Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

На маленьком "ПЛОТу"

18.11.2003
В свои 50 лет актриса Людмила Глушкова играет в куклы, сочиняет моноспектакли и поет

Людмила Глушкова работает в Челябинском театре кукол давно. Это ее первый и единственный профессиональный театр. После окончания Казанского театрального училища она служила в филармонии, где с другими пятью девочками ставила мюзиклы с большими куклами. Одновременно пели в музыкальном ансамбле под названием "Вместе". Потом в филармонии наступило безвременье.

В свои 50 лет актриса Людмила Глушкова играет в куклы, сочиняет моноспектакли и поет

Людмила Глушкова работает в Челябинском театре кукол давно. Это ее первый и единственный профессиональный театр. После окончания Казанского театрального училища она служила в филармонии, где с другими пятью девочками ставила мюзиклы с большими куклами. Одновременно пели в музыкальном ансамбле под названием "Вместе". Потом в филармонии наступило безвременье. Им приходилось ездить со спектаклями по деревням. Позже, когда они совсем оставили эту работу, Людмила начала писать письма во все города, где есть театры кукол. Так трое приехали в Челябинск: Людмила, Наталья Балдина и Ася Шарафутдинова.

Людмила всегда была очень плотно занята в репертуаре, как в детском, так и во "взрослом" - у режиссеров Людвига Устинова, Валерия Вольховского и, конечно же, в нашумевшем спектакле Александра Борока и Сергея Плотова "История любви". Последними серьезными работами стали моноспектакли "Около Пиаф" по прозе Пьецуха и "Дон-Кихот" в постановке ее мужа - артиста и режиссера театра Сергея Плотова.

Недавно у Людмилы был юбилей, ей исполнилось 50 лет. Но она до сих пор "смотрится" как девочка, такими же, как прежде, молодыми остались ее зеленые глаза и удивительно заразительный смех.

-- Людмила, вы изначально хотели работать в театре кукол?

-- Нет, никогда, но то, что буду актрисой, это я всегда знала точно. Правда, мама и папа внушали мне, что я некрасивая, а артисты должны быть красивыми. Но я их все равно не слушала и к 1 июля поехала в Казань, потому что там раньше всего были экзамены. Приехав, я узнала, что набора на драматическое отделение нет, только на кукольное. О куклах не знала вообще ничего. Я поступала с монологом Настасьи Филипповны из "Идиота". Меня взяли тут же, хотя конкурс для Казани был огромный - 15 человек на место, потому что, видимо, многие абитуриенты тоже ехали поступать на драму. Девочки у нас были все красавицы, и мальчишки со старших курсов драматического отделения очень завидовали. Нам, правда, всегда говорили, что актер театра кукол - синтетический. Он может работать и с куклами, и как драматический актер. У нас было "живое" мастерство. Было интересно, во-первых, потому что молодая и свободная, наконец-то вылетела из-под крыла мамы-папы, а во-вторых, ребята были замечательные, а тем более, что очень хотелось быть артисткой.

-- Ваша первая роль и первые впечатления от работы в профессиональном театре?

-- Нас сразу ввели в спектакль "Али-Баба и сорок разбойников". Мне дали роль Осла, которого в то время играла удивительная актриса и кукловод Галина Васильевна Понькина. Она была истинным героем спектакля. Али-Баба - Виктор Голованов, тоже работал с куклой виртуозно, но как только появлялся Осел, в зале начиналось оживление. А что делала она? После своих сцен уходила за кулисы, ее трясло и она плакала от боли. Это профессиональная болезнь всех кукольников. Я это поняла, когда пришла в настоящий театр. Артисты выходили после спектакля, и у них висели руки так, как будто они сушили весла, и на них жуткие жилы. Если не поднимать глаз, то невозможно отличить мужские руки от женских. Теперь у меня тоже немеет и болит рука, особенно когда долго не сходишь с ширмы, как, например, в спектакле "Бобик в гостях у Барбоса", который я очень люблю.

-- Ваше самое яркое впечатление от театра кукол?

-- Работа с мужем. Был как раз такой период, когда в театре ничего не ставилось. Я ходила и говорила, что, наверное, умру от безделья, а что делать - не знаю. Сергей предложил сделать моноспектакль. Я согласилась, потому что всегда любила эксперименты и страха не было. Сделать работу о Пиаф я мечтала давно. Сергей взял и совместил прозу Пьецуха с песнями Пиаф. Это две судьбы. Одну трагедия заставляет удариться в наркотики или алкоголь, а здесь, рядом с моей героиней, живет алкоголик, и она его любит. Разница лишь в том, что одну знают, другую - нет, а трагедии-то одинаковые, человеческие, женские. Премьера состоялась в Перми на фестивале моноспектаклей "Вначале было слово". Я не знала, как пройдет спектакль, и совершенно не ожидала такой реакции и такого много-много лет не ощущала. Закончился спектакль, я стою у выхода со сцены и жду Сергея. Ко мне подходит Владимир Шульга, который раньше работал у режиссера Виктора Шраймана в театре "Буратино" и которого я в свое время почти боготворила, и говорит: "Люда, это шикарно!" Я подумала, что надо мной издеваются, я человек недоверчивый. Он мне начинает говорить какие-то вещи, которые я не слышу, потому что по узкому проходу гуськом идет толпа. Я сначала подумала, что они направляются в буфет. А они, оказывается, ко мне. И все начинают одновременно говорить! А я не понимаю, что это - мне. Потому что я ничего такого не сделала, я просто поставила тот эксперимент, который был мне интересен. Потом мы пошли на обсуждение. Дошла очередь до меня. Про себя очень сложно слушать, тем более что раньше это случалось нечасто, разве что по поводу роли старухи Шапокляк в спектакле "Мы играем в Чебурашку". Там были критики из Москвы, Питера, Перми, все серьезные, именитые. Говорили много: артисты из Перми, главный редактор "Страстного бульвара" Наталья Старосельская, а артист из Калининграда вообще назвал меня гениальной. Они говорили, а я сидела и плакала. Не верила тому, что я - гениальная артистка.

Петербургский критик Марина Дмитревская стала нашей "крестной мамой". Она сначала посмотрела спектакль на областном фестивале "Сцена-99", опубликовала статью в "Петербургском театральном журнале", и после этого нам позвонили из оргкомитета международного фестиваля "Балтийский дом" с приглашением принять в нем участие. А так как денег не было, то известный в городе парапсихолог Константин Олегович Филимонов предложил нам помощь. У него старинная дружба с Сергеем, потому что он давнишний поклонник его "Черного театра".

Когда "Черный театр" на определенном этапе закончил свое существование, я была рада, что Сергей не бросил это дело и создал новую команду, в которую входят наши артисты Андрей и Елена Дрыгины, Анатолий Пристай, звукорежиссер Евгений Портнов и я. И уже три года мы со своими номерами выступаем на "Веселой козе" (это фестиваль капустников) в Нижнем Новгороде. Это первые шаги. Для нас Вадим Жук, режиссер, драматург, театровед, создатель знаменитого классического театра капустников "Четвертая стена" в Санкт-Петербурге, придумал название: театр "ПЛОТ", профессионально-любительский общедоступный театр. Или как его называют сторожилы "Веселой козы", Плотов и Ко. В этом году "ПЛОТ" приглашен в Центральный Дом актера в Москву. Чтобы нашу программу везти не сырую, мы полагаем обкатать ее на сцене театра кукол. Это получится вечер из номеров, которые появились на протяжении трех лет. Надо сказать, что последние поездки вместе с Филимоновым оплачивала клиника "Стоматологическая практика", ее генеральный директор Дмитрий Владимирович Серов. Это и поездка Сергея на фестиваль "Балтийский дом" с моноспектаклем по Игорю Иртеньеву "Шел себе я тихо, не спеша", и наши поездки на "Веселую козу".

-- В этом году вы принимали участие в конкурсе актерской песни имени Андрея Миронова. Что исполняли?

-- Конкурс проходит в два этапа. Первый, отборочный - в Нижнем Новгороде. Там у меня была единственная песня - "На Ангаре". Я соединила Пахмутову со Щербаковым, это очень хороший бард. С этим своеобразным клипом я прошла. Но для Москвы нужно две песни. И тогда Сергей взял слова песни "Вышла Дуня на дорогу" и положил на грузинские мелодии. Музыкально все делал наш звукорежиссер Евгений Портнов. Первый куплет разухабистый, он шел под легкий перезвон колоколов. Потом фоном начинают вклиниваться голоса, а наложением - мое соло. С этой песней я прошла на гала-концерт.

-- По прошествии стольких лет вы не жалеете, что все-таки оказались в театре кукол?

-- Жалею, и очень, но не отказываюсь от своей жизни. Я благодарна Богу. И Сергею, что он появился в моей жизни, начал мной заниматься. Моноспектакли дали мне самореализацию. И еще, если бы не он, я бы никогда не узнала ни Шендеровича, ни Жука, ни критика Марину Райкину, ни Наташу Заякину, актрису "Ленкома". Я могу перечислять имена, которые, наверное, кому-то и не снились. Кстати, практическое отсутствие работы в театре, в связи с его теперешним состоянием, я заполняю тем, что пишу рассказы.

Татьяна ЖИЛЯКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет