Новости

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка продуктов курьерская - подробное описание здесь.
Цветы горшечные заказать, варианты по ссылке.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Я - Пимен Таганки"

04.10.2003
Знаменитый актер и мемуарист Валерий Золотухин верит в Бога и своего читателя

3 октября в Магнитогорске на фестивале "Театр без границ" ("Челябинский рабочий" уже анонсировал его) Молодежный театр Алтая из Барнаула показал свой спектакль "На дне" по драме Максима Горького. Роль Луки в постановке земляков-алтайцев играет столичный актер театра и кино Валерий Золотухин, чья книга дневников "На плахе Таганки" (в московском Театре на Таганке Золотухин работает несколько десятилетий) уже год в списке самой читаемой мемуарной литературы. Это интервью актер и литератор дал специально для "Челябинского рабочего".

- Говорят, вы подружились с Молодежным театром Алтая, когда занимались строительством храма у себя в алтайском селе? Какая связь между театром и церковью?
- В моем родном селе Быстрый Исток в 30-е годы церковь раскатали на бревна и из них соорудили клуб, где я начинал свою артистическую карьеру в самодеятельности. Все возвращается на круги своя: клуб несколько лет назад сгорел, а на месте разрушенного храма мы построили новый.

Знаменитый актер и мемуарист Валерий Золотухин верит в Бога и своего читателя

3 октября в Магнитогорске на фестивале "Театр без границ" ("Челябинский рабочий" уже анонсировал его) Молодежный театр Алтая из Барнаула показал свой спектакль "На дне" по драме Максима Горького. Роль Луки в постановке земляков-алтайцев играет столичный актер театра и кино Валерий Золотухин, чья книга дневников "На плахе Таганки" (в московском Театре на Таганке Золотухин работает несколько десятилетий) уже год в списке самой читаемой мемуарной литературы. Это интервью актер и литератор дал специально для "Челябинского рабочего".

-- Говорят, вы подружились с Молодежным театром Алтая, когда занимались строительством храма у себя в алтайском селе? Какая связь между театром и церковью?

-- В моем родном селе Быстрый Исток в 30-е годы церковь раскатали на бревна и из них соорудили клуб, где я начинал свою артистическую карьеру в самодеятельности. Все возвращается на круги своя: клуб несколько лет назад сгорел, а на месте разрушенного храма мы построили новый.

В 1992 году заложили фундамент, но началась жуткая инфляция: я доставал, допустим, миллион рублей, а у временной церкви, которая там действовала, только на свет и тепло уходило два миллиона: И у многих моих односельчан было впечатление, что строительство десять лет не продолжалось. Это не так: жизнь церкви шла по нарастающей, совершались таинства брака, крещения: Если бы не было постоянного труда (в том числе и моего), это было бы невозможно.

Когда в позапрошлом году мне исполнилось 60 лет, я понял, что мне надо проехать по родному Алтаю, понять самого себя и ту среду, из которой я когда-то ушел в артисты. Я попросил руководство края организовать мне гарантированные концерты, то есть чтобы мне, независимо от сборов, выплачивался твердый гонорар за выступление - допустим, 10 тысяч рублей. И всю эту сумму я отдал на строительство храма. С моей партнершей Ириной Линдт мы заработали 96 тысяч и еще добавили 4 тысячи. Эти 100 тысяч стали основой для начала энергичного строительства. Потом и другие подключились, и я продолжал вкладывать деньги: Так, сообща, и построили церковь.

Мы даже порой не замечаем, как жизнь поменялась! Я 12 лет назад обращался по телевидению с просьбой помочь храму - ни рубля не поступило, ни один человек не откликнулся! Два года назад стоило мне обратиться - и посыпались предложения. Видимо, люди стали жить состоятельнее, какая-то стабильность в стране образовалась, мы все-таки движемся вперед. Я человек верующий - стало быть, оптимист. И вот я вижу в деревне в продаже - бананы! Тот, кто их привозит, не дурак, он не будет их возить, чтобы потом выбрасывать. Значит, их покупают! И колбаса лежит: Я понимаю, что, может быть, дорого. Но если покупается, значит, доступно. Значит, за эти 10 лет мы чего-то смогли добиться.

