Новости

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Реставрация татуировки, взято отсюда.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мамонты пахнут илом

15.11.2003
Под резцом кичигинского мастера оживают ископаемые кости и рождаются уникальные вещи

Анатолий ЛЕТЯГИН
Увельский район

Раель Вагапов после нашей первой встречи посоветовал не торопиться с написанием газетного очерка. Дня через два, мол, подготовлю мастерскую, поставлю станочки, и тогда еще раз приедешь - посмотришь на работу, узнаешь, как пахнут под фрезой обтачиваемые кости. Я с ним согласился и приехал в обещанное время. Без долгих разговоров Раель провел меня в небольшой пристрой не то летней кухни, не то бани, и мы оказались в его мастерской. Здесь он реализует свое призвание, превращая обычные, чаще уже никому не нужные материалы в произведения искусства.

Под резцом кичигинского мастера оживают ископаемые кости и рождаются уникальные вещи

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район

Раель Вагапов после нашей первой встречи посоветовал не торопиться с написанием газетного очерка. Дня через два, мол, подготовлю мастерскую, поставлю станочки, и тогда еще раз приедешь - посмотришь на работу, узнаешь, как пахнут под фрезой обтачиваемые кости. Я с ним согласился и приехал в обещанное время. Без долгих разговоров Раель провел меня в небольшой пристрой не то летней кухни, не то бани, и мы оказались в его мастерской. Здесь он реализует свое призвание, превращая обычные, чаще уже никому не нужные материалы в произведения искусства. Раель - косторез, а материалы, с которыми он работает, - кости, бивни, зубы и рога животных. Но, как говорится, если в тему, то своим материалом считает и дерево, и камень.

Резчики по кости, как и все мастера прикладного искусства, в моих глазах - люди, способные к волшебству. Поэтому, идя к Вагапову, рассчитывал на встречу с чем-то из области этой тонкой материи. И не ошибся. Раель Хусаинович положил на стол коробку шахмат, раскрыл ее, и перед глазами возникло то, что и готовился здесь увидеть. По клеткам поля из горного хрусталя, агата и змеевика Раель неторопливо расставлял фигуры средневековых воинов - в кольчугах, панцирях, шлемах, со щитами и мечами. Стояло два войска - Александра Невского и тевтонских рыцарей. Узнаваемость персонажей была полная! Композицию этих шахмат Раель назвал "Ледовое побоище". Но их уникальность все же в другом - все фигуры выточены из бивня мамонта. Сотни тысяч лет, северная тундра, огромные лохматые существа:

-- Раель, - говорю, - если эти шахматы продать, сколько же будут стоить?

-- Очень дорого, - отвечает, не уходя от ответа. - На эти шахматы я истратил десять килограммов бивня. Знаете, что такое бивень мамонта? Если изделие из него сравнить с изделием из слоновой кости, то это будут алмаз и стекло. Когда-то этот бивень я купил в Магадане, продав легковую машину.

Раель на Север уехал по распределению как выпускник Коркинского техникума пищевой промышленности. Но и село Кичигино для него - тоже родина. Его родители, шахтеры, в 60-х годах, уйдя на пенсию, жизнь доживать решили селянами. А Раель, окончив техникум, уехал в Магадан, на 20 лет. Работал кондитером в столовой, в кафе, в ресторане, со своими тортами участвовал на всероссийских конкурсах. Но однажды побывал на выставке товаров, которую устроила городская фабрика резьбы по кости, и это определило его дальнейшую судьбу. Пришел к руководству фабрики и заявил: "Хочу у вас работать!". Не взяли - мол, понимаем, что любой торт украсить можешь, но косторезное искусство - это нечто другое. Однако предложили поучаствовать со своим изделием в конкурсе резчиков. Вылепил из пластилина оленью упряжку, раскрасил и, чего не требовалось по условиям конкурса, изготовил из картона красивую коробку, в которую и упаковал свое творение. Посмотрела директор фабрики на изделие Раеля, на коробку, вызвала своего специалиста-технолога и сказала: вот такая должна быть упаковка для каждого нашего изделия, познакомься. С этого дня он и стал резчиком по кости, отработав на фабрике десять лет.

Раель роется в альбомах, достает многочисленные фотографии ваз, брелков, подвесок, нэцкэ, композиций из клыков моржа, зубов кашалота, бивня мамонта, рогов оленей и лосей, говяжьей кости. Есть здесь и авторские работы, то есть придуманные Раелем, и паспорта на них - не каждому дано разработать новое изделие, которое бы прошло худсовет и было запущено в массовое производство. Из вороха фотографий достаю изображения нэцкэ. Японской миниатюрой, по рассказу Раеля, до фанатизма увлекался один из магаданских начальников. Не жалел денег на пополнение домашней коллекции и все просил, чтобы Раель вырезал их обязательно из бивня мамонта.

-- А здесь, - говорит Вагапов, - знатоков и ценителей резьбы по кости нет, большинство не может отличить изделие из кости от пластмассового. Нет традиций, знаний, то есть всего этого слоя культуры. Север - иное дело, там косторезным мастерством занимаются исстари, секреты передают по наследству.

Станет ли это мастерство семейным делом Вагаповых, начнут ли брать с них пример и другие, трудно сказать, но сын Радик тоже проявляет интерес к косторезному делу. По словам отца, есть у него способности и желание. Если все сложится хорошо, возможно, появится в селе Кичигино совершенно новый народный промысел.

-- Бивни мамонта как материал для изделий - большая роскошь, - говорит Вагапов. - Но есть кости других животных, из которых можно делать прекрасные вещи.

Подтверждая свои слова, Раель Хусаинович берет в руки клык моржа. Он только начал с ним работать, в боковую выемку должен поместить оленью упряжку, нанести узор, отполировать до блеска. Из обрезка рога архара, который, оказывается, по цвету почти черный, хочет сделать брелок и фигурку для колье. Китовый ус подойдет для изготовления гребня. Впрочем, все эти материалы еще из старых запасов, привезенных с Севера. А есть местные. Из говяжьей трубчатой кости, цевки, оказывается, можно изготавливать удивительно красивые вещи: вазы для салфеток, зубных щеток, карандашей, обувные ложечки, ножи с ножнами для резки бумаги. И это не весь перечень. Надо лишь увидеть в каждой кости уже готовое изделие, чтобы затем ее правильно разрезать, соответствующим образом обработать, нанести узоры, отполировать. Будут такие вещи служить людям и радовать глаз.

Раель Хусаинович сдержал свое слово, познакомил-таки с запахами обтачиваемых костей. Подошел к станку, включил, поднес к фрезе говяжью цевку. Тесная комната заполнилась визгом бормашины и ароматом жженной кости. Раель с улыбкой оглянулся через плечо, изучая мое лицо, впечатлением остался доволен.

А свежий срез бивня мамонта имеет другой запах. Он пахнет тухлым болотным илом. n

Комментарии
Комментариев пока нет