Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Где эта улица, где этот дом?

18.10.2003
За страсть властей к переименованиям расплачиваются граждане

Виктор РИСКИН
Кыштым

Вот это номер!
Однажды житель улицы Графитовой Леонид Серышев услышал снаружи стук. Вышел и увидел, как какие-то мужики оторвали прежний номер дома и прибивают новый. Был 34-й, стал - 42-й. Леонид Александрович не стал интересоваться, чем новый номер лучше старого. Пожав плечами, вернулся к своим делам.

За страсть властей к переименованиям расплачиваются граждане

Виктор РИСКИН

Кыштым

Вот это номер!

Однажды житель улицы Графитовой Леонид Серышев услышал снаружи стук. Вышел и увидел, как какие-то мужики оторвали прежний номер дома и прибивают новый. Был 34-й, стал - 42-й. Леонид Александрович не стал интересоваться, чем новый номер лучше старого. Пожав плечами, вернулся к своим делам. А зря! Если бы поинтересовался, то теперь двадцать с гаком лет спустя не обивал бы пороги присутственных учреждений.

-- Да я сам-то не хожу, - досадливо морщится 75-летний Серышев, - ноги слабые, за меня сын старается: А для чего все это делалось, понятия не имею.

Сын Серышева, Николай Леонидович, объяснил более доходчиво.

-- Перенумерация домов по этой улице случилась давно. Жителей о ее последствиях не предупредили. И вот только теперь, когда надо приватизировать жилье или передавать его по наследству, людям (и мне, в частности) приходится ходить по разным кабинетам, оформлять разные бумаги, причем не за так, а за деньги. По какому, собственно, праву мы должны выкладывать наличные за чужое головотяпство? Нам прекрасно жилось и при прежней нумерации.

Вязальщица трикотажной фабрики Фарида Исмагиловна Шарафутдинова спокойно жила в своем доме под номером 49. Как-то, возвращаясь с работы, увидела, что на стене красуется новенький номер - 51-й.

-- Было это лет двадцать назад, - вспоминает Фарида, - а последствия всплыли в августе нынешнего года, когда стали приватизировать. Сама я не ходила, пошел в архитектурный отдел муж. И там его заставили платить, по-моему, 250 рублей. Спросил: "За что?" Сказали, что за смену номера. Он говорит: "А я просил вас его менять?"

В таком же недоумении находятся соседи Шарафутдиновой - Зинаида Ивановна и Александр Егорович Банниковы.

-- Миленький, ничего не знаю! - запричитала вышедшая на улицу Зинаида Ивановна. - Одно понятно: в какой кабинет ни зайдешь, везде деньги требуют. В земельном 1600 выложили, в архитектурном - 200 с чем-то. Кому прежний номер помешал, нам неведомо.

Клиент всегда не прав

Разумеется, в земельном комитете, скорее всего, не за номер деньги стребовали. Но людям, измученным бесконечными платежами, все равно, кто и за что берет. Именно эта проблема волновала моего следующего собеседника - Романа Евгеньевича Меньшикова. Мы разговаривали с ним у его дома под номером 57, бывшего - 55-го. Приватизировать жилье он не собирается, но если надумает, непременно будет за все платить, в том числе и за номер.

-- Все путем надо сделать, чтоб потом наследники, а их у меня трое, не бегали по кабинетам разным, батьку не ругали. Только сейчас не до этого, - машет рукой Меньшиков. - Просто денег нет. Я вот дров на шесть тысяч рублей заготовил. Считай, пенсию за три-четыре месяца выложил. Так что к приватизации подкопить надо. Меня другое беспокоит.

Рассказал Роман Евгеньевич историю, которая впрямую никак не относится к нашей теме, но зато еще раз демонстрирует антинародную природу чиновничества.

