Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Думы Сабира

11.10.2003
Семь лет назад в уральской тайге поселился отшельник

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ
Челябинск

Мне поручено разжечь костер. Сабир кивнул на дрова слева от избушки: выбирай. А что выбирать-то? Дрова как дрова.
Осиновые, они сразу бросаются в глаза малахитовой корой. У березовых береста режет глаз белизной, словно халат чистюли медсестры.

Семь лет назад в уральской тайге поселился отшельник

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ

Челябинск

Мне поручено разжечь костер. Сабир кивнул на дрова слева от избушки: выбирай. А что выбирать-то? Дрова как дрова.

Осиновые, они сразу бросаются в глаза малахитовой корой. У березовых береста режет глаз белизной, словно халат чистюли медсестры. Мрачные еловые лежат чуть в сторонке. И все эти краски на желтом ковре осенней листвы, залитом солнечными зайчиками. Картина, достойная кисти художника. Я выбрал березовые.

-- Правильно, - одобрил Сабир, - музыкальные. Под них разговор веселей. А осина - для жара. Ель - для духа. Заварю-ка я чаек:

Чай у Сабира особенный. Вроде бы обычный индийский, со слонами, и все же не такой.

-- Здесь вода особая. И воздух не чета тому, что внизу, - хитро щурит глаза собеседник.

Это точно: навигатор показал 760 метров над уровнем моря, а дышится, словно из кислородной подушки. И формулу H2O некому разбавлять солями тяжелых металлов, потому как напрямую до ближайшего поселения километров тридцать, непроезжими дорогами - умножай на два. Но напрямую летают лишь черные вороны. Нам достались заросшая ураловская колея и тропы через урему. До вершины еще 300 метров, в высоту. А пока привал у отшельника.

Первое, что пришло на ум, - очередной Лыков. Но в отличие от сибирских староверов Сабир хорошо знаком с цивилизацией. Ему скоро 53. В свое время служил в противовоздушных войсках в Подмосковье. Работал в ВПК, налаживал ракетные комплексы, что в водах Мирового океана охраняли от внешних врагов несостоявшийся коммунизм. Классный радио- и телемастер. Он и сейчас время от времени спускается к людям, чтобы, починив сникший "Самсунг", заработать на пропитание. Сам в курсе всего, чем живет мир. Благодаря старенькому транзистору и запасу батареек. Судя по обустроенной обители, руки у него растут из правильного места. Такому умельцу и среди людей нашлось бы дело, ан нет:

-- Стрелец я по гороскопу, - говорит Сабир, - одному мне лучше: ходить по тайге и думать никто не мешает. (Позже, дома, я вычитал, что Стрелец жаждет свободы и ловит каждое ее мгновение. Он не создан для драматических и тяжких ситуаций, которых всячески избегает).

-- О чем думы-то?

-- О жизни, о людях, о Творце.

-- А что ты видишь-то из этих дебрей?

-- Я, мой дорогой, с юности путешествую. Кавказский хребет облазил. От Полярного круга все уральские вершины обтоптал: Сверху жизнь виднее.

Подумалось, заливает мужичок. Но когда мой товарищ, год назад проехавший на джипах с экстремальщиками Свердловскую и Пермскую области, стал задавать "каверзные" вопросы, понял: чистая правда.

Наверное, не все так однозначно. Да и с какой стати Сабиру раскрывать душу первому встречному-поперечному. Но факт фактом: в 1997-м Сабир распрощался с родными и близкими и ушел в горы. Когда-то здесь три друга-путешественника заложили туристскую хижину. Сейчас это обитель одного Сабира. Рядом, словно сказочный дом Бабы Яги, баня на огромном пне. Наверное, есть еще какое-то хозяйство, но оно скрыто от постороннего глаза.

-- Не страшно одному в тайге?

-- Рябчиков слышал?

-- Слышал.

-- Они у меня здесь как куры ходят. Я ведь их не трогаю. Я все живое люблю. Два дня назад из деревни возвращался. Поздно уже было. Впереди увидел огромную тень. Думал: лось. Живет здесь на болоте рогач с эту избушку. А подошел ближе - медведица. С ней пестун и сеголеток. Встала на задние лапы, смотрит. Я не шевелюсь. Что-то проворчала, словно поздоровалась, и ушла. Я - тоже. Медведи умные. Хорошие соседи.

-- А волки?

-- Те - деловые. Появятся, зарежут лося и, пока не съедят, не уходят. В гости из любопытства заглядывают, но меня не трогают.

-- Боязнь человека у зверя давно в генах.

-- Это точно: человека надо бояться. Как-то появился у меня один. Мрачный, взгляд тяжелый, глаза прячет. Хочу, говорит, пожить в тайге. Где здесь можно? Живи, говорю, у меня - все веселей. А когда он стал умываться, разглядел я живопись на его теле и все понял. Подсказал гостю про вагончик в нескольких километрах: Спустя некоторое время появился здесь спецназ из Свердловской области - разыскали беглеца из зоны. Говорят, карабин у него был. А еще - руки по локоть в крови.

Гляжу на руки Сабира. На левой нет большого пальца, остальные странно скрючены. Оказалось, тоже история. Готовясь к зиме, на лыжах спустился вниз к людям. С собой взял санки для продуктов. Был сильный холод и снега под два метра. Как обычно, в кустах у накатанной дороги лыжи воткнул в сугроб и пешком в деревню: Возвращался с провиантом до весны: в рюкзаке 35 кг и прицеп на полозьях. На месте лыж нашел лишь тракторные следы. До избушки добирался всю ночь. Через сутки пришел в сознание и вновь пошел к людям. На сей раз - к хирургам.

Кто напакостил, Сабир вычислил сразу: следы для него - что буквы. Выяснять отношения не стал, но в деревне молва живет сама по себе. Дошла и до жены вора. Здоровая женщина, от позора что ли, умерла. Вскоре и у мужа инфаркт, затем второй:

-- Вот об этом и думаю, - говорит Сабир. - Делай людям только добро. Зло всегда возвратится бумерангом. Ко мне порой туристы заглядывают. Ну, как им в крове-помощи отказать? Не богат, но поделюсь:

На мое ружье Сабир старается не смотреть - охотой не занимается. Его пища, как говорит, кашка с маслицем, растительным. Зерна - они живые, в них сила великая. Угостил меня. И опятами нынешнего засола. Вкуснотища!

-- А зимой чем занимаешься?

-- Сплю. Когда не сплю, думаю.

:Провожая к вершине, Сабир показал лучший путь.

-- Дня через два тоже схожу. Поговорить надо.

-- С кем?

Сабир неопределенно мотнул головой вверх:

Подъем по огромным каменным валунам на 1068 метров дался не просто, но на удивление весело. То ли погода тому причиной, то ли доброе напутствие отшельника. А вот спускались сложней. Путь был через заросли малины. Сразу видно, что здесь основательно попаслись медведи, делая запасы на зиму. Вот и Сабир скоро будет собираться вниз. За провиантом. Чтобы зимой думать о жизни. И о нас. n

Комментарии
Комментариев пока нет