Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бизнес кинул Ункурду

20.08.2003
Жителей удаленного села оставили без работы и без перспективы

Виктор РИСКИН
Нязепетровский район

Сказка кончилась
Началась эта история три с половиной года тому назад. Тогда две челябинские компании - ЗАО "Ферросплав" и ЗАО "Урал-ВИМ" - решили выпускать новую для региона продукцию - глазированные сырки. Построили при Ункурдинском молокозаводе цех, назвав его "Агро-Н", закупили прибалтийскую линию. И продукт пошел со скоростью 3000 сырков в час. Вскоре "Снежок" стал призером конкурса "Молочные сладости-2001".

Жителей удаленного села оставили без работы и без перспективы

Виктор РИСКИН

Нязепетровский район

Сказка кончилась

Началась эта история три с половиной года тому назад. Тогда две челябинские компании - ЗАО "Ферросплав" и ЗАО "Урал-ВИМ" - решили выпускать новую для региона продукцию - глазированные сырки. Построили при Ункурдинском молокозаводе цех, назвав его "Агро-Н", закупили прибалтийскую линию. И продукт пошел со скоростью 3000 сырков в час. Вскоре "Снежок" стал призером конкурса "Молочные сладости-2001". Товар 15 видов продавали в нескольких областях - Челябинской, Свердловской, Курганской и Тюменской. "Агро" было "сырковым" монополистом, и конкурентов на горизонте не предвиделось.

-- Идея производства глазированного сырка, - рассказывает директор производственно-торговой компании "Объединенные молочные заводы" Александр Дицель, - принадлежала генеральному директору ЗАО "Ферросплав" Сергею Ивановичу Малько. Хоть он и занимается ферросплавами, но питает неподдельный интерес к молочной продукции. В общем, все шло на ура, пока не появились трудности.

По словам Александра Робертовича, трудности были объективного свойства. Во-первых, цех расположен далеко от Челябинска - за триста километров. Во-вторых, не стала устраивать местная сырьевая база. В-третьих, появились конкуренты. Вот-де и приходится демонтировать оборудование, перебираясь поближе к Челябинску - в Пласт.

Ну, с конкурентами все ясно. Расчухали столичные и прочие бизнесмены что почем и наводнили рынок продукцией не менее, а то и более привлекательной, чем ункурдинский "Снежок".

А вот с первыми доводами хочется поспорить. Разве сразу не было ясно, что Ункурда - самая крайняя точка на севере области? И уж если вы забрались туда, то как раз в расчете на солидную сырьевую базу. Вокруг села - с десяток молочных совхозов, рядом Башкирия с тем же молоком. Так нет же, с год назад хозяева "Агро-Н" отреклись от местных поставщиков сырья и переключились на мягкий сычужный творог из Свердловской области - основной компонент сырка. Почему это произошло, скажем чуть ниже.

Пока же позволю себе высказать одну догадку. В такую даль челябинские предприниматели поехали не только ради близости молочных рек. Было еще одно, на мой взгляд, немаловажное обстоятельство. Село до появления ферросплавщиков было безработным. Сырковый цех дал работу 45 ункурдинцам. А когда люди живой рубль не каждый день в глаза видят, то 1500-2000 целковых для них - сказочное богатство. Так что дешевая рабочая сила - серьезный аргумент в пользу размещения производства в далеком селе. А теперь сказка кончилась, дешевая сила в полном недоумении и даже отчаянии. Именно ее звонок в "Челябинский рабочий" и побудил нашего корреспондента намотать на колеса три с гаком сотни километров туда и обратно.

Брошенные

Тяжело было беседовать сразу с тремя десятками растерянных людей. Их глаза смотрели на приезжего газетчика с надеждой и доверием. А ни того, ни другого я им гарантировать не мог. Разве что предложить высказать свою боль.

-- Пусть выплатят задолженность по зарплате за три месяца, - сказал машинист компрессорной установки Николай Кочев. - И пусть определяются с нами: или сокращают, или как. А то мы находимся в подвешенном состоянии.

-- Нет зарплаты, не платятся и налоги в Пенсионный фонд, - поддержала товарища по несчастью заместитель главбуха Валентина Еловскова, - а у нас немало людей предпенсионного возраста. Вот и представьте, что их ждет при начислении пенсии. Причем налоги не выплачиваются гораздо дольше, чем зарплата.

-- Когда три года назад нас решили взять в аренду, - мастер маслоцеха Людмила Солодова начала с предыстории, - Малько Сергей Иванович приезжал, нас всех собирали, уговаривали. Мы тогда работали в АО "Ункурдинский", получали молоко, вырабатывали масло. Мы согласились на их условия. Но через девять месяцев они молочный цех прикрыли. Два года он стоял. Теперь вот до нас добрались. Раз так получилось, то пусть нас сократят и отправят на биржу труда.

Сорвались с мест

Только отъявленные идеалисты представляют себе жизнь на селе в розовых тонах. Дескать, накормил свинюшку, подоил буренку, курочкам зернышки бросил и лежи себе на стожке пахучего сена да на дудочке наигрывай. А на что корма закупать? Где взять деньги на бензин, чтобы мясо-молоко везти на базар? На какие шиши детей в школу собирать? Вот почему люди ради работы (оплачиваемой!) срываются даже с насиженных мест.

-- Я когда узнала, что тут цех открылся, то за 17 километров из соседнего Котово переехала, - говорит фасовщица Мария Брагина. - Там дом продала, здесь купила и с двумя детьми перебралась. Больше мне никуда не устроиться. Как жить дальше, не представляю.

Такой же катастрофой стало закрытие цеха для молодой семьи Тупицыных. Наташа работала фасовщицей, Иван - слесарем.

-- Надежд никаких, - грустно констатирует Наталья. - Уехали бы, да средств нет. А нам и себя содержать надо, и сыночка. Ему всего два с половиной годика. Может, на биржу устроимся.

-- А что вам даст биржа? - выкрикнул из дальнего угла женский голос, - когда в ведомостях на зарплату три месяца прочерки стоят.

По словам директора Ункурдинского молочного завода Раиля Шагеева, хозяева не все учли, потому и просчитались. Во-первых, хлопотно и накладно оказалось работать с местным молоком: уйма времени уходила на оформление документов по его приемке. Куда быстрее и проще завозить сертифицированный сычужный творог из соседней Свердловской области. Во-вторых, появились конкуренты. Исходу ферросплавщиков с ункурдинской земли предшествовали санитарные проверки качества сырков.

-- Нам это показалось странным, - рассуждает Шагеев, - комиссии из Челябинска признали сырки не соответствующими стандартам, а вот нязепетровская СЭС никаких отклонений не обнаружила.

Таким же малообъяснимым показался для ункурдинцев и визит в цех представителей налоговой инспекции, наложивших штраф за неправильно оформленную бумагу. Как бы то ни было, но именно эти аргументы вкупе с другими предъявили учредители коллективу в качестве оправдания за исход с ункурдинской земли.

Без оглядки на мораль

-- Это решение учредители приняли в одностороннем порядке, - сказал корреспонденту "Челябинского рабочего" глава Нязепетровского района Александр Цыпышев. - Первый удар они нанесли, когда отказались от нашего молока. Конечно, хлопотно его завозить, очищать, охлаждать, следить, чтобы не скисло. Легче закупить творог со стороны. Второй удар - демонтаж оборудования. Они нас сильно обманули. Люди выброшены на улицу. Я сознаю свою ответственность за случившееся и пытаюсь выправить положение. Провел совещание с директорами совхозов. Агитирую их взять молокозавод в собственность. Наладим сбыт молока в Уфалей, там наш традиционный рынок. А вот чем занять бывших рабочих сыркового цеха: Не знаю.

В беседе с Александром Робертовичем Дицелем мы коснулись еще и моральной стороны. Получается, сказал я ему, поматросили и бросили.

-- Как посмотреть, - возразил Дицель. - Все-таки три с половиной года люди работали, получали зарплату. До 1 сентября мы рассчитаемся с задолженностью. Что касается морали: Бизнесмен не будет оглядываться на мораль, если из его кармана утекает прибыль.

Да, на три с лишним года бизнес вдохнул жизнь в безработное село. А потом выдохнул. Вместе с людьми. Как тут не вспомнить мальчика Федюшку из чеховской "Каштанки". Он тоже обнадеживал собачку кусочком мяса, привязанным к ниточке. Песик глотал лакомство, а добрый мальчик вытаскивал его из желудка. Такая вот забава. n

Комментарии
Комментариев пока нет