Новости

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Константин СТРУКОВ: "Мы продлим жизнь Коркинского разреза на 25 лет"

03.09.2003
Создание Челябинской угольной компании вступило в завершающую фазу

1 сентября заканчивается перевод работников Челябинскугля в "ЧУК". Помешать этому, кажется, уже никто не сможет. Одновременно идет закупка нового оборудования и техники, открываются лавы, капитально ремонтируются котельные всех шахтерских городов и поселков. На разрезе "Коркинский" готовятся к сбойке - соединению единым стволом шахты и разреза, что резко увеличит добычу угля и продлит срок жизни и шахты, и разреза. Разрушенный было Челябинский угольный бассейн восстанавливается.

Создание Челябинской угольной компании вступило в завершающую фазу

1 сентября заканчивается перевод работников Челябинскугля в "ЧУК". Помешать этому, кажется, уже никто не сможет. Одновременно идет закупка нового оборудования и техники, открываются лавы, капитально ремонтируются котельные всех шахтерских городов и поселков. На разрезе "Коркинский" готовятся к сбойке - соединению единым стволом шахты и разреза, что резко увеличит добычу угля и продлит срок жизни и шахты, и разреза. Разрушенный было Челябинский угольный бассейн восстанавливается. Мы беседуем с генеральным директором Челябинской угольной компании Константином Струковым.

-- Константин Иванович, что сегодня происходит в угольном бассейне? Когда окончательно будет создана Челябинская угольная компания?

-- На сегодняшний день практически все предприятия перешли в Челябинскую угольную компанию. Пока не в составе ЧУКа только Коркинский разрез и две шахты - "Комсомольская" и "Центральная". С 1 сентября переходят и они. Из 2700 работающих в Коркинском разрезе заявления о приеме в ЧУК уже написали 1380 человек. Все это делается по плану конкурсного производства на разрезе "Коркинский". Соответствующее решение принял арбитражный суд. До 1 сентября осуществляется перевод работников в Челябинскую угольную компанию с последующим выкупом Коркинского разреза. Никто не возражает, что покупать Коркинский разрез и инвестировать в него деньги будет Челябинская угольная компания.

-- Профсоюз возражает, судя по заявлениям господина Неустроева!

-- Неустроев- это еще не весь профсоюз. Подавляющее большинство шахтеров хотят работать и зарабатывать. А те, кто призывает к забастовкам и голодовкам, - это все люди, не имеющие отношения к Челябинскуглю. Кто такой Суздалов? По большому счету, его служба безопасности не должна впускать даже на территорию предприятия. А Неустроев просто теряет хорошую кормушку, поэтому он так воюет против Струкова. В новую компанию профсоюз не переходит автоматически, а будет создаваться вновь, и шахтеры выберут себе новых лидеров. Терять Неустроеву есть что. Даже в худшие годы, когда на разрезе "Коркинский" людям деньги не выплачивались по многу месяцев, зарплата господина Неустроева составляла 13, а то и 15 тысяч рублей! За такие деньги профсоюзный лидер приходит на работу в 9 утра, натравливает рабочих на директора и в 17 часов уходит домой, ни за что не отвечая!

-- Вас обвиняют в том, что вы нарушаете КЗОТ, вводя семичасовую рабочую смену для шахтеров.

-- Мы действуем строго в рамках КЗОТа. Где сегодня есть нарушения, так это на Коркинском разрезе - там работают по 12 часов на глубине 500 метров. Подчеркну: Челябинская угольная компания еще не является собственником Коркинского разреза. Я пока только арендатор и действую в рамках своих полномочий.

