Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Академия тщеславия

28.08.2003
Скоро в России академиков будет больше, чем студентов

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

По данным энциклопедии "Челябинск", в нашем городе сегодня насчитывается более 400 академиков. На самом деле их чуть меньше, поскольку некоторые из них являются дважды, трижды и так далее академиками. Но с каждым месяцем их будет прибавляться. Одновременно с этим само слово, означавшее еще недавно высшую степень научного признания, стремительно девальвируется.

Благородный зуд
В советское время звание "академик" означало, что его носитель был действительным членом Академии наук СССР, чьей преемницей нынче стала Российская академия наук (РАН).

Скоро в России академиков будет больше, чем студентов

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

По данным энциклопедии "Челябинск", в нашем городе сегодня насчитывается более 400 академиков. На самом деле их чуть меньше, поскольку некоторые из них являются дважды, трижды и так далее академиками. Но с каждым месяцем их будет прибавляться. Одновременно с этим само слово, означавшее еще недавно высшую степень научного признания, стремительно девальвируется.

Благородный зуд

В советское время звание "академик" означало, что его носитель был действительным членом Академии наук СССР, чьей преемницей нынче стала Российская академия наук (РАН). Это были сливки национальной науки, почти сонм небожителей. Даже теперь вполне достойным ученым, докторам наук и профессорам попасть в РАН чрезвычайно трудно. Эта организация имеет квоту мест. Скажем, сегодня членами-корреспондентами РАН являются около тысячи ученых, а действительными членами, то есть собственно академиками РАН, могут назвать себя примерно 600 человек по всей стране. Говорят, существует огромная очередь соискателей - нынешней весной конкурс составлял до 50 человек на вакантное место.

Разумеется, во все времена в нашей стране быть причастным к академии наук для любого ученого считалось вершиной карьеры. Этот благородный зуд и привел к тому, что как только в России было разрешено создавать так называемые "общественно-научные объединения" (Закон РФ "О науке и научно-технической деятельности"), многие из них стали называть себя академиями. И каких только академий у нас сегодня нет! Петровская академия наук и искусств, Российская академия естественных наук, Российская академия естествознания, Международная академия информатизации, Российская академия энциклопедий, Международная академия наук Евразии, Российская академия навигации и систем управления, Российская лазерная академия: И - понеслась душа в рай. Всего - более ста академий. Мы еще оставляем за скобками всякую экзотику вроде академии астрологии или космического разума.

Особенности национальной академии

Разрешая "научную инициативу снизу", законодатели руководствовались вполне благородными побуждениями. Как известно, непризнанный гений - это диагноз, а история болезни знает и летальные исходы. Система квот АН СССР, а потом и РАН, вероятно, несовершенна. Много крупных ученых, имеющих открытия и школы, умирали, так и не дождавшись признания на самом верху академической пирамиды. РАН объясняет свою непреклонность тем, что именно лимит на вступление в ее ряды позволяют сохранить сами критерии науки. Что ж, иные за науку и на костре горели: Другая проблема РАН - известный консерватизм, что тоже вполне объяснимо. Несколько лет назад при РАН был создан комитет по борьбе с лженаукой: физиков достали астрологи и экстрасенсы.

Помимо признания заслуг, которое дает вступление в РАН, и пожизненной стипендии размером в зарплату выше среднего, РАН - это мощная трибуна. И хотя власть в России в последние 15 лет к науке относится не должным образом, но мнения академиков РАН игнорировать не может. Это мнение влияет и на распределение средств, отпускаемых государством на науку. РАН может определять научные приоритеты. Соответственно чем академичнее и "точнее" (в смысле точных наук) РАН, тем меньше шансов у ученых, склонных к разного рода отвлеченным обобщениям. Причем это не оценка, вспомним хотя бы идеи Вернадского. А сейчас существует масса гипотез и научных направлений, связанных с той же информатизацией, которые в конечном итоге практически подтверждают наличие "ноосферы".

Одна из крупнейших новых академий - Российская академия естественных наук - как раз и определяет себя наследницей идей Вернадского. Ее челябинский член Рудольф Чапцов (он, кстати, является членом еще шести "новых" академий) считает большим благом создание подобных общественно-научных объединений граждан. По его словам, отраслевые академии дают возможность динамичнее развивать целые научные направления. "Вообще Россия - одна из немногих стран, где существует государственная академия наук, - говорит он. - Во всем мире академии - это сообщества ученых, где происходит прежде всего научное общение".

