Сикияз-Тамака.

От Златоуста до Сикияз-Тамака - Айское место. На этом расстоянии я пересек Ай шесть раз, не считая Большой Сатки, его притока. Здесь - владения Ая. Здесь ему принадлежат все воды, а значит, и все земли.

У Сикияз-Тамака на какое-то время прощаюсь с тем Южным Уралом, который хорошо знаю, и ступаю на территорию незнакомой мне Башкирии. 17 километров до Насибаша ни селеньица, ни домишка. Только две пересекающиеся дороги - из Лаклов в Насибаш и из Урманчино в Шаряково. Здесь на карте почти нет зелени, только белая равнина. Недалеко от Насибаша - долина реки Юрюзань и на ней большой и благополучный поселок Малояз, который я как-то проезжал. А за ним - не сказать, что горы, но плато с отметками плюс-минус 400 метров. На этих просторах, говорят, встретить медведя вероятнее, чем человека. Чуть к северу от моей широты деревня Биянка, потом река Миньяр и где-то к югу город Миньяр, потом река Аша и где-то к югу город Аша.

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет