Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бедные потомки богатого Утябая

17.04.2012
Жители старинной башкирской деревни Утябаева пытаются сохранить свои засыхающие корни.

Геннадий Ярцев

Виктор Рискин

Аргаяшский район

Впервые с этим древним поселением мы познакомились заочно в школьном музее Аязгуловского сельского поселения, в состав которого входит Утябаева. Нам показали генеалогическое древо основателей и потомков рода кочевника Утябая. Оно насчитывает до десяти поколений, уходя корнями на 300 лет назад.

На работу - за 30 верст

21-летний Дамир Абдрахманов работает оператором линии на , переименованном недавно в .

Жители старинной башкирской деревни Утябаева пытаются сохранить свои засыхающие корни.

Геннадий Ярцев

Виктор Рискин

Аргаяшский район

Впервые с этим древним поселением мы познакомились заочно в школьном музее Аязгуловского сельского поселения, в состав которого входит Утябаева. Нам показали генеалогическое древо основателей и потомков рода кочевника Утябая. Оно насчитывает до десяти поколений, уходя корнями на 300 лет назад.

На работу - за 30 верст

21-летний Дамир Абдрахманов работает оператором линии на , переименованном недавно в . Сменный график почти как на железной дороге: день-ночь, сутки - отдых. До места службы в Ишалино (за 30 километров) и обратно доставляет рабочий автобус.

Жена Альбина - тоже оператор птицефабрики. В настоящее время сидит дома по случаю рождения ребенка. Мальчика назвали Динаром. И не случайно.

-- Динар обозначает не только старинную арабскую монету, - объясняет Дамир, - но и богатство.

Займет место сестры

Мать Альбины, Бибинур Шарифуллина, родилась в соседней деревне Назырова. В местном отделении совхоза по малолетству поработать не успела: он развалился. Пришлось осваивать профессию сапожника на обувной фабрике в Кыштыме. Но производство свернулось еще в постперестроечное время.

С 2000 года Бибинур живет в Утябаева на единственной улице Центральной. Из благ цивилизации одно электричество. Все остальное государство родному селу, о котором так печется на словах, забыло предоставить. А потому деревня без воды, газа, тепла и работы спасается самостоятельно.

Та же Бибинур с безработным мужем Жавдатом, бывшим трактористом, дочкой, зятем и тремя внуками (шестилетней Вилией, трехлетним Вадимом и уже знакомым нам одномесячным Динаром) вынуждена содержать натуральное хозяйство: корову, овец, кур.

-- Вообще-то у меня пять внуков, - поправляет Бибинур. - Это трое детей дочери и двое - сына Руслана, который живет в соседней Назырова. Как с малыми внуками живется? Да прекрасно! Что может быть лучше продолжения нашего рода!

Но с продолжением есть проблемы, а именно: с устройством в детский сад. Ближайший находится в пяти километрах от деревни. Туда, в Аязгулова, возят Вилию. А вот Вадиму места нет, но обещают предоставить в течение нынешнего года. Можно предположить, что это случится ближе к осени: Вилия пойдет в школу, а освободившееся место займет братишка.

Великолепная семерка Уракановых

На просьбу рассказать о селе, его истории и жителях Бибинур предложила съездить к старожилам. И вот мы в доме Уракановых - Гайши Абдулхаковны и Ширнияза Бикмухаметовича.

-- Сама я из Нызырова, - охотно рассказывала о себе 83-летняя Гайша, - а замуж вышла за утябаевца. Приехали, стали жить в родительском доме, а он вскоре сгорел. В 50-х отстроились заново, а в октябре 1970-го сладили большой новый дом.

С размерами не ошиблись. Как раз впору, чтобы взрастить и поставить на ноги... семерых сыновей! А от них получить 15 внуков и 6 правнуков. Все сыновья вышли в люди. Живут и работают кто в Кыштыме, кто в Новогорном, кто в Аргаяше. Из великолепной семерки лишь 45-летний Рауль остался в той же деревне. Должность у Рауля почетная и уважаемая жителями всех окрестных поселений - егерь! Не только он, но и другие сыновья непременно навещают отчий дом, помогают родителям.

А уж они, Гайша с Ширниязом, натерпелись. Когда в войну в деревне остались одни старики, они подростками пахали на единственном тракторе и быках. Сеяли вручную. Ребятня подносила семена взрослым, а те, как в глубокую старину, разбрасывали из короба зерно в только что поднятую ими же пашню.

После войны оба закончили ФЗУ. Гайша работала в отделении местного колхоза. Была полеводом, скотницей, дояркой. А глава будущего семейства прошел заводы Карабаша и Челябинска. А потом вновь вернулся на землю, сев за рычаги трактора. Получается, что всю жизнь наши герои добросовестно трудились на благо родины. Только оценила ли она их труды по достоинству?

-- У Ширнияза пенсия девять тысяч рублей, - рассказала Гайша, - а у меня - семь...

От Ситдыка до Гайши

В доме на улице Центральной меньше всего рассчитывают на милости государства. Гайша и Ширнияз до сих пор содержат хозяйство - овечек, корову. А за ними самими ухаживает невестка - жена Рауля Оксана Николаевна. Причем не только как родственница, но и как официально оформленная сотрудница управления соцзащиты, занимающаяся уходом за пожилыми людьми.

Наши старожилы - прямые потомки основателя деревни Утябая. Их фамилия на ветвях генеалогического древа, составленного энтузиастами-краеведами школьного музея центрального села Аязгулова.

-- Наши предки известны давно, - не без гордости заявляет Гайша Абдулхаковна. - В их честь в Аязгулова даже Сабантуй провели. Из всей родословной я могу назвать по памяти лишь моего прадеда Ситдыка, деда Мирзу, ну и, само собой, отца Абдулхака.

Ну а мы, посчитав саму Гайшу и детей с внуками-правнуками, пришли к выводу: ее генеалогическое древо состоит из девяти колен. Разве городские могут похвастаться таким богатством?! Другое дело, что кроме этого наследства ничего другого, более материально ощутимого, ни у Уракановых, ни у других утябаевцев нет и в помине.

А есть ли будущее у самой деревни, если из семи сыновей той же Гайши в деревне остался только Рауль? Похоже, отсутствие работы и низкий уровень жизни не предполагают ее дальнейшего развития. Разве что дачники (их здесь уже две семьи) пустят здесь новые корни. А прежнее древо, скорее всего, останется красивой схемой на листе школьного ватмана в краеведческом музее Аязгуловского поселения...

Комментарии
Комментариев пока нет