Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Моя 55-я параллель

11.04.2012
Я - в Балтийском море. И что? Ничего. Потому что мне ничего не стоит вообразить себя каким угодно путешественником. Хочу - плыву на лодке или на яхте. Хочу - парю над водой - то выше, то ниже.

Я - в Балтийском море. И что? Ничего. Потому что мне ничего не стоит вообразить себя каким угодно путешественником. Хочу - плыву на лодке или на яхте. Хочу - парю над водой - то выше, то ниже. Могу даже ходить по воде, если штиль. В любом случае я один. Как поется в песне, . Мне все нипочем - ни шторм, ни гроза, ни торнадо. Я пройду сквозь все морские стихии. Да что мне Балтийское море - впереди у меня океаны.

Кстати, здесь, посреди Балтийского моря, я вспоминаю шведский городок Оскархамн - он к северу от меня, не так уж и далеко. Мы приехали из Стокгольма накануне вечером, довольно поздно, переночевали, а рано утром вышли на прогулку. Было такое ощущение, что город еще не проснулся. В окнах - огни, а на улицах - никого. Дома в два-три этажа. Газоны, брусчатка, асфальт. Залив, паром у причала. Тихо, чисто, свежо. Как нам сказали, в переводе , а Оскар - имя одного из шведских королей. Гавань Оскара. Не всякому месту король оставил бы свое имя. В эту гавань не один век заходили корабли. Побывали и мы тут. На один-единственный день.

Как бы то ни было, 500 километров Балтики позади и - Дания. Ее остров Борнхольм. Дания - страна морская и островная. Даже и полуостров Ютландия - тоже остров, потому что у своего южного основания перерезан каналом, которым отделен от материка. К западу от Ютландии - россыпь островов. Иду сквозь эту россыпь. Семь километров по Борнхольму, потом сорок километров по островам Зеландия и Мён, проливы Большой и Малый Бельт, острова Лангеланн, Альс, еще какие-то мелкие, наконец, Ваттовое море: Вы слышали про такое море? Я его открываю впервые.

Ваттовое, если перевести, - Мелководное. Ватты - это мелководья, лагуны, отделенные от Северного моря цепью островов. Эти экзотические мелководья тянутся вдоль западного берега Дании и Германии. Последний остров на моем пути - Зильт, а это всего лишь два километра германской территории, на моей параллели.

Позади 560 километров по Северному морю, впереди - Великобритания. На моей линии нет ее крупных городов. Разве что Дерри. Но чуть к северу - Глазго и Эдинбург, а чуть к югу - Лидс и Ливерпуль. А Лондон далеко, за 400 километров, к югу. Между прочим, на подходе к британскому берегу, в море, незаметно пересек я нулевой меридиан, тот самый Гринвич, который проходит по окраине Лондона.

На острове Великобритания, оказывается, есть горы, и довольно высокие. Высшая их точка в Шотландии - гора Бен-Невис, достигает 1342 метров высоты. А низинная часть острова - южная.

Еще из школьного курса географии известно, что благодаря теплому течению Гольфстрим в Англии теплее, чем на Урале, хотя мы располагаемся на одной параллели. Правда, в последние годы насчет Гольфстрима возникли сомнения. Вроде бы он заметно охладел, и суровые зимы все чаще посещают Европу. Наверное, природа, которая доселе Европу мягкими зимами, предупреждает ее, что ничто не вечно под Луной.

Конечно, остров Великобритания - в истории человечества территория уникальная. Почему-то именно здесь, на этих островах, которые никак не назовешь великими, на этой ничтожной части суши, возникла великая морская империя, которая властвовала на морях и океанах, покорила и заставила работать на себя огромные страны едва ли не по всему земному шару. Они остались в прошлом - времена, когда на всей планете страшнее , чем маленькая Англия, не было, но это так. Как и всякое сложное явление, былое величие Великобритании однозначно не понять и не оценить. Оно было - и все тут. Было и прошло.