-- Но меры вы принимаете непопулярные: увеличение рабочего дня, сокращение отпуска:

-- До 1991 года угольщики всегда работали 36 часов в неделю, семичасовой рабочий день. Это принималось как должное. И сегодня на других наших горных предприятиях семичасовой рабочий день. Это все согласно КЗОТу, принято коллективами, каждым работником, который пишет в заявлении: "С условиями труда ознакомлен и согласен". Причина, по которой мы так работаем, - нехватка людей. Выходов может быть два: закрыть одну из шахт или перейти на семичасовой рабочий день. И шахтеры, и власть, и все, я думаю, понимают, что лучше сохранить производство. Что касается отпуска, еще год назад, когда я знакомился с коллективами, шахтеры говорили: "Нам не нужны два отпуска в год, дайте нам возможность заработать!" Тем, кто трудится непосредственно в забое, а их по объединению от полутора до двух тысяч человек, мы найдем возможность сохранить льготы максимально. Ведь что происходило? И пятичасовой рабочий день, и отпуск в 70 дней были предусмотрены межотраслевым соглашением, подписанным в 1991 году между профсоюзами, Министерством угольной промышленности и Правительством России. Все, что было гарантировано, государство шахтерам доплачивало, то есть дотировало каждую тонну угля. Это были приличные деньги. А в 2002 году шахтеров просто "кинули". Этих денег больше нет! Так что все вопросы, которые задают нам сегодня так называемые правозащитники, это не к нам, а к правительству страны.

-- Челябинскуголь и дотации не спасли?

-- Не только Челябинскуголь, но и всю отрасль пресловутое тарифное соглашение просто развалило. Оплата труда была не сдельная, а повременная. Спецовку надел, в шахту спустился, - тебе уже тариф заплатили. Зачем добывать уголь? При этой системе горнорабочий очистного забоя, хоть умри, больше 5000-6000 никогда не заработает. Разве это деньги для шахтера? И тот, кто забоя не видел, получал чуть меньше, уравниловка была. Тарифное соглашение - это разрушительный удар в целом по отрасли, по шахтерским коллективам. Людей просто отучили работать! Вместо заработка человеку предлагали эту подачку в виде отпуска. Мы хотим сделать так, как было раньше: люди должны ходить в шахту, чтобы зарабатывать деньги.

-- Много ли они смогут заработать в Челябинской угольной компании?

-- Уже в следующем году большинство добычных и проходческих бригад, все, кто работает на вскрыше, должны стабильно перейти "планку" 10 тысяч рублей и подняться выше. Но уравниловки, перекосов больше не будет, когда люди, не видевшие забоя, имели все льготы, да еще и ордена шахтерской славы. Кстати, в этом плане хорошо себя проявляет Независимый профсоюз горняков. Они точно знают, где, кто в каких условиях работает, сколько получает и сколько должен получать.

-- Чтобы была соответствующая зарплата, и объемы добычи должны расти?

-- Чтобы сводить концы с концами, нам надо добывать 350 тысяч тонн угля в месяц. Сегодня мы добываем 320 тысяч. Если дойдем до 400, будем жить хорошо. Уровень зарплаты у ГРОЗ (горнорабочих очистного забоя) тогда поднимется до 15-20 тысяч рублей. Думаю, через год, максимум два, мы выйдем на такие объемы добычи.

-- Но уголь ведь еще надо продать?

-- Будут объемы, будет и сбыт. Уголь должен быть конкурентоспособным по цене, а для этого надо наращивать объемы и снижать издержки, что мы и делаем. Если мы удержим в этих пределах себестоимость или снизим ее, наш уголь окажется востребованным.

-- Судя по тому, что шахтеры больше не обвиняют Челябэнерго, главного потребителя, у вас нормальные отношения?

-- У нас хорошие отношения и с Челябэнерго, и с Челябоблтопом, и с главами городов и районов, и с областной властью. Кстати, область нам хорошо помогла в вопросах сбыта: выделяются деньги Челябоблтопу, который на коммунальные нужды забирает у нас 40 тысяч тонн угля в месяц. Всем удобно: мы отвечаем за качество угля, деньги остаются в области. Раньше мы более чем на 100 млн. рублей в год дотировали соседние регионы - Кузбасс или даже другое государство - Казахстан, когда завозили угли оттуда.

-- Каким образом вы добиваетесь снижения издержек? В Челябинскугле они всегда были огромны.

