Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Массаж рисовыми мешочками, актуальная информация здесь.
Аэромакияж цены: лучшие цены.
Отделка двери пластиковыми панелями: подробнее по ссылке.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кто первым зазвонил в колокол?

14.11.2003
Игорь Померанцев настаивает на своем авторстве песни о Москве

Виктор РИСКИН
Озерск

Батареи просят тепла
Наш разговор с Игорем Павловичем начался вовсе не с поэзии и музыки, а с вещей, куда более прозаичных: В коридоре его квартиры мы почувствовали, как из комнат тянет теплом, о чем не преминули сообщить хозяину.
- А вы знаете, как я греюсь? - не без ехидства поинтересовался Померанцев и указал на стоящий посредине комнаты калорифер. Он-то и источал положительную температуру.
- Теперь на счетчик взгляните! - не унимался Игорь Павлович.
Колесико электрического измерителя потребления энергии летало со скоростью инопланетной тарелки.

Игорь Померанцев настаивает на своем авторстве песни о Москве

Виктор РИСКИН

Озерск

Батареи просят тепла

Наш разговор с Игорем Павловичем начался вовсе не с поэзии и музыки, а с вещей, куда более прозаичных: В коридоре его квартиры мы почувствовали, как из комнат тянет теплом, о чем не преминули сообщить хозяину.

-- А вы знаете, как я греюсь? - не без ехидства поинтересовался Померанцев и указал на стоящий посредине комнаты калорифер. Он-то и источал положительную температуру.

-- Теперь на счетчик взгляните! - не унимался Игорь Павлович.

Колесико электрического измерителя потребления энергии летало со скоростью инопланетной тарелки. На кухне роль обогревателя выполняли газовые горелки. Дальше наша экскурсия переместилась в ванную, где из крана с горячей водой сначала потекла жидкость синюшного цвета, а затем стойко черного. Причем от нее исходил запах солярки. Дно ванны было украшено фиолетовыми разводами.

По мнению Померанцева, вода потому такого цвета и запаха, что фильтры промывают серной кислотой, как на 22-м заводе, и окислы с труб попадают в струю. А прохладность батарей центрального отопления объясняется тем, что к их старому дому подключили детскую спортшколу. Что-то сделали не так, и теперь страдают жильцы. Впрочем, Игорь Павлович настроен философски и не жалуется.

-- Все объяснимо, - полушутя говорит он, - сообщали же, что к зиме подготовились на 60 процентов. Вот дома старой постройки и вошли в оставшиеся 40.

Да, дом действительно старый. Год его рождения - 1949-й. Однако Померанцев еще старше. Он прибыл на стройку века в 1946-м. Родился Игорь Павлович в городе Рыбинске Ярославской области. Окончил техникум, где изучал авиационные моторы. Хотел стать летчиком морской авиации. Почему летчиком? "Да форма красивая привлекала", - признается наш собеседник. Но судьба в лице комитета госбезопасности распорядилась по-другому.

-- Я еще в техникуме учился, когда к нам стали приходить люди из "конторы", - рассказывает Игорь Павлович. - Сразу прошел слух, что отбирают ребят на завод делать атомную бомбу. И мне вручили путевку в неизвестный Кыштым, на механический завод, в хозяйство Быстрова.

А начинал с: балалайки

Повествовать о многолетней работе Померанцева на химкомбинате можно подробно, с массой интересных деталей. Но не это является темой нашего рассказа. Поэтому ограничимся информацией о том, что почти всю трудовую жизнь он проработал на одной из ответственнейших служб - дозиметрии: С детства же грезил музыкой.

-- Отец мне подарил балалайку, - вспоминает Померанцев, - но прежде поставил условие, чтобы хорошо учился. Нот не знал, но играть научился. Потом освоил гитару. Стал подбирать слова. Да не просто подбирать, а заменять. Например, из лагерной "Мурки" сделал лирическую песню на тот же мотив: "В этот майский вечер к ней спешу навстречу, от любви кружится голова:"

Всерьез задумался о песенном творчестве на отдыхе в ведомственном санатории "Горный", что в Крыму. Однажды пошел на вечер самодеятельного композитора. Одна из слушательниц обратилась к выступавшему с просьбой написать гимн о санатории. Тот задумался, потом произнес: "Годика через три просьбу вашу могу исполнить. Но для этого надо найти хорошего поэта. На плохие слова не пишу". Померанцеву такое важничанье не понравилось.

-- Честно говоря, меня заело, - признается Игорь Павлович. - Буквально на следующий день подобрал мотив, сочинил слова. Нашел отдыхающую, по профессии преподавателя музыки, девочку с хорошим голосом.

Песня для Газманова?