-- Работал я тогда на абразивном начальником ремонтно-строительного участка. Попросил провести на нашу улицу отопление. До 1996 года система работала исключительно. Порой зимой форточки приходилось открывать. Потом передали систему в МПЖХ, и нас обслуживать отказались. Ходил в ДЭЗ, просил смерить давление и температуру. Знаете, сколько ходил? 21 раз! Женщина, от которой все зависело, в буквальном смысле слова пряталась от меня. То она в Челябинске, то на больничном. Больше не хожу. Мы готовы платить за тепло. Только оно же к нам в дом не заходит. Вот и приходится печи топить. Как-то потребовал пересчитать плату за тепло, которого, по сути, не было. Отказали. Говорят: "Мы бы тебе пересчитали, но за тобой ведь весь поселок, а там и весь город пойдет!"

Жил на улице, попал в другую

Но не будем отвлекаться от улицы Графитовой и ее перенумерованных жителей. Обратимся туда, где собирают с них деньги, а именно в городской отдел архитектуры.

-- Дело в том, - говорит главный архитектор Нелли Щербакова, - что номера на табличках не соответствуют правоустанавливающим документам. Вот вам пример. Живет человек с 1956 года по улице Максима Горького. Пошел оформлять наследство в регистрационную палату. И тут выясняется, что номер дома не тот, что указан на фасаде и в домовой книге. Смена номеров происходила из-за уплотнения строительства или сноса жилья.

Ладно бы номер. Улицы менялись! Инициатором смены названий и номеров, как сказала Нелли Петровна, был горком партии. Он выпускал постановления, а горисполком штамповал решения. И всех это устраивало, поскольку ни за что не надо было платить. Ну, был ты жителем улицы Сосновской, стал - Юлии Ичевой или что-то в этом роде. Возникнет закавыка - архитекторы и инвентаризаторы соберутся и мигом выдадут нужную справку, которую заверит нотариус. Но в конце 90-х появилась регистрационная палата, которая потребовала бумажки от руки не писать, а соблюдать юридические нормы. Должно быть решение городской администрации. Приводим образец: "Рассмотрев заявление такого-то об изменении адресного номера, принадлежащего ему на праве собственности: учитывая, что в связи с упорядочением нумерации:". А далее следует: утвердить адрес дома вместо прежнего номера.

А платить-то за что? Да за то, что архитектурный отдел - хозрасчетное предприятие. Его сотрудники регистрируют документы, готовят будущее постановление главы, для чего роются в архивах, согласовывают с юристами, порой выезжают на место, чтобы уточнить, где эта улица, где этот дом.

Бесплатно не прошло

По словам Щербаковой, их отдел выходил с предложением подготовить одно общее постановление. Дескать, намудрили раньше с переименованиями и перенумерацией, а теперь давайте все это одним чохом затвердим. Нет, ответили в регистрационной палате, собственность - дело индивидуальное, надо, чтобы по каждому было отдельное решение. Тогда попытались обслуживать граждан бесплатно. Продержались три месяца. Остались без зарплаты, поскольку администрация не возместила затраты. И вот теперь берут 190 рублей плюс налоги. В итоге неперенумерованный владелец должен выложить 252 рубля 60 копеек. И таких владельцев только за нынешний год - более 200 человек. И неизвестно, сколько еще. Дело в том, что приходят с такими древними документами, что архитекторы хватаются за головы. Например, пришли с Северной Кузнечихи с договором застройки от: 1902 года. Когда его строили, то ни номера не было, ни самой улицы. Только теперь наследники спохватились.

Итак, все стало на свои места. Никто, оказывается, ни в чем не виноват.

Получается, что виноват владелец с улицы, допустим, Графитовой: не среагировал своевременно на скрипучий звук гвоздя, выдираемого из стены его дома вместе с табличкой. Не усек, какие ему этот скрип сулит неприятности.

Вина его в том, что он, полунищий теперь пенсионер, верил, что государство не подстроит ему подлянку, не заставит стариков униженно торчать в очередях за свои же деньги. Название этому явлению - издевательство. В чем действительно виноваты графитчики (или графитовцы?), так это в том, что ни один из них не подал в суд за издевательство. Только вот боюсь, что суд дело не примет. Иначе, как в случае с Романом Меньшиковым, при благополучном исходе будет создан прецедент, и тогда сотни облапошенных людей пойдут судиться, возмущенные попранием своих материальных и моральных прав. n

Комментарии
Комментариев пока нет