Рудольф Чапцов прав в том, что РАН - это особенность нашей страны. В советское время академия наук являлась стратегической институцией. Значительное число ее членов работали на интересы обороны. Вспомним, что академию наук в России учредил своей волей царь Петр I, и это был во многом "оборонный заказ" :

Согласен на медаль

Между тем вновь созданные негосударственные академии в общественном сознании существуют как ярмарки тщеславия. Честолюбие при умелом подходе можно превратить в экономическую категорию. Принципиальная разница: в РАН принимают, а в большинство новых академий вступают. Свою семикратную академичность Рудольф Чапцов объясняет просто. Тема информатизации, которой он занимается, так или иначе актуальна для этих семи академий. Можно предположить, что любой более или менее успешный человек, чем бы он ни занимался, найдет себе подходящую академию. Точнее, это академия его найдет.

В один прекрасный момент человек получает письмо, в котором ему предлагается вступить в некую академию. Это стоит столько-то - суммы варьируются. Николай Малышев, член Российской академии естественных наук, Международной академии авторов научных открытий и изобретений, Международной академии наук о природе и обществе и Российской академии энциклопедий (РАЭ), занимается в Челябинске приемом новых членов в РАЭ. "Вступительный взнос у нас составляет 5300 рублей, - говорит он. - Для тех людей, кто вступает в академию, это не такие большие деньги. Если соискатель захочет к званию и диплому еще и медаль из ценных металлов, то это будет, конечно, дороже. А если еще и статуэтку, то сами понимаете:"

В общем, ничего оригинального в таком подходе к делу нет. Вот, скажем, членство в крупнейшей Нью-Йоркской академии наук, насчитывающей 20 тысяч человек, стоит 95 долларов для американцев и 115 долларов для иностранцев в год. По словам пресс-атташе этой академии Фреда Морино, сюда может вступить любой человек, который интересуется наукой, техникой, математикой. В ней состоит много школьников. В прошлом году туда вступил президент Туркмении Сапармурад Ниязов. Есть там и несколько челябинцев.

Политакадемия

Кроме проведения конференций, создания диссертационных советов и места для реализации тщеславия многие новые академии пытаются заявить о себе как об инструменте влияния на власть. Так, Петровская академия наук и искусств в последнее время явно артикулирует свою гражданскую и даже политическую позицию. А Российская академия естественных наук не без гордости демонстрирует свою прямо-таки партийную массовость в недавно вышедшем справочнике, объемом напоминающем Большой энциклопедический словарь.

Всякая новая академия заинтересована в том, чтобы ее членами были знаменитые и влиятельные люди. Поэтому, помимо ученых, все чаще академиками становятся представители власти. Особенно хорошо пошли дела в этом смысле у одной общественной академии после того, как ее поздравил с юбилеем Владимир Путин.

В Челябинске в "академических" кругах засветились, кажется, только три человека из мира политики - сенатор и доктор наук Евгений Елисеев (Петровская академия, Российская академия гуманитарных наук, Российская академия энциклопедий), челябинский мэр Вячеслав Тарасов (Международная академия информатизации, Российская академия естественных наук) и председатель комитета по социальной политике Законодательного собрания области Борис Мизрахи (Российская академия естественных наук). Остальные пока думают. Впрочем, время у неопределившихся еще есть. Хотя и не так много. Вот-вот число академиков в нашей стране превысит разумные пределы и некогда почетное звание станет восприниматься как курьез переходного периода:

В статье использованы материалы периодической печати и интернет-сайта Российской академии наук

Как вы относитесь к новым академикам?

Евгений Велихов, президент российского научного центра "Курчатовский институт", академик РАН:

-- Конечно, это глупость. Но не только. За этим стоят финансовые интересы. Звание академика престижно, визитная карточка смотрится не так, как обычная. Раньше, чтобы стать академиком, надо было пройти долгий и тяжелый путь. Теперь это легко. А легко зарабатываемый авторитет - дутый авторитет. Ну и, кроме того, все эти "академики" поддерживают всякие фантастические идеи, чем науке наносится реальный ущерб.

Герман Вяткин, ректор ЮурГУ, член-корреспондент РАН:

-- Безусловно, когда звание "академик" можно купить, само понятие девальвируется. Но ничего страшного я в этом не вижу. В конце концов, интеллигенция разберется, где какой академик. Сейчас такое время, что человек должен разбираться во всем сам. И, думаю, это лучше, чем когда государство думает за тебя.

Валентин Батухтин, ректор ЧелГУ, вице-президент Петровской академии наук и искусств:

-- Я вообще противник такой словесной эквилибристики, когда институты становятся университетами или учебными академиями. То же самое могу сказать и в отношении многих "академий" и "академиков". Это грустная тенденция, к сожалению, повсеместная у нас. Ведь слова не просто обесцениваются, а теряют свой смысл. И запретами здесь ничего не решить. Просто, наверное, стоит людям быть честнее и после слова "академик" называть и академию, в которой он состоит.

Комментарии
Комментариев пока нет