Например, я по телевидению попросил у людей денег на крышу храма - тут же звонок: "О какой сумме идет речь?". - "300 тысяч рублей" - "Приезжайте". Оказалось, эти деньги дает человек, которого зовут Ахмет Константинович: иноверец, но уважает православных:

К сожалению, многие говорят: "Золотухин себе при жизни ставит памятник". Это меня не может не задевать, и поначалу я болезненно на это реагировал. Но смотреть на это надо философски: собака лает - караван идет. Главное, чтобы он шел. А если начнешь огрызаться, оправдываться, ты погрязнешь в этой склоке, и дело не сдвинется. В конце концов, пересуды забудутся, а храм останется. На днях мы должны поднять луковицу и крест, а 12 октября состоится его освящение.

-- А театр-то при чем?

-- Все хлопоты по организации моих концертов по селам и деревням Алтайского края взял на себя Барнаульский молодежный театр: машины, радист, администратор: И так мы с ними в деле породнились, что возникла идея сыграть в их спектакле. Они уже выпустили тогда спектакль "На дне" и прислали мне его видеозапись. По кассете я даже не сразу понял, что к чему, засомневался, стоит ли: Но посмотрел еще раз, и мне понравилось!

Я видел много постановок "На дне" : БДТ, "Современник", МХАТ, сам играл в постановке Анатолия Эфроса на Таганке: Но нигде я Луку не прочитал, идею этого персонажа не увидел. А в барнаульском спектакле я увидел внятную трактовку: Лука натыкается на сатанинскую природу и философию Сатина. Сатин вообще-то дьявол. Его "человек звучит гордо" оказывается такой мерзостью: Это всегда звучало выспренно и уводило в сторону того Горького, которого мы не любим. Сатин - болтун, краснобай, а Лука с ним по идейным, человеческим позициям сталкивается. Режиссер Алексей Песегов мне очень понравился. Спектакль лишен химерности, и актеры хорошо играют.

-- А вы часто его играете?

-- Я сыграл два спектакля в Барнауле, третий - в Екатеринбурге, на фестивале "Реальный театр", четвертый - в Магнитогорске.

-- Вы ни на минуту не выпускаете из рук изящную черную трость: с ней связана какая-то история?

-- Еще с института делаю трости сам - вырезаю сучки, обжигаю: Но эту я купил лет десять назад для своего моноспектакля "Анна Снегина" к столетию со дня рождения Сергея Есенина.

-- В своих дневниках вы много лет упоминаете о работе над романом "21-й километр". Когда же, наконец, мы прочтем его и откуда такое название?

-- На 21-м километре Ярославского шоссе герой признается героине в любви, и весь роман о любви. Я опубликовал две главы из него. Забавно, что первая появилась в журнале "Юность" еще в 1996 году, вторая - в журнале: "Playboy".

-- Ого!

-- В этой главе порнографии нет, но эротика есть. К тому же опубликована она на спор. В свое время я поспорил на крупную сумму с героиней этого романа, что опубликую его именно в журнале "Playboy".

-- И вы выиграли!

-- Э нет, тут не все так просто. Я отправил в редакцию рукопись, а месяца через два мне позвонили: "Материал ваш принят". Я затаился. Потом они передвигали его из номера в номер, и в апреле 2002 года мой текст напечатали.

Тем временем героиня моя вышла замуж, родила: Я лежал в больнице, и вдруг заявляется ее муж: "Зачем вы это напечатали, да еще в "Плейбое"? Будут узнавать:" Я говорю: "Какие узнавания, вы что? Это же художественное произведение!"

-- И все-таки - когда вы думаете завершить работу над "21-м километром"?

-- Тут вот какая бодяга получается. Если вы читали мои дневники, то, наверное, заметили, что там есть проворот какого-то прозаического материала, который может стать основой страниц беллетристики. Но когда редактор из моих дневников составил книгу "На плахе Таганки", я просмотрел ее и понял, что я уже роман опубликовал! Я с 17 лет веду дневник, и не случайно мне режиссер Анатолий Эфрос подарил свою книгу с надписью: "Графоману от графомана". Моя "графомания", то есть каждодневная работа над дневниками, в конце концов становится профессионализмом, и уже как попало дневник не ведешь.

Так что я пишу этот роман, но проворачиваю его с трудом и думаю, честно говоря, что он не нужен. И потом, я ведь не считаю себя писателем:

-- Не понимаю, почему. У вас 12 книг прозы, вы член Союза писателей - и не писатель?!

-- Я не считаю себя писателем, потому что писатель - это тот, кто: Хотя нет! Хотел сказать - "кого это ремесло кормит". Но ведь того же Набокова кормила долгие годы его работа в университете, а не писательская работа.

Да даже и не в этом дело. После выхода в "Юности" моей повести "На Исток-речушку, к детству моему" мне написала одна учительница: "Мне очень понравилась ваша повесть, но только не подумайте, что вы - писатель. Вы - актер. А Василий Макарович Шукшин - писатель".

Был у меня период, и довольно долгий, когда мне были дороги мои писательские амбиции. Я хотел, чтобы меня в первую очередь считали писателем. Но это была глупость, заблуждение. Главный редактор "Юности" Борис Николаевич Полевой, когда исправлял фломастером мою рукопись, поучал: "Старичок! То, что не напечатано - не написано!" У Полевого тогда вышел толстенный фолиант "На диком бреге" - напечатанный, но не написанный (для меня). А у Юрия Казакова была тоненькая книжечка рассказов, каждый из которых должен изучаться в школе как образец русской литературы. Количество в данном случае не всегда переходит в качество. Да, у меня 12 книг, но если останется от меня одна тоненькая книжка, которую будут читать, мои писательские амбиции будут удовлетворены.

-- С актрисой Ириной Линдт вы не только партнеры по сцене - между вами существует что-то большее. И в то же время вы дорожите своей семьей, любите жену Тамару:

-- Пусть ваши читательницы будут спокойны и за Ирину Линдт, и за Тамару. Этот вопрос нужно оставить открытым. Ирина сама в интервью "Огоньку" высказалась настолько откровенно, что я даже вздрогнул, когда прочитал. Она сразу всем заткнула рты: да, он женат, но развод не нужен ни мне, ни ему. А все остальное - домысливайте, додумывайте:

-- Сейчас все, кому не лень, ведут на телевидении передачи. Вам ничего такого не предлагали?

-- Что-то было, но давно, даже не вспомню, о чем шла речь. Дело в том, что у меня нет склонности к этому. Вот Любимов мне предлагал: "Валерий, может, ты чего-то поставишь?" - "Нет, я по своей природе - второй". Второй - не значит "второй состав", это значит "ведомый", такая позиция. Режиссер - это подчинение автора и актеров своему замыслу. А я подчиняюсь вашей воле, деля с вами успех и поражение. Мы с Володей Высоцким как-то рассуждали на эту тему, и Любимов согласился с нами: ведомые в эскадрилье погибают чаще, потому что ведущий заводит звено, и оно принимает бой, за все расплачивается:

-- Находите ли сегодня время для кино?

-- Сейчас я снимаюсь в двенадцатисерийной картине "Участок" - этакий "Деревенский детектив" на сегодняшний лад. Имя режиссера Александра Баранова вам пока ничего не говорит, но зато моих партнеров-артистов вы знаете. В главной роли снимается Сережа Безруков, также там играют Тамара Семина, Владимир Меньшов, Владислав Галкин, Нина Русланова: Мой персонаж - дед по прозвищу Хали-Гали. В каждой деревне есть такой дед, который сидит на завалинке, все смотрит и изрекает многозначительные фразы, которые все потом долго разгадывают.

В "Ночном дозоре" играю вампира, отца вампира. Скоро выйдет сериал "Спас под березами", и в серии "Чудотворная" я играю главную роль - слесаря, который в силу обстоятельств начинает верить.

Беседу вел Андрей КУЛИК

Комментарии
Комментариев пока нет