Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Замена динамиков iPhone 4: варианты по ссылке.
Установка ванны рока: смотрите ссылку.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сыновья тоже растут

28.08.2003
Верховную власть не хочется отдавать кому попало

Обозначившаяся преемственность Ильхама Алиева, который должен заменить своего умирающего отца Гейдара Алиева на посту руководителя Азербайджана, - триумф семейственности таких масштабов, о которых другие лидеры посткоммунистических стран могут только помечтать. Но азербайджанская династическая политическая линия вряд ли может служить исключением. Один из Бушей уже стал преемником другого на посту американского президента, и сын основателя Сингапура Ли Кван Ю вот-вот станет премьер-министром страны.
Если оставить Алиевых в стороне, то только Ким Чен Ир из Северной Кореи умудрился миропомазать своего сына на красный трон. Иными словами, коммунистические патриархи - и их зачастую не намного более демократичные посткоммунистические преемники - не были замечены в том, чтобы пустить свои родственные корни на расползающейся институциональной бюрократии, оставленной эпохой ленинизма.

Верховную власть не хочется отдавать кому попало

Обозначившаяся преемственность Ильхама Алиева, который должен заменить своего умирающего отца Гейдара Алиева на посту руководителя Азербайджана, - триумф семейственности таких масштабов, о которых другие лидеры посткоммунистических стран могут только помечтать. Но азербайджанская династическая политическая линия вряд ли может служить исключением. Один из Бушей уже стал преемником другого на посту американского президента, и сын основателя Сингапура Ли Кван Ю вот-вот станет премьер-министром страны.

Если оставить Алиевых в стороне, то только Ким Чен Ир из Северной Кореи умудрился миропомазать своего сына на красный трон. Иными словами, коммунистические патриархи - и их зачастую не намного более демократичные посткоммунистические преемники - не были замечены в том, чтобы пустить свои родственные корни на расползающейся институциональной бюрократии, оставленной эпохой ленинизма. Почему?

По своей природе коммунизм, чья бюрократия все еще существует практически в первородном виде в странах бывшего Советского Союза, плодит лобби и кланы с такой объединенной мощью, что даже связанная теснейшими узами семья вряд ли может надеяться преодолеть их сопротивление. Как результат - посткоммунистические лидеры предпочитают пристроить своих отпрысков на прибыльную, связанную с коммерцией работу, где они могут быстро скопить кругленькую сумму в иностранной валюте.

(Даже президент Алиев готовил своего сына к приходу к власти, учредив для него пост вице-президента SOCAR, получающей сверхприбыли государственной нефтяной компании Азербайджана).

Отец Ким Чен Ира аналогичным образом обеспечил беспроблемное наследование еще десять лет назад, назначив членов семьи на властные посты сроком на 40 лет, причем те, кто ранее занимал эти посты, были отправлены с них прямо в концентрационные лагеря. Но другая причина успешного династического наследования в Северной Корее заключалась в том, что Ким Ир Сен создал национальную идеологию чучхэ, в которой коммунистические идеи были смешаны со значительной дозой конфуцианских ценностей.

Конфуцианство возвеличивает идеализированную связь между отцом и сыном как модель для всех человеческих отношений. Насколько сыновья должны почитать отцов, настолько и подданные должны почитать своих правителей. Возможно, этот "конфуцианский фактор" играет важную роль в сингапурском варианте наследования.

В "коммунистическом манифесте" Маркс и Энгельс отвергли идею семьи как продукта и защитника частной прибыли. Такие идеи вряд ли были внове уже тогда. В идеальной республике Платона дети должны были разлучаться со своими родителями при рождении, с тем чтобы "ни одна мать не могла знать, кто ее ребенок". В бравом новом мире постреволюционной России Анатолий Луначарский предвосхищал наступление свободы от родственных связей между мужьями, женами, отцами, детьми до такой степени, что вы не сможете сказать, кто чьим родственником является и насколько близким родственником.

Беглое знакомство с тем, что значит быть ребенком очень высокопоставленного лидера, можно найти в мемуарах Светланы Сталиной, относящихся к ее брату Василию: "Он жил на большой правительственной даче, окруженный многочисленным обслуживающим персоналом, с конюшней и псарней, и все это, естественно, за государственный счет. Они награждали его медалями, присваивали ему все более и более высокие звания, дарили лошадей, автомобили, привилегии и все, что душа пожелает". Будучи алкоголиком, Василий в то же время был генерал-лейтенантом, когда ему еще не было тридцати, и командовал авиацией Московского военного округа.

Несмотря на все теоретические выкладки Платона и Маркса, семья, по-видимому, все же занимает лидирующее положение, несмотря на то, что другие социальные институты противодействуют ей или вытесняют ее. Семейственность, патронаж в пределах семейного круга являются, таким образом, для любого, кто находится у власти или стремится к ней, естественным способом усилить свою поддержку в обществе, где другие институты слабы или где разрушение существующих институтов образует часть намерений того, кто стремится захватить власть в свои руки.

Семейственность как средство обеспечения безопасности легко прослеживается в успешном обычае революционеров назначать брата или двоюродного брата управлять армией: Фидель Кастро поступил таким образом на Кубе, Даниэль Ортега - в Никарагуа, Хафед Асад - в Сирии и Саддам Хусейн - в Ираке. Это также способ "помещения в депозитарий" остатков власти с прицелом на то, чтобы жить на проценты с них позже. Родственники могут выполнять работы, которые главе семейства, скорее всего, выполнять будет неприемлемо или не с руки.

К примеру, большинство современных обществ, включая посткоммунистические, благосклонно относятся к разделению между теми, кто делает большие деньги, и держателями высших должностей по причине конфликтов между государственными и частными интересами (Италия и синьор Берлускони являются в данном случае большим исключением). Если деятельность по управлению и сколачиванию капиталов передается из поколения в поколение, или среди братьев или двоюродных родственников, или родне со стороны супругов, то критику в свой адрес становится легче отклонить.

Семейственность такого типа практически является организационным принципом большого бизнеса в Китае, где наиболее прибыльные сделки заключаются при участии "князьков", отпрысков коммунистических лидеров, число которых доходит, по-видимому, до 3000-4000. Когда коммунизм в Китае рухнет, идея накопления капитала в пределах руководящих семейств будет, вероятно, играть критическую роль в процессе убеждения этих лидеров в том, что жизнь может предлагать даже более стоящие занятия, чем борьба за социализм.

Все из вышесказанного хорошо подходит тем, кто практикует семейственность. Проблема здесь заключается в том, что потери общества, как правило, значительно превышают приобретения семьи. И это необязательно потому, что правящие семьи присваивают так много, что они делают бедными всех других. Наиболее разрушительным является тот простой факт, что когда закрытая группа монополизирует большую часть власти и богатства общества, инициатива и предпринимательство гораздо большей части населения подавляются.

Согласно имеющимся сведениям, огромное количество астрологов сейчас стало лагерем за пределами дома молодого Алиева в Баку, и все они выстроились в очередь, чтобы оказать ему свои услуги. Но истинная опасность для всех предполагаемых династических наследников XXI столетия заключается не в их звездах, а в них самих.

Нина ХРУЩЕВА,

старший научный сотрудник университета Новой Школы

(Project Syndicate)

Комментарии
Комментариев пока нет