Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Власть фантазии

09.10.2003
"Кабала святош" Владимира Гурфинкеля в Камерном театре Челябинска

Когда мы фантазируем, мир становится таким, каким мы его выдумаем. Вполне возможно создать удивительное пространство, где нет правых и виноватых, героев и злодеев, где есть только люди, по-своему счастливые или несчастные, звенящая и вскрикивающая музыка, изысканный обман костюмов. Но такой мир уже есть - он создан авторами спектакля "Кабала святош" по пьесе М. Булгакова в Камерном театре.
Демиург - режиссер Владимир Гурфинкель со своей блистательной командой, художником-сценографом Ирэной Ярутис и композитором Леонидом Иновлоцким, - назвал свое творение "фантазией театра о Мольере и Людовике XIV".

"Кабала святош" Владимира Гурфинкеля в Камерном театре Челябинска

Когда мы фантазируем, мир становится таким, каким мы его выдумаем. Вполне возможно создать удивительное пространство, где нет правых и виноватых, героев и злодеев, где есть только люди, по-своему счастливые или несчастные, звенящая и вскрикивающая музыка, изысканный обман костюмов. Но такой мир уже есть - он создан авторами спектакля "Кабала святош" по пьесе М. Булгакова в Камерном театре.

Демиург - режиссер Владимир Гурфинкель со своей блистательной командой, художником-сценографом Ирэной Ярутис и композитором Леонидом Иновлоцким, - назвал свое творение "фантазией театра о Мольере и Людовике XIV". Однако с таким же успехом спектакль мог бы называться по именам многих его персонажей - "фантазия о Бутоне, Лагранже, Мадлене:" Театр Гурфинкеля властвует тотально, охватывая всех участников действа, все происходящее на сцене, кажется, даже сам воздух над сценой. И, разумеется, захватывает и удерживает в своей "кабале" зрительный зал.

В мире спектакля театр, как некий виртуальный бриллиант, оборачивается все новыми гранями. Есть Театр Мольера, в центре которого - великий актер. Увы, он выступает творцом только на сцене, а дома Жан-Батист Поклен в исполнении С. Акимова оказывается человеком, одолеваемым страстями, а затем - покинутым и больным стариком, у которого есть один достойный выход - умереть на спектакле. Те, кто оказался во власти театра, способны жить только внутри него. Они всячески защищают свой странный и не слишком уютный дом - так, как летописец театра Лагранж (И. Миногин) или "театральный домовой" Бутон (М. Яковлев).

Те же, кто уходит, попадают в Театр Власти - золоченый кукольный балет королевского двора, в центре которого - Король-Солнце (роль Людовика - явная и бесспорная удача О. Барышева), его верный страж - Одноглазый мушкетер (слегка похожий на молодого Жана Рено В. Зеленов) и его жестокий шут - Справедливый Сапожник (И. Галаева, Е. Яковлева). Впрочем, есть еще одна разновидность такого театра - тайная Кабала в черных одеяниях, которой правит вдохновенный (и такой проникновенный в сцене исповеди Мадлены!) архиепископ де Шаррон (В. Нагдасев).

Театр Власти всерьез уверен, что именно он управляет миром, и даже может убедить в этом беглецов из Театра Мольера - слабого и тщеславного Захарию Муаррона (Р. Кагарманов), усталую и отвергнутую Мадлену (З. Акчурина), обманувшуюся в ожидании счастья Арманду (А. Тягловская). Игра по его правилам тяжела, она может заставить не прощать слабости, видя в них преступления, - так, как это делает Людовик, который отрекается от Мольера, как кажется зрителю, сам страдая от своей непреклонности. И лишь Мольер, похоже, может простить всех - блудного сына, сбежавшую жену, угрожающего расправой бретера. Но короля он простить не может - и падает замертво среди поющих и танцующих собратьев.

Так заканчивается этот спектакль-фантазия. Спектакль, музыку к которому хочется слушать, сценография которого обманчиво проста и удивительно точна. Чудесным образом он выворачивает привычную сцену Камерного театра, заставляет каждого актера - от заслуженных артистов до студентов-дебютантов - вытаскивать из глубин души новые силы и краски...

Андрей ВАГАНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет