Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Зря понадеялись на депутата...

25.11.2003
Каких "академиков" привел на Каслинский машиностроительный завод Михаил Гришанков?

Виктор РИСКИН
Касли

Полтора года провел в больницах бывший директор Каслинского машиностроительного завода Владимир Иванович Кудряшов. Перенес четыре операции на глазах. Чуть не ослеп. Спасли зрение врачи-офтальмологи из Екатеринбурга:
С Владимиром Ивановичем мы встретились по его просьбе в Каслях, куда он приезжает только на выходные к семье. А работает далеко от родных мест - в Башкирии.

Каких "академиков" привел на Каслинский машиностроительный завод Михаил Гришанков?

Виктор РИСКИН

Касли

Полтора года провел в больницах бывший директор Каслинского машиностроительного завода Владимир Иванович Кудряшов. Перенес четыре операции на глазах. Чуть не ослеп. Спасли зрение врачи-офтальмологи из Екатеринбурга:

С Владимиром Ивановичем мы встретились по его просьбе в Каслях, куда он приезжает только на выходные к семье. А работает далеко от родных мест - в Башкирии. С Кудряшовым мы виделись и прежде, когда он находился у заводского руля. Рассказывал о трудностях, долгах, о свертывании госзаказа, но в то же время был уверен, что завод выстоит, а коллектив выдюжит. Но не выстоял, не выдюжил. Предприятие развалено, а организм его руководителя получил нервный сбой, который отразился на зрении.

Мины бьют по своим

-- Первый и сокрушительный удар по заводу был нанесен приватизацией, - сокрушенно качает головой Владимир Иванович. - С подачи тогдашнего председателя областного комитета по госимуществу господина Головлева она прошла со стопроцентным нарушением законодательства. Начались попытки откровенного захвата предприятия. Мы пытались противостоять, и тогда на нас было заведено три уголовных дела.

Уголовные дела завела налоговая полиция - на самого Кудряшова и главбуха Ольгу Протазанову. Было это в конце 1999 года. Повод - уклонение от транспортного налога. Преступление, очевидно, настолько серьезное, что расследование, заключенное в 21 том (!), длилось аж 10 месяцев, с обоих взяли подписку о невыезде, а главбуха объявили в: розыск! Точку поставил исполняющий обязанности прокурора Каслей юрист первого класса Сергей Ахлюстин. В подписанном им постановлении о прекращении уголовного дела он указал на факты волокиты, некоторой неряшливости, если не сказать большего, при оформлении документов: в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия внесено исправление - цифру три перерисовали: на цифру 20. И розыск Протазановой был надуман. Никуда она не бежала, а находилась дома, ремонтом занималась. Короче, дело прекратили. Кто только подсчитает, сколько нервов оно отняло от его участников?

"В порыве и состоянии отчаяния..."

-- Мы неоднократно обращались с просьбами о помощи к нашему депутату Михаилу Игнатьевичу Гришанкову, - с тяжелым вздохом говорит Владимир Иванович, - просили его найти инвестора. Сами тоже не сидели без дела. Разработали несколько программ. Началась их реализация. С ЧТЗ заключили договор на поставку отливок из чугуна для мини-дизелей. Сумма контракта - сто миллионов рублей в год. Согласовали план действий, технологию. Начали отрабатывать еще более мощную программу по производству отливок блоков цилиндров, коленвалов для дизельных двигателей "Жигулей". Это дало бы заводу порядка 200 миллионов рублей в год. Кроме того, самостоятельно освоили выпуск деталей насосов и рабочие колеса для нефтяников. Это очень дефицитная продукция. Ее у нас покупал "Сургутнефтегаз". Но дальше продвинуться не смогли - не хватило "оборотки".

Это значит, что для развития производства по выпуску пользующейся спросом продукции не хватало оборотных средств. Заводу как воздух требовались инвестиции. Именно этими просьбами и докучал Кудряшов депутату. Тот долго не отвечал, но однажды отозвался. Как это случилось и во что вылилось, становится ясным из открытого письма коллектива завода, принятого на конференции 1 февраля 2001 года. Письмо адресовано Михаилу Гришанкову, копии отправлены еще в 12 адресов. В том числе - председателям Конституционного суда, Совета Федерации, Госдумы, Генеральному прокурору, директору ФСБ, губернатору области. Каслинцы напомнили депутату, что голосовали за него в надежде на его "энергию, напористость, молодой задор, многообещающую активную позицию".

И далее: "Мы, в порыве и состоянии отчаяния, неоднократно письменно и устно обращались к вам: по оказанию помощи в возврате долга за оборонный заказ, в получении от оборонного ведомства государственного заказа: Не получили не только помощи, но и ответа".

Впрочем, ответ вскоре пришел. Продолжаем цитировать письмо: "И вдруг заявляются на собрание конкурсных кредиторов в сопровождении автоматчиков из числа офицерского состава в форме органов МВД молодцы на джипе. На поверку оказалось, что это и есть обещанные инвесторы из автономной некоммерческой организации "Промышленно-финансовое управление Академии подготовки и переподготовки кадров Вооруженных сил и правоохранительных органов".

Директору не дали слова

Пришельцы, которых на заводе тут же прозвали "академиками", не церемонились. Они выдворили с собрания ряд кредиторов, заместителя городской администрации, прокурора и объявили, что собрание переносится на новый срок. А вскоре настал черед и Кудряшова.

-- Этих инвесторов привел на завод непосредственно Гришанков, - утверждает Владимир Иванович. - Я с ними встречался. С первых же минут стало ясно, что никаких программ по выводу завода из кризиса у них нет, как нет и денег. И не о развитии предприятия они, как я понял, будут беспокоиться, а об его разорении.

11 месяцев не пускал Кудряшов "академиков" на завод, отбивался как мог. Но:

-- Снимать меня приехал Гришанков, - говорит Владимир Иванович. - В ответ я только повторил, что пришли не инвесторы, а разорители. Что касается меня, то свое мнение я озвучил в местной газете.

Действительно, в большом материале, опубликованном в "Красном знамени" в мае 2001 года, приведены слова опального директора: "Даже закоренелому преступнику, как Чикатило, дают последнее слово, когда решается его судьба, - сказал на встрече с депутатом директор КМЗ В.И. Кудряшов, - меня же на заседание комиссии по финансовому оздоровлению, где "решили" мою судьбу, даже не пригласили. А мне есть что сказать".

Хотел сказать уже снятый директор об опасности для завода, исходившей от новых инвесторов. Вместо реальных заказов и инвестиций они привезли буклет станка ценой в два миллиона дойчмарок и очень низкой производительностью - всего восемь шаров для задвижек кранов в смену. Разумеется, никакие шары завод спасти не смогут: И не смогли. Зато, образно говоря, покатились они далеко, подминая под себя былую славу предприятия, коллектив и саму перспективу на выживание:

После беседы с Кудряшовым мы объехали по периметру всю территорию. Завод, отключенный от тепла, смотрел на нас пустыми глазницами окон (редко где попадалось целое стекло). Из стен строившегося литейного корпуса то там, то здесь вынуты бетонные блоки. По словам моего попутчика, большинство оборудования в цехах продано, а что не продано, то сдано в металлолом. Исчезло несколько чугунных декоративных осветительных столбов напротив здания управления.

Совсем недавно, точнее при Кудряшове, на КМЗ работало порядка 1500 человек, план с трудом, но выполнялся. Даже после изгнания директора завод по инерции еще полгода проработал успешно. А потом - ни заказов, ни вливаний.

Сегодня машиностроительный завод, по сути, умирает. Работает на нем от силы сотня человек. Остальные ищут заработка в Озерске, Снежинске, Кыштыме, в селе Тюбук и еще где-то. Бывший директор, заслуженный машиностроитель России, кавалер ордена "Знак Почета", обладатель золотых медалей ВДНХ Владимир Кудряшов ездит на работу за 240 километров от дома. 27 лет он отдал родному заводу, прошел путь от мастера до генерального директора. Грамотный инженер, опытный руководитель создал там, в Башкирии, продовольственную корпорацию. Благодаря умелому менеджменту одна из структур корпорации за девять месяцев сделала два годовых плана. На следующий год еще в два раза увеличится выпуск продукции. Вот так умеют работать каслинцы, но, увы, не на своей родине. Здесь Кудряшов оказался не у дел. Как не у дел оказался и завод. А с потерей градообразующего предприятия умирает и город.

-- Между прочим, - замечает Владимир Иванович, - правительство пусть поздно, но рассчиталось за оборонный заказ. Деньги пришли в сумме пяти с лишним миллионов рублей. В том числе и долг по зарплате - 2,7 миллиона. Но вот куда они делись, никто не знает. Словом, своим обращением к господину Гришанкову я накликал беду для завода. В этом моя вина.

На днях депутат побывал в Каслях. Уже в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы. Ему был задан вопрос о привезенной им команде, которая практически похоронила Каслинский машиностроительный завод. Как свидетельствуют участники встречи (она фиксировалась на видеокамеру), полуизвиняющимся тоном М. Гришанков признался, что он в этих людях ошибся. Получается, что его обманули? Ой ли! Думается, что Михаил Игнатьевич прекрасно знал, кого он привел на завод и зачем: Тогда какова цена его извинению после того, что привезенная им команда сделала с заводом?

-- Извинением тут не поможешь, - категорическим тоном говорит Кудряшов. - Надо засучить рукава и поднимать завод. Но депутат Гришанков нам здесь больше не помощник. Однажды он нам уже "помог".

Материал оплачен из фонда кандидата в депутаты ГД РФ Мицукова А.Ф .

Каслинский чугунолитейный и железоделательный завод построен в 1747 году. Спустя пару лет были выданы первые 6000 пудов полосового железа с маркой "Два соболя". Спустя век начался взлет предприятия, его всемирная слава: он стал широко известен благодаря художественным изделиям из чугуна. Каслинские умельцы отливали в металле работы Клодта, Либериха, Лансере, Опекушина, Фальконе, Готье и других. В 1860 году их труд отмечен Малой золотой медалью Вольного экономического общества в Санкт-Петербурге. Дальше последовали медали из Парижа, Филадельфии, Стокгольма. Пик славы - кубок "Гран-при" всемирной выставки в Париже в 1890 году (ажурный чугунный павильон).

Не только чугунное изящество прославило каслинцев. Здесь в октябре 1928 года была выпущена первая советская мясорубка. Но основной заказ начиная с дореволюционных лет - оборонный. 95 процентов всей продукции до конверсии составляли корпуса мин, снарядов, гранатометов, авиабомб. С наступлением конверсии все благополучие рухнуло, и золото былых наград потускнело. Потомки мастеров оружия и чугунного литья остались не у дел.

Комментарии
Комментариев пока нет