Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Миоструктурный массаж лица - узнать на youdo.com.
Штробление бетона цены: полное описание.
Электромонтаж в доме цена, смотрите ссылку.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Голод и холод национальности не имеют

02.03.2012
Жила-была большая счастливая семья. Мама, папа, две маленькие дочки, дедушка, бабушка и младший брат отца, 15-летний Володя. Жили они на юге, в городе Керчи, где у подножия горы Митридат плещутся волны самого синего в мире Черного моря.

Светлана Сафина

Челябинск

В городе был большой порт и судоремонтный завод, где работал папа. В порту всегда было много кораблей.

Жила-была большая счастливая семья. Мама, папа, две маленькие дочки, дедушка, бабушка и младший брат отца, 15-летний Володя. Жили они на юге, в городе Керчи, где у подножия горы Митридат плещутся волны самого синего в мире Черного моря.

Светлана Сафина

Челябинск

В городе был большой порт и судоремонтный завод, где работал папа. В порту всегда было много кораблей. Они сгружали грузы, брали на борт новые и снова уходили в синюю даль. Были мирными море, небо и корабли. Когда по радио объявили о начале войны, в семье праздновали день рождения младшей дочки Эльзы. 22 июня 1941 года ей исполнился годик.

Отца звали Рейнгольд Герман. В один из августовских дней, когда он был на работе, в дом пришли сотрудники НКВД, приказали всем собрать вещи и немедленно отправляться в порт. Оттуда их как семью немца должны были вывезти морем в Новороссийск. С собой разрешили взять 30 килограммов груза на человека.

Самым ужасным была неизвестность. А потом - паника. Почему нужно куда-то уезжать? Что брать с собой? От этих вопросов у мамы шла кругом голова. Но решать их нужно было быстро. В порт добирались без отца. Он прямо с работы, как был в промасленной спецовке, прибежал в порт. Прямо к отплытию. Таких семей советских немцев набралось несколько судов.

Когда отошли от берега на большое расстояние, налетели вражеские самолеты и стали бомбить переполненные мирными людьми посудины. Палуба парохода, на которой им досталось место, была полна народа. Маленькая Иринка в тот момент сидела на коленях у папы. Он тесно прижал ее лицо к своей груди, чтобы ребенок не видел, как в соседнее судно попала бомба, расколов его пополам. Уже из рассказов родителей она узнала страшную картину гибели ни в чем не повинных людей. Потом была Кубань, где встречавшие их жители страшно удивлялись, что эти немцы - такие же люди, как и они. Через месяц их посадили в теплушки и повезли в Казахстан. Два долгих месяца добирались они в этот далекий край. По дороге мама вышла купить детям молока и отстала от поезда. К счастью, ей удалось его догнать.

Все это рассказывает мне жительница копейского поселка Потанино Ирина Рейнгольдовна Гребенюк (урожденная Герман), о семье которой и идет речь. Когда началась война, ей было всего три года. Нынче она мать двух дочерей, бабушка трех внуков, уже успевшая стать прабабушкой, но все еще энергичная и очень симпатичная женщина с активной гражданской позицией. Она 15 лет проработала заведующей детским садом-яслями, потом трудилась медсестрой физио-терапевтического кабинета копейской городской больницы № 7. Выйдя на пенсию, неожиданно для себя стала писать стихи. В них она рассказывает обо всем, что пережила когда-то и что переживает сейчас. Получается что-то вроде дневника в стихах. Мы сидим в ее небольшой, но очень уютной квартире в Потанино, пьем чай с фирменными пирожками хозяйки. Я слушаю рассказ и думаю, каких только трудностей ей и ее семье не пришлось испытать. Особенно маме Марии Павловне. Ведь она, в отличие от отца, была русской.

В Казахстане их семью поселили в немецком селе Розовка Келлеровского района Кокчетавской области. Как смеется Ирина Рейнгольдовна, кругом все немцы и одна русская - мама. Однако холод и голод не знают национальных отличий. В конце ноября ударили морозы. Вновь прибывших людей стали селить по амбарам. Жилья не хватало. Нечего было есть. Дед устроился работать шорником в колхозе. Когда ему привозили шкуры животных, он ножом соскабливал с них остатки жира и этот жир ели. Бабушка варила кашу из отрубей с картофельными очистками - лушпайками, как она называла их по-украински. Ведь родилась и выросла она на Украине. Так и жили.

В феврале 1942 года отца и других мужчин собрали и отправили в Челябинскую область, в трудармию. Потом разрешили вызвать семью. Так они все и оказались в Потанино. После войны, в 1947-м и 1950-м, родились еще два брата - Анатолий и Владимир. Владимир, как и Ирина, живет в Потанино, Анатолий с семьей - в Красноярске. А в родной город Керчь в 1964 году сумела вернуться и поселиться там со своей семьей только младшая сестра Эльза.

С Потанино Ирину Рейнгольдовну связывает очень многое. Здесь она пошла в школу, встретила свою первую любовь, с которой, как обычно бывает в юности, вскоре рассталась. Окончила медучилище. Вышла замуж. Родились дети.

-- Недавно еще одну внучку замуж выдала. Жизнь продолжается, - говорит Ирина Рейнгольдовна с молодой задорной улыбкой. И добавляет уверенно. - Чтобы все-все было плохо - так не бывает. Ведь было же много хорошего.

Она продолжает жить, помогать детям, внукам, ценить дружбу, не жалеть душевного тепла для людей, радоваться жизни и писать стихи. В этих строчках вся она:

Я люблю эту жизнь и мгновенья,

Что давали мне радость любви.

Комментарии
Комментариев пока нет