Я не люблю Англию. Сказав это, я понимаю, что она и не заметит мою нелюбовь к ней. И пусть. Но я ее не люблю за тот самый, с давних пор знаменитый чопорный аристократизм. Аристократизм не люблю вообще - хоть в человеке, хоть в стране. Потому что он всегда внешний, напускной, притворный. И, рано или поздно, но всегда разочаровывает. А это ужасно - когда, в контрасте с внешним аристократизмом, проявляются человеческие пороки. Все равно, человек это или страна.

Мне остается пересечь часть Северной Ирландии и северную оконечность собственно Ирландии и - прощай, Европа. Что ни говори, а Европа - она родная.

Атлантический океан. Где-то между Европой и Америкой, на тридцатом меридиане, мысленно обращаюсь в южную сторону и вижу - до самых до тропиков и дальше мимо Южной Америки, до самой до Антарктиды - вода, вода, вода: Можно сказать от полюса до полюса - океан.

Сколько времени мне надо, чтобы одолеть 2800 километров Атлантического океана? Не месяцы, не недели и не дни. Полчаса. Всего лишь полчаса, чтобы осознать, что на том самом тридцатом меридиане подо мной почти 3800 метров глубины. Что через сотню-две километров со дна поднимется отрог хребта Рейкьянес. Что уже ближе к берегу, в Лабрадорской котловине до ледников Гренландии от меня останется всего лишь 500 километров к северу.

У берегов Канады несколько Лабрадоров - кроме котловины море, остров и полуостров. К полуострову-то я и причаливаю. Что тут? Тут острова Адлавик, порт Макковик. Довольно долго иду по полуострову (провинция Квебек). Озеро Бьенвиль. Район Нунавик. К Гудзону подхожу как раз в том месте, где у него выступает довольно узкий залив Джеймс. Дальше провинция Онтарио, за ней - Манитоба, где переправляюсь через реку Нельсон. Город Ла-Ронж на озере Ла-Ронж в провинции Саскачеван, через которые протекает река Черчилл - к берегу Гудзона, где на мысу Черчилл стоит город Черчилл. Примроз. Озеро Бабин. Южнее от меня - город Эдмонтон, еще ближе - Эдсон.

Я останавливаюсь на границе между провинциями Альберта и Британская Колумбия. Граница проходит точно по 120-му меридиану, а этот меридиан - противоположен меридиану, на котором Урал. То есть Урал подо мной - вниз горами, озерами, реками, полями, крышами и головами. Я как раз на середине пути. Другими словами, я никогда так далеко от дома не уходил. И теперь буду с каждым шагом приближаться к дому.

О, Господи! Куда меня занесло: Что тут, дайте оглянуться. Здесь город Гранд-Прери. Местность горная, а горы - Скалистые. К северу от меня - пик Крисдейл - 2420 метров, а южнее - пик Робсон - 3954 метра. В более дальней округе - река Пис и Малое Невольничье озеро. Впрочем, тут есть что посмотреть. Куда ни попади - если не национальный парк, то курорт, если не курорт, то какое-то чудо света. Туристы только успевают фотографировать каньоны, озера, водопады, перевалы, панорамы вершин и ледников, горячие источники, реликтовые леса, реки с прозрачной водой. И города, один роскошнее другого. Например, Эдмонтон, центр провинции Альберт. А его Вест-Эдмонтон Молу - самый большой в мире торговый и развлекательный центр, мини-город под стеклянным колпаком?

Пройдя от Гудзона более трех тысяч километров, приближаюсь к Тихому океану. Остров Пирс - последний из канадских. Остальные - архипелаг Александра, включая и полосу канадского побережья, принадлежат США, Юго-Восточной Аляске. С острова Аннетт и Дюк переплываю на острова Принца Уэльского, Суккован, Долл. И - Тихий океан. Его самая северо-восточная оконечность - Аляскинский залив.

Опять я в океане, в Тихом. От американского берега (от архипелага Александр) к Алеутским островам. Едва отойдя от архипелага, я вновь удивлюсь южной безбрежности океана - от меня до Новой Зеландии и еще южнее - океан, океан, океан:

У архипелага Александра залив неглубок. Дно его неспокойное, тут и там выступают бледные пятна подводных гор, норовящих выступить на поверхность воды. Но чем дальше на запад, тем глубже океан. А у Алеутских островов Малый Конюший, Нагай, Унимак - до них больше тысячи километров - планета Земля обнаруживает жуткие перепады своего норова.

Алеутские острова (или архипелаг Екатерины) - это выпуклая дуга, отделяющая Баренцево море от Тихого океана. Как бы мост между Америкой и Азией. Островов - 150, а еще - столько же голых скал и рифов. Все острова - бывшие или сущие вулканы. Самый большой остров - Унимак, а на нем вулкан Шишалдина высотой 2703 метра. Вулканы то дымятся, то засыпают. Ко всему прочему их время от времени трясет.

История открытия Алеутских островов жестока и кровава. Их обнаружили экспедиции В. Беринга и А. Чирикова в 1741 году. Вслед за ними на острова хлынули купцы и промысловики (передовщики) - за мехом , каланов. Передовщик Я. Чупров одним из первых вошел в контакт с алеутами, населявшими острова. Сначала отношения складывались мирно, но постепенно купцы перестали церемониться с туземцами. Чувствуя свою силу и безнаказанность, они стали убивать алеутов, иногда без всякого повода. Беззащитные на первых порах, потом алеуты собрались и в отместку уничтожили экипажи нескольких купеческих судов. Посланные правительством ревизоры пытались упорядочить управление островами, и это удалось, но не сразу и отчасти. В 1867 году Алеутские острова, кроме островов Беринга и Медного, отошли вместе с Аляской США.

Окрестности Алеутских островов поражают своей отрешенной дикостью. Голые скалы над водой, а выше - горы, покрытые снегами и ледниками, - таков здешний пейзаж. Зимой здесь сыро и метельно, а летом - прохладно и туманно. Островную гряду часто посещают штормы. Среди гор и камней тут и там отыщется долина, зеленеющая луговыми травами. В прибрежных водах обильны моржи, тюлени, треска, палтус, сельдь, а на скалах галдят птичьи базары.

Острова обитаемы и в наши дни. Статистика точная, но зыбкая: население насчитывает 8162 человека. Есть даже город - Уналяска, в нем живут 4283 человека. На одном из островов - военная база.

Нельзя не сказать и о том, что с южной стороны Алеутские острова, близко-близко, впритык, сопровождает Алеутский желоб. Его максимальная глубина - 7679 метров. С этой глубины, допустим, поднимается один из островов и возвышается над водой на километр или два. А с северной стороны Алеутских островов глубина Баренцева моря в два раза меньше, чем с южной. Такие перепады вод и гор.

Желоб - гигантский провал, граница между двумя литосферными плитами, океанский разлом. Северо-Американская плита наползает на Тихоокеанскую плиту и , выдавливает дугу Алеутских островов. Вообще северная окраина Тихого океана - одно из самых зыбких и тряских мест на земном шаре. Как бы свежая рана на теле планеты.

Я переплываю через алеутский желоб и попадаю на остров Унимак. Почти 90 километров пробираюсь по нему, обхожу горы, скалы, наконец, оказываюсь у западного берега и тут застываю на месте. Господи, где я оказался? Куда я попал? На американском острове, под вулканом, среди алеутов: Шел-шел на запад, пока не пришел к востоку. Впереди у меня - Командорские острова, а точнее - остров Беринга. До дома еще очень далеко, но это уже Россия. Как долго я скитался по чужбине и вот - родная земля.

Комментарии
Комментариев пока нет