Словом, на очередном вечере в клубе прозвучала песня челябинского композитора. Эффект был потрясающий. Публика мурлыкала мотив, а коллега по композиторскому цеху долго недоумевал: как доселе никому неизвестный уралец смог его обскакать. Санаторский же хор вовсю исполнял песню, ставшую гимном: "Санаторий "Горный", что на море Черном, ты для нас всегда любимый дом".

Но шло время, Украина вместе с "Горным" стала заграницей. Остался только мотив гимна. Автор справедливо посчитал, что музыка не должна пропасть втуне, решил ее использовать для другой песни. Тут как раз подоспело событие местного масштаба: "сороковке" присвоили статус города. По этому поводу Померанцеву предложили написать песню. Слова подобрал, а мотив вот он - однажды использованный в Крыму. И зазвучало: "В стороне от проезжих дорог, на просторах уральской земли, притаился родной городок, что Озерском теперь нарекли". На 45-летие комбината съехались гости со всей страны. Многие взяли на память стихи с нотами. Увезли с собой, в том числе и в Москву. Теперь уже можно только догадываться, как текст попал к Олегу Газманову:

-- Звонит мне из Петербурга Борис Егоров, - рассказывает Померанцев, - с которым мы знакомы еще с техникума. Он приехал в "сороковку" на год позже меня. Так вот, звонит Борис и говорит: "Твою песню пели по радио. Только ты ее написал в темпе вальса, а ее исполнили в маршевом варианте". Я ничего не понял, но начал смотреть телевизор и слушать радио. И вот в одной передаче увидел Газманова с песней "Москва, звонят колокола". Песня моя, а припев - нет!

Паруса бригантины

Были звонки и с Украины - от тех, кто узнал в "Колоколах" мотив гимна о санатории "Горном". Бывшие отдыхающие поняли, что каким-то путем санаторный гимн стал гимном Москвы. Мы, разумеется, ничего утверждать или отрицать не можем. Правда, когда Игорь Павлович с гитарой в руках (а играет он превосходно) показал свою мелодию, в запеве без труда угадывалась схожесть с Газмановской песней. Но это еще не доказательство заимствования. Сколько однотипных мелодий бродит по свету и попадает в головы разных композиторов! Да и сам Игорь Павлович не собирается предъявлять какие-либо претензии Олегу Михайловичу. Не потому, что связываться неохота. Ему просто некогда. Он работает над очередным произведением. А конкретно - над песней, посвященной своему дяде Федору, погибшему на фронте. Вернее, на подступах к фронту: эшелон, на котором он ехал, разбомбили. Вдова съездила на место гибели мужа, посидела у братской могилы, а на память подобрала пробитую осколком солдатскую каску.

-- Дядю своего я помню, - говорит Игорь Павлович, - он мне, маленькому, игрушки дарил. И эта каска произвела на меня сильное впечатление. И вот однажды я решил написать песню и подарить ее Галине Ненашевой. Вы знаете, что она наша землячка, мы с ней были хорошо знакомы. Назвал песню "Живой монумент" : "В пробоине каски росток подрастал, с годами березкою стройной он стал, так время сроднило металла кусок, солдатскую кровь и березовый сок. Пробитая каска с поблекшей звездой, как надпись живая с березонькой той. Здесь надписи нет, нет муаровых лент, стоит на Полесье живой монумент".

С этой песней Ненашева выступала в Белоруссии. Слушатели, в основном бывшие партизаны, рыдали от грустной мелодии, пронзительных слов и чарующего голоса. Они отказывались верить, что автор вовсе не имел в виду их землю, которую они обильно полили кровью. А потому признали песню самой что ни есть белорусской, партизанской.

Как всякий творческий человек Померанцев не ограничивает себя сочинением стихов и музыки. Прекрасно рисует, занимается стереоскопической фотографией. Для непосвященных: это фотографирование двумя фотоаппаратами, которое создает иллюзию объемного изображения. Показал несколько слайдов, где каждую запечатленную травиночку хочется попробовать на ощупь, а каждую пылинку можно разглядеть. В этом деле Померанцев так преуспел, что однажды послал свои работы на международный конкурс и стал его дипломантом. Итог его творческой жизни подводить рано: у Померанцева много задумок. Он хочет воспеть свою одиссею на "Маяке", где начинал чуть ли не с первого колышка, участвовал в пуске первого реактора. Поэму, посвященную таким же, как он, ветеранам, Игорь Павлович уже написал. Там есть такие прекрасные слова: "С путевками страны нас мчали коломбины уральской целиной, в озерный край, леса, здесь мы зажгли "Маяк", и наши бригантины с тех пор не опускают паруса". Право же, после такой поэзии становится по-настоящему тепло и легко дышать. И этому светлому чувству не могут помешать ни холодные батареи, ни мазутного цвета вода из водопроводного крана. n

Комментарии
Комментариев пока нет