-- Были, потому что никто ничего не считал и не думал как следует над управлением компанией. Мы проводим много организационно-технических мероприятий, которые позволяют нам сократить все издержки, минимизировать затраты на добычу и снизить себестоимость, и это при возросших в три раза тарифах на электроэнергию. К примеру, оптимизируем налогооблагаемую базу. Только земли числилось за объединением 6000 гектаров! Нам пошли навстречу и муниципальные, и областные власти. Частично нас освободили от платы за землю, и от лишней земли мы отказались. Во-вторых, ликвидировали ненужные предприятия и объекты, которые просто числились и за них платили все налоги, или не платили, а копили долги. На шахте "Комсомольская" смонтировали новый комплекс, открыли новую лаву. После двухмесячной остановки шахта приступила к работе. Объем добычи серьезно вырастет. Кстати, год назад "Комсомольскую" практически похоронили, коллектив был деморализован. Пришел новый начальник, Владислав Щербинин, начались перемены, и шахта заработала.

-- А что происходит на Коркинском разрезе?

-- Сегодня мы готовим сбойку, то есть соединяем шахту "Коркинская" с разрезом. Таким образом мы продлим жизнь Коркинского разреза еще на 20-25 лет, и жизнь шахты тоже. Как известно, глубина разреза - 500 метров. Есть два наклонных ствола, по которым отгружается уголь, они пройдены до отметки 250 метров. А оставшиеся 250 метров уголь доставляется конвейерами, установленными по поверхности. Сложная транспортная схема, очень большая цепочка. Для упрощения выдачи угля со дна разреза необходимо оборудовать вновь построенные наклонные стволы двумя ленточными конвейерами. Для этого требуется оборудования на 60 млн. рублей. Шахта "Коркинская" сегодня работает ниже отметки 500 метров. Запасы угля позволяют проработать еще более 15 лет, но при большой глубине транспортная схема сложная, очень затратная. Разрез в его сегодняшнем состоянии может проработать еще пять-семь лет, а потом его надо закрывать, потому что весь уголь находится под промплощадкой шахты "Коркинская" и в северном борту разреза, где расположен жилой поселок, так называемый второй участок. Для того, чтобы иметь возможность продолжать отработку запасов разреза, необходимо переселить жителей этого участка, на что потребуется около 350 млн. рублей. Кроме того, необходимо отработать промплощадку шахты "Коркинская", под которой находится около 30 млн. тонн угля. Соединение шахты и разреза позволит сократить затраты на обогащение угля и выдачу его на поверхность.

-- Чье это решение?

-- Это придумала группа специалистов нашей компании во главе с техническим директором Виктором Павловичем Бароном.

-- А почему раньше такие меры не были приняты?

-- Некому было этим заниматься, поскольку разрушено управление предприятием, да и само предприятие. Его просто растаскивали. Вот вам пример бесхозяйственности: на шахте "Коркинская" есть ствол, он пройден уже на отметку 650 метров. Мы вынуждены его ликвидировать, так как работы выполнены с нарушением, а главное - в этом стволе нет необходимости. Зря деньги закопаны в землю!

-- А как же разговоры о том, что разрез - это предприятие, где легко заработать прибыль, такой лакомый кусочек, из-за которого Струков и покупает Челябинскуголь?

-- Опровергать этого не буду. Скажу только, что на разрезе побывали и компания "Русский уголь", и РАО "ЕЭС России", и другие потенциальные инвесторы. Увидев объем работы, состояние разреза и в целом состояние Челябинскугля, они просто уходили, говоря: "Это предприятие восстановить невозможно". Мы живем в нашей области, мы пришли всерьез и надолго. Если хотите, это патриотизм областного масштаба и шахтерская солидарность, и, конечно, желание заработать прибыль. Мы думаем о будущем, поэтому будем заниматься карьером.

-- Но ведь карьер и шахта - разные предприятия, разные юридические лица?

-- Пока да. И это еще одна проблема. Уголь, который можно вскрыть в разрезе, разрезу не принадлежит, так как находится в границах отвода шахты "Коркинская". Но если Коркинский разрез будет работать как самостоятельное юридическое лицо, через день он остановится. Фактически разрез - это большая яма. У него нет своего транспорта, который бы доставлял составы с углем потребителям, нет ремонтного завода, нет системы сбыта продукции. У шахты и разреза судьба быть едиными. Я докладывал депутатам Коркинского горсовета эту ситуацию. Меня выслушали и согласились с нашими действиями.

-- Константин Иванович, чтобы реализовать то, о чем вы говорите, на разрезе "Коркинский", требуются немалые инвестиции?

-- В Коркино для строительства жилья и переноса промплощадки, как уже было сказано, потребуется не менее 350 млн. рублей. Проработано все и по другим предприятиям.

-- А вот ваши оппоненты утверждают, что "никакой Струков не инвестор" :

-- Эти господа, мягко говоря, лукавят, пытаясь ввести в заблуждение шахтеров. Пока я не стал собственником предприятия, о каких масштабных инвестициях может идти речь?! У меня сегодня никаких отношений с Челябинскуглем нет, кроме того, что Челябинскуголь передал мне имущество в аренду. Сегодня я арендатор и согласно этому осуществляю свою производственную деятельность. Когда у меня будет возможность выкупать, я выкуплю и буду инвестировать. С другой стороны, трактовать можно по-разному - инвестор или не инвестор. За два года работы мы погасили 300 млн. рублей долгов по зарплате, накопленных предыдущей администрацией. Мы практически восстановили производство, разрушенное ранее. Мы устранили конфликты между властью, шахтерами, энергетиками. Сегодня шахтеры нашли свое место в обществе, мы вернули престиж профессии.

-- Вы говорили о новом оборудовании:

-- И Челябинская угольная компания, и Южуралзолото покупают и передают оборудование в Челябинскуголь в аренду, на условиях лизинга. С мая 2003 года только для Коркинского разреза мы закупили оборудования на 52 млн. рублей. В первые месяцы 2003 года в основные средства Коркинского разреза вложено 28 млн. рублей, в оборотные - 72 млн. рублей. Это и длинные кредиты, и короткие. Мы выполняем на разрезе горно-строительные, горно-проходческие работы общей стоимостью около трех миллионов рублей. Мы восстановили, и он сегодня работает, 10-й добычной участок в Еманжелинске, для чего было закуплено 25 новых БелАЗов. То есть все предприятия работают, платят налоги. Люди получают зарплату. Не сбылись мрачные прогнозы, что Струков затопит все шахты и ликвидирует предприятие. До 2002 года Коркинский разрез вообще не платил налогов. В 2002 году нами уплачено 25,1 млн. рублей налогов только по одному участку Коркинского разреза. Средняя зарплата на разрезе в 2001 году была 3187 рублей, а в 2002 году - уже 4208 рублей, на треть больше. Сейчас идет оценка конкурсной массы - имущества разреза. Потом состоится покупка, а дальше - серьезные инвестиции.

-- Как будут строиться отношения с шахтерами в новой Челябинской угольной компании?

-- Новая компания - новые производственные отношения. Соберем конференцию, примем коллективный договор. Это произойдет ориентировочно в октябре.

-- И профсоюз будет?

-- Конечно, будет. Я не против профсоюза вообще, я против разрушительной деятельности некоторых его лидеров. Будет новый профсоюз - будем сотрудничать. Я твердо знаю, что у рабочих главное желание - заработать. Бригада Кинстлера на Коркинском разрезе перекрепляет наклонный ствол N 3, очень трудный участок. Проходят в месяц по 40 метров. Раньше эти метры проходили бы за несколько месяцев. Они говорят: только платите нам деньги, и мы будем работать.

-- Кинстлер - тот самый, бывший профсоюзный лидер?

-- Да, сегодня он бригадир одной из лучших бригад, показывает пример другим профсоюзным лидерам. У нас есть взаимопонимание, есть контакт с рабочими. Может, кому-то что-то и не нравится, но в целом обстановка нормальная.

Беседовала

Галина АБАКУМОВА

Комментарии
Комментариев пока нет