Новости

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

За решетку никто не сядет?

03.10.2003
Почему присяжные заседатели во второй раз оправдали человека, обвинявшегося в двойном убийстве

Как уже сообщал позавчера "Челябинский рабочий", 30 сентября суд присяжных второй раз оправдал Евгения Слабочкова, который обвинялся в убийстве двух человек. Нашумевшее дело вызвало большой общественный резонанс. Наши корреспонденты попросили прокомментировать произошедшее участников процесса и главного героя судебной эпопеи, начавшейся еще 18 февраля 2003 года.

В день приговора
- А о чем разговаривать-то? - едва повернувшись, процедил Евгений Слабочков. - Все равно вы напишете то, что вам нужно.

Почему присяжные заседатели во второй раз оправдали человека, обвинявшегося в двойном убийстве

Как уже сообщал позавчера "Челябинский рабочий", 30 сентября суд присяжных второй раз оправдал Евгения Слабочкова, который обвинялся в убийстве двух человек. Нашумевшее дело вызвало большой общественный резонанс. Наши корреспонденты попросили прокомментировать произошедшее участников процесса и главного героя судебной эпопеи, начавшейся еще 18 февраля 2003 года.

В день приговора

-- А о чем разговаривать-то? - едва повернувшись, процедил Евгений Слабочков. - Все равно вы напишете то, что вам нужно.

Это был ответ корреспонденту "Челябинского рабочего" за пять минут до оглашения судьей окончательного приговора. Вслед за словами Евгения прозвучала отповедь из уст его матери: "Жаль, что я не захватила с собой вашу газету. Знаем, как вы пишете!"

В зале судебных заседаний почти пусто. Кроме пары фотографов, телеоператора да двух журналистов, никого нет. На зрительских креслах - женщина с печальным лицом и ожидающий последней формальности ее сын, уже бывший подсудимый. Ни адвоката, ни присяжных. Свою работу они закончили накануне...

Наконец раздается: "Встать, суд идет!" Судья в черной мантии неспешно следует на свое место, открывает красную папку и будничным голосом зачитывает приговор.

В традиционном перечислении личных данных - краткая анкета подсудимого и суть преступления, в котором его обвиняли.

27-летний Евгений Слабочков холост, детей не имеет. Безработный житель Миасса. Обвинялся в том, что в ночь с 5 на 6 сентября 2002 года во время распития спиртных напитков ударил потерпевшего Пауля А.М., 1938 года рождения, кухонным ножом в шею, затем в туловище. 38-летнюю Ирину Кириллову, находившуюся в другой комнате, зарубил топором, решив избавиться от свидетелей.

Вот несколько цитат из приговора, который оглашала судья Чернова: "Оправдательный приговор вынесен на основании непричастности к убийству. За отрицательный ответ при вынесении приговора проголосовало не менее шести присяжных: Вещественные доказательства - нож, топор, стеклянная посуда, две пачки сигарет, одежда убитых - подлежат уничтожению. Джинсы, принадлежавшие гражданину Слабочкову, вернуть. Судебные расходы в размере 720 рублей 50 копеек отнести на счет федерального бюджета: Гражданина Слабочкова ознакомить с правом на реабилитацию".

Прокурора не послушались

-- Данный вердикт присяжных мы воспринимаем как естественный процесс развития судебной реформы, - заявил заместитель прокурора области Павел Чеурин. - Прокуратура области убеждена, что преступление совершил именно Слабочков. Мы постарались сделать все возможное, но у шестерых присяжных оказалась иная точка зрения. Это их безусловное право, они сделали свое дело. В чем причина, почему мы не смогли убедить все жюри? Пока изучаем этот вопрос. Если окажется, что есть вина нашего гособвинителя, следствия, прокурора, который вел дело, - будем делать выводы, учиться на своих ошибках. Хочу напомнить, что из 14 дел, рассмотренных судом присяжных в Челябинской области, это всего лишь второй оправдательный приговор.

-- Будет ли прокуратура области обжаловать вердикт?

-- Если к этому будут основания, в течение 10 дней мы имеем такое право.

-- В чем для прокуратуры была главная сложность процесса?

-- В обеспечении явки свидетелей обвинения. К сожалению, нам не удалось обеспечить явку нескольких свидетелей, чьи показания могли сыграть определенную роль, так как люди выехали за пределы области. Их показания, данные на предварительном следствии, нам огласить не разрешили, это право судьи. В частности, отсутствовала женщина, которая в этот вечер видела обвиняемого с потерпевшей, что опровергало данные им показания.

-- Говорят, один из присяжных на вопрос "Имело ли место событие преступления?" (то есть было ли убийство - ред.) ответил, что события не было.

-- Это говорит лишь о том, что граждане обязаны становиться более грамотными:

Ошибки следствия

Обвинение не смогло опровергнуть алиби Слабочкова, считает его адвокат Любовь Иванова. Представленные вещественные доказательства, а также противоречивые показания свидетелей со стороны обвинения не смогли убедить суд присяжных.

-- Я считаю, что было допущено несколько ошибок еще в самом начале следствия, - говорит Любовь Алексеевна. - Почему-то сложное и запутанное дело передали следователю, который не так давно закончил юридический институт, практического опыта для раскрытия подобных дел у него не было. Отсутствие протокола изъятия образцов привело к тому, что суду потребовалась дополнительная экспертиза. Точное время совершения преступления так и осталось неизвестным. Трупы обнаружены 8 сентября 2002 года. Слабочкову инкриминировалось убийство в ночь с 5 на 6 сентября. Между тем мой подзащитный утверждает, что находился в той квартире 3 и 4 сентября. У обвинения был свидетель, который располагал информацией, подтверждающей алиби Евгения. Однако своевременно он в суд не явился: сначала у него не было средств приехать на заседание, а потом уже у служебных приставов не оказалось бензина, чтобы доставить человека в зал суда.

По мнению защиты, мотив преступления также не доказан. Видимо, у следствия не оказалось какой-либо единой и логически построенной версии. Картину преступления "путали" и показания свидетелей: то видели, в какие места наносил удары Слабочков, то не видели. К тому же, по словам Любови Ивановой, один из граждан, дававших показания на суде против ее подзащитного, в милиции написал явку с повинной, в которой указал, что Слабочков якобы убивал в его присутствии. Хотя явку с повинной обычно подписывает лицо, совершившее преступление:

В общем, для присяжных в этом деле оказалось слишком много белых пятен. Сложившиеся обстоятельства сыграли в пользу защиты обвиняемого.

Корреспонденту "Челябинского рабочего" адвокат Евгения Слабочкова также сообщила: когда приговор вступит в законную силу, ее подзащитный, возможно, воспользуется своим правом на реабилитацию. В частности, юрист утверждает, что в период следствия Слабочкову причинена психологическая травма, а также нанесен вред здоровью. Находясь в следственном изоляторе, Евгений заболел пневмонией и был вынужден обратиться за медицинской помощью.

В доме свидетеля

По иронии судьбы, квартиры, в которых живут в Миассе обвиняемый и главный свидетель обвинения, расположены в соседних подъездах. И, понятно, этот факт немногих приводит в восторг. Евгения Чиненова, выступавшего свидетелем обвинения на двух процессах, нам застать не удалось. Своими тревогами поделились его родители.

-- Со вчерашнего дня мы живем, как на вулкане, - сказала мать.

На наш вопрос, предлагали ли правоохранительные структуры какую-то помощь в ограждении сына от возможных посягательств, родители лишь пожали плечами.

-- Никакого доверия ни к милиции, ни к прокуратуре мы не испытываем, - резюмировал отец парня. - Когда два года назад его избили и лишили глаза, нам никто не помог. Поэтому, если Слабочков посмеет как-то обидеть моего сына - сам ли, при помощи ли друзей, я в милицию не пойду. Найду способ решить эту проблему самостоятельно.

По словам родителей, после того, как посадили на полгода одного из тех, кто пытался давить на их сына перед первым судебным заседанием, никто Евгения не трогал. Во всяком случае, им он об этом не говорил. Однако чувство тревоги родителей не покидает.

Что касается присяжных, то, по мнению старших Чиненовых, часть "судей с улицы" как-то заинтересовали. Иначе, почему Слабочков опять на свободе?

"В бега не собираюсь..."

Совсем другая позиция у самого Слабочкова, с которым корреспонденту "Челябинского рабочего" в Миассе вчера удалось выкурить сигарету.

-- Чиненов меня просто оговаривает, - сказал он. - Зачем ему это нужно? Комментировать не хочу, пусть у органов голова болит. Я же хочу пока сидеть тихо и ни в какие бега ударяться не собираюсь. Если прокуратура вновь опротестует решение, буду, как и в первый раз, ждать решение Москвы дома. Спокойно я себя не чувствую. Если можно было наплевать на решение первого состава жюри, то что помешает сделать то же самое во второй раз? Смотрите, я уже девять месяцев провел за решеткой, после первого вердикта сразу же попал в больницу с воспалением легких. Но ладно я, мать у меня на 20 лет постарела! Меня же не в краже обвиняли, вполне могли дать 25 лет или пожизненное. Чтобы оплатить услуги первого адвоката, мы продали все, на второй процесс оставалось лишь квартиру закладывать, но я решил: нет, пусть будет бесплатный адвокат. n

Комментарий "Челябинского рабочего"

Дело Слабочкова, получившее всероссийскую известность (в Миасс едет съемочная группа РТР), обострило вопрос о судах с участием присяжных заседателей. В приватных беседах работники правоохранительных органов пеняют на непрофессионализм присяжных. Но в этом непрофессионализме и заключается главная идея таких судов, вполне мирно существующих во многих развитых демократиях. Когда говорят, что суды присяжных - это уже вчерашний день, что слово должно оставаться за судьями-профессионалами, хочется возразить: нет, вчерашний день - это закрытые сталинские "тройки" и "телефонное право". Сегодня прокуратуре приходится доказывать вину людям с улицы. Но разве не за это налогоплательщики, все мы, содержат правоохранительные органы?

От этого двойного суда остался странный осадок из сомнений да клубок загадок. И разделившиеся в деле Слабочкова ровно поровну присяжные вряд ли символизируют победу правосудия, поскольку одно мы можем сказать точно: убийца, кто бы он ни был, сейчас на свободе...

Материал подготовили: Алексей ПОТАПОВ, Екатерина МИНЕЕВА, Сергей ЛИХАЧЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет