Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Мы - обслуживающий персонал"

04.10.2000
Диалог с Верой Кальпиди

- Вера, еще недавно казалось, что дизайн у нас не очень востребован...
- До недавнего времени о дизайне в нашей стране можно было говорить лишь как о минус-дизайне. Я говорю о настоящем, а не о виртуальном, на который мне лично всегда везло.

Диалог с Верой Кальпиди

-- Вера, еще недавно казалось, что дизайн у нас не очень востребован...

-- До недавнего времени о дизайне в нашей стране можно было говорить лишь как о минус-дизайне. Я говорю о настоящем, а не о виртуальном, на который мне лично всегда везло. Везде, где я работала, формально он существовал. Для работодателя - наличием должности. Для работника - заработной платой. А вот результаты этого труда никому не были нужны. С ними попросту нечего было делать.

-- А где и когда началась работа с настоящим заказчиком?

-- В Таллине, в 1989 году. Меня попросили сделать фирменный стиль для малого предприятия. А следом - серьезные офисы, кафе: Первой удачей, моей личной, оказался фирменный стиль Эстонской республиканской металлобазы. Смешно? Мне тоже. Потом была Москва. Офисы ныне не существующих кооперативов. А в 92-м году оказалась в Челябинске. Здесь впервые пережила настоящую профессиональную катастрофу.

-- А катастрофа, простите, в чем заключалась?

-- В абсолютной ненужности. Строителям дизайнер был не нужен. Для них проблемы дизайна были проблемами заказчика.

-- И что же, в какой-то момент в людях произошел перелом?

-- Скорее, до Челябинска докатилась волна моды на дизайн. И в первую очередь на фирменный стиль. Но мне примерно еще год пришлось биться о стену. Потом я поняла, что никого ни о чем не нужно просить. Полезнее и проще построить самой себе профессиональную нишу.

-- Сегодня в Челябинске, кажется, дизайнерский бум?

-- Строительные фирмы и новоявленные дизайнеры по-прежнему работают с журналами и компьютерными программами. Как бы ни были они хороши, но голову не заменяют. Они нередко такие каламбуры сочиняют, что приходится ходить следом и исправлять то, что еще не окончательно загублено.

-- А у нас в городе сегодня много дизайнеров?

-- Не знаю. Со мною все происходило независимо от их количества и без пересечения профессиональных интересов. После одного невероятного случая заказчики сами находили меня. А потом все сделанные работы обернулись новыми заказами.

-- Что же это за невероятный случай?

-- Была я как-то в гостях, в офисе - маленькой комнатке на заводе театрального оборудования. Зазвонил телефон. Просили художника для офиса, интересовались, нет ли там такого, все-таки завод театрального оборудования:

-- А что было потом?

-- Потом на "новоселье" приехал глава Калининской администрации Владимир Афанасьевич Трегубенков. Посмотрел и сказал: дизайнер хороший, строители - ни к черту. Из этого получился дизайн его кабинета, его приемной и т.д.

-- Значит, для вас конкуренции не существует?

-- Я ее не чувствую. Да и по-настоящему профессиональных дизайнеров в Челябинске человек пять. Как правило, все давно закончили Свердловский архитектурный институт:

-- Неужели молодые так плохи?

-- Может быть, и нет, но их портит квартирный вопрос. Востребованность. Для размышлений о себе и своем деле нужен покой. Когда несформированный человек сразу ориентирован на конкретную, уже существующую работу и ее выгодность - задумываться о сути профессии некогда. Поэтому так много появилось людей, знающих, в отличие от времени моего студенчества, слово "дизайн", но ничего не знающих о самом дизайне.

-- А как вы отличаете профессионального дизайнера?

-- Если дизайн набрасывается на вас с порога - значит работал ремесленник. А если вы в первую очередь видите квартиру, то здесь был профи.

-- Вы ощущаете сделанные вами квартиры как свои произведения?

-- Как произведения - нет. Нельзя забывать - мы не художники, а дизайнеры, а чужой дом - не арена для профессионального самовыражения. В чужой жизни мы - обслуживающий персонал. Если опустить в вопросе слово "произведение", то да. До последнего гвоздика. Но только до появления первой личной вещи заказчика. В этот момент все меняется. И я - уже инородное тело в чужой жизни. Если доводится бывать потом в квартирах, я вхожу в нее, как в первый раз.

-- А в каких случаях вы отказываетесь от заказа?

-- Вообще-то я могу работать с любыми людьми. Принципиально отказываюсь, когда вижу, - нужен не дизайнер, а семейный психолог.

-- Как вы об этом узнаете?

-- По запаху затаившегося конфликта. Если нет в паре лидера, принять окончательное решение некому. Значит, споры о гвоздях на стене (правее, левее) будут бесконечными.

-- Ваши заказчики, работая с вами, проходят процесс научения?

-- Чему? Правилам поведения во сне? Нет. Ни дизайн, ни хороший вкус - это не набор догм и правил. Я люблю своих заказчиков, и это чувство, надеюсь, остается в их доме и после меня.

-- А как же воспитывать вкус людей?

-- Хорошо бы это делали с рождения. Ну а взрослым - предложи гармонию из фантазий. У дизайна вообще нет цели сделать человека эстетически грамотным. Подставь другу плечо, если можешь, если нет - отойди.

-- Вера, вы стольким людям сделали красивое и уютное жилье, а ваша собственная квартира, простите, не выглядит готовой:

-- Если вы о ремонте, то да. Мы нарушили одно железное правило - не въезжать в дом, не закончив ремонт. Потому что он останется навсегда. А что касается завершенности, так вы видите мастерскую, то есть конфигурацию нашего стиля жизни. И людям с другими взглядами часто хочется что-нибудь здесь изменить, чтобы добиться видимости дома, как они его себе представляют. Но стиль мастерской никогда не удается загримировать под дом.

-- И вам, подозреваю, здесь уютно.

-- Внешний уют лишь дополняет внутренний комфорт. Совпадение вида жилища и стиля жизни всегда важно. Наши взгляды с Виталием в этом схожи. Но мы все-таки два человека, а не один. Поэтому у каждого своя мастерская. А вне работы наш дом - это наши взаимоотношения. По-настоящему в нашем доме живут только кошки, тени деревьев и отраженные окнами дома напротив угасающие лучи.

-- А каким вы видите свой идеальный дом?

-- У совершенства одна проблема - чертовски скучно. Скажу просто о доме. В нем может быть комнат шесть: две мастерские, одна из которых - кабинет, одна - для домашних дел, одна - для сна, одна - для отдыха, одна - с запахом вкусной еды и одна - с посудой, которую еще не вычеркнули из жизни. Но важно, какими будем мы, а не сколько в нашем доме будет комнат. Равновесие между людьми и домом - вот чего нужно добиваться.

-- А вас не травмирует ощущение, что в обозримом будущем такого дома, какой вы описали, у вас не будет?

-- У меня нет такой цели. И я никогда не буду жертвовать вкусом жизни ради какой-либо внешней цели. Я столько новых жизней, домов и переездов переживаю с заказчиками, что не возникает потребности раз в пять лет менять ни профессию, ни дом, ни друга жизни.

Алексей ГРИГОРЬЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет