Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Дизайнеры нежности"

04.10.2000
Фрагменты из книги Веры Кальпиди

Есть в Челябинске одна очень творческая семья. Поэта Виталия Кальпиди читатели нашей газеты знают. Между тем его жена Вера - тоже человек весьма известный. Она -один из самых востребованных челябинских дизайнеров. Вера Кальпиди создала фирменный стиль многим челябинским предприятиям.

Фрагменты из книги Веры Кальпиди

Есть в Челябинске одна очень творческая семья. Поэта Виталия Кальпиди читатели нашей газеты знают. Между тем его жена Вера - тоже человек весьма известный. Она -один из самых востребованных челябинских дизайнеров. Вера Кальпиди создала фирменный стиль многим челябинским предприятиям. А главный ее профессиональный интерес - интерьеры. Мы не будем называть имена заказчиков, хотя иные из них на слуху. Интереснее другое. Настоящих профессионалов немного. Еще реже человек способен, исходя из критериев своей профессии, делать какие-то обобщения о жизни. У Веры Кальпиди это получается. Результатом этих наблюдений должна стать книга. Она еще пишется, тем не менее ее фрагменты мы сегодня публикуем с любезного разрешения автора.

Архитектура - это фигура города. А дизайн - его мимика. Так кажется на первый взгляд. На самом же деле убожество любой архитектуры - очевидно. Архитектура не может быть уютной по определению. Она демонстративна и обладает несомненным пороком - целесообразностью. Люди не живут в своем городе. Они его видят. А живут они в своих квартирах. Чувствуете разницу?

Глядя на архитектурную беспомощность любого города, думается, что выход из этого один - это дать возможность работать как можно большему количеству архитекторов. Неважно каких: плохих или хороших, важно, чтобы их было очень много. Тогда тотальная эклектичность неизбежно породит стиль. В XXI веке этот стиль восторжествует, безусловно. И еще: необходимо подавить пренебрежение к окраинам. Город должен строиться от окраины к центру. Это принципиально. Не беда, что периметр окраины нельзя определить точно. С каждым новым витком развития города будет определяться новый периметр окраины. Таким образом, стиль застройки по принципу концентрических колец уничтожит понятие окраины как таковое. Что это даст? Может быть, самое главное - непредсказуемость.

Убеждена, что массовый прорыв к жизни наступит в Челябинске в тот момент, когда люди задумаются о дизайне и архитектуре помоек. Это, так сказать, будет первый звонок. Нам не должно быть стыдно за отходы нашей жизнедеятельности. Пока нам будет за них стыдно - нам будет стыдно за всё, что мы делаем.

Дизайн-информация и дезинформация, по большому счету, понятия однокоренные. Дом человека - это более или менее (скорей всего - менее) удачная попытка оградить себя от враждебности и агрессивности внешнего мира. "Украшательство" дома изнутри - способ забыть, что дом - попросту крепость, потому что в крепости жить, согласитесь, не очень-то уютно. Таким образом, дизайн - всего лишь сброшенная человеком самому себе "деза", что жизнь не опасна, а уютна. Уют - это отнюдь не красота. Дизайн - это не "сделайте мне красиво!". Дизайн - это "сделайте мне незаметно, что мир собирается меня уничтожить!". Уют похож на очень гуманную форму "куриной слепоты". В окружении уюта ты не замечаешь, не видишь, что "на тебя нацелен сумрак ночи:" И красота тут ни при чем. Когда мы не понимаем, что такое уют, мы неизбежно скатываемся к красоте. Но не красота спасет мир. Это мир нужно спасти от узости красоты.

Настоящий дом не любит гостей, он любит только хозяев. Гостеприимство похоже на капитуляцию вашего дома как идеи. Нужно попытаться сделать эту капитуляцию наиболее достойной. Я говорю о гостевых комнатах. Уют им противопоказан. Не в наших традициях предлагать гостю жену/мужа. Так почему же мы должны отдавать ему свой уют? Гостю достаточно предложить сдержанность, покой и чистоту.

По квартире должны бегать дети и домашние животные - это природа дома. Только в таком случае ему необходим "ландшафт", который и создает дизайнер.

У дома есть интимные уголки. Они должны быть светлыми и просторными. Я говорю не о спальне, а о ванной и туалетной комнатах. Ведь интимность - это 99% человека. Сидя на унитазе, мы иногда мечтаем о самом главном, принимая душ, мы можем задуматься о вечном... Выводы сделайте сами.

Как-то законченному холостяку я предложила сделать в его большой квартире еще и детскую комнату. Он посмотрел на меня как на ненормальную, но потом согласился. Нет-нет, в результате он отнюдь не женился, не завел детей. Но спустя примерно год, как квартира была закончена, он позвонил мне и попросил съездить с ним и выбрать новые обои для детской, потому что "старые не очень ему нравятся". Понимаете, он вечерами заходит в детскую и наверняка задерживается в ней. Печалится он или просто думает, я не знаю. Но в эти мгновения он - живет. Наверняка его внутренний мир увеличился на несуществующий в принципе фрагмент. А значит, называть этот фрагмент "в принципе несуществующим" уже нельзя.

Я люблю Дж. Р.Р. Толкина. Очень. И не могу сказать, почему. И не хочу сказать, почему. Обожаю Набокова за его великодушие к мелочам. А Сведенборг научил меня постепенности всматривания в небеса. В квартирах, которые я делаю, нет неба. Там есть потолки. Я хочу сказать, что у дизайна по сравнению с природой есть "потолок". И у меня есть потолок. Деликатность мастера состоит в том, чтобы не прыгать выше своего потолка. Мастер - не художник, не творец. Мастер несет покой. А художник - тревогу. Я хочу быть мастером, а не художником. Последним мне мешает стать чувство меры и нежность. И это просто здорово. Как только во время работы ты забываешь о профессии, тебе не остается ничего иного, как вспомнить о человеке. Именно в эти моменты и случаются настоящие удачи.

Никто не должен навязывать самого себя другому человеку. Но именно этим я и занимаюсь. В некоторой степени, конечно. Но что это меняет? Общество - это и есть навязывание друг друга - друг другу. Есть ли цивилизованные способы навязывания? То есть существует ли цивилизованное общество? Думаю, что нет. Ибо любое навязывание - уже варварство. Мы растворяем себя в своем труде и предлагаем этот раствор окружающим. И пока мы не стали ангелами, этот раствор будет небезопасен при любом раскладе.

Долго думала о возрасте тех квартир, которые оформляла. Все они как бы не имели его. То есть они, хочешь не хочешь, производили впечатление "новых и современных". "Современный" всегда означает нечто, не имеющее личного возраста. В определенные моменты - это маленькая духовная катастрофа. А ведь люди входят в свои новые квартиры уже со своим прошлым. И в моих ли силах хоть как-то внедрить это "прошлое" через интерьер? Думаю, у меня нет такой возможности. Пока нет... А ведь личное прошлое всегда защищает нас от пустоты, которое мы по неразумению, наверное, называем будущим.

Многие мои коллеги пытаются выдать комфорт за уют, позабыв, что комфорт просто удобен, а уют - нежен. Дизайн не исчерпывается комфортом. Он начинается до комфорта и продолжается после него.

Дизайн - это попытка внешнего решения внутренних проблем, проблем душевной стабильности.

Все было бы очень просто, если бы проблема исчерпывалась фразой: "Человек живет внутри интерьера". Но дело не в том. Это интерьер живет внутри человека.

Комфорт - позднейшая выдумка человека. Если он захватит вас, творчество погибнет. Бич современности - роскошь; она отравляет души и желания. Роскошь - изобретение нищих.

Смысл пережитого в том, что его никак нельзя пережить. Ничего нельзя забыть и ни с чем нельзя расстаться. Никто из нас сегодняшних не забудет коврик на стенке в бабушкиной квартире, розовый или бордовый абажур над круглым столом, за которым сидит дед и читает газету, маленькую радость числом в четыре ириски "кис-кис", книжку "Бобик в гостях у Барбоса" и таинственные вензеля на бледных бумажных обоях, которые расплываются в детских засыпающих глазах. Я нарисовала около шестидесяти квартир. Возможно, нарисую еще сотню. Но мне никогда не нарисовать тот покой и ту радость, потому что тот самый покой и та самая радость давным-давно уже нарисовали меня...

Комментарии
Комментариев пока нет