Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Теплый юбилей

25.11.2003
40 лет назад, 25 ноября 1963 года, природный газ с Газлинского месторождения пришел в Челябинск

Раскинувшаяся на большей части территории России сеть предприятий "Газпрома", работающих в рамках Единой системы газоснабжения, накрывает собой и Урал. Голубое топливо впервые появилось здесь в начале  60-х годов ХХ века, когда был построен и пущен в эксплуатацию первый в мире и самый крупный тогда трансконтинентальный магистральный газопровод "Бухара-Урал".

1950-60-е годы - время великих газовых строек в СССР. Интенсивное развитие всех отраслей советской промышленности в то время требовало новой техники и технологий, современных научных разработок и прежде всего - новых энергоносителей. Использование природного газа в черной и цветной металлургии, химической промышленности, бытовом секторе все больше внедрялось и усиливалось.

40 лет назад, 25 ноября 1963 года, природный газ с Газлинского месторождения пришел в Челябинск

Раскинувшаяся на большей части территории России сеть предприятий "Газпрома", работающих в рамках Единой системы газоснабжения, накрывает собой и Урал. Голубое топливо впервые появилось здесь в начале 60-х годов ХХ века, когда был построен и пущен в эксплуатацию первый в мире и самый крупный тогда трансконтинентальный магистральный газопровод "Бухара-Урал".

1950-60-е годы - время великих газовых строек в СССР. Интенсивное развитие всех отраслей советской промышленности в то время требовало новой техники и технологий, современных научных разработок и прежде всего - новых энергоносителей. Использование природного газа в черной и цветной металлургии, химической промышленности, бытовом секторе все больше внедрялось и усиливалось. Но едва ли не больше других регионов газ был нужен Уралу. Здесь в военные и послевоенные годы сосредоточилась значительная часть промышленного потенциала страны. И тогда Центральный Комитет КПСС принял постановление, предписывающее осуществить скорейшее строительство магистральных газопроводов из Бухарской области Узбекской ССР на Урал и обеспечить ввод их в эксплуатацию в следующие сроки: первого газопровода "Газли-Челябинск" - в 1963 году; второго газопровода "Газли-Челябинск-Свердловск" - в 1965 году.

"Бухару-Урал" строили "всем миром". С заводов всей страны потоком шли техника и материалы, из разных городов приезжали рабочие и специалисты. ЦК ВЛКСМ объявил газопровод Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. В бухарской пустыне вырос город газовиков - Газли, на всем протяжении более чем двухтысячекилометровой трассы возводились огромные корпуса компрессорных станций, где монтировались мощные газоперекачивающие агрегаты, строились поселки газовиков со всей инфраструктурой.

В проектировании и строительстве магистрали приняли участие институты "Гипроспецгаз" и "Южгипрогаз"; тресты "Нефтепроводмонтаж", "Востокнефтепроводстрой", "Уралнефтегазстрой", "Бензинпроводстрой" и "Союзпроводмеханизация"; стройуправления Главгаза СССР; непосредственно дирекция строящегося газопровода "Бухара-Урал" и многие другие организации.

И, несмотря на значительные трудности, с которыми пришлось столкнуться строителям - тяжелейшие природные и климатические условия, безлюдные и пустынные районы, сотни естественных и искусственных преград, - газ в дома челябинцев и свердловчан пришел точно в установленный час.

Говоря о выполнении стратегической задачи - газификации Урала, - как положительный момент необходимо отметить и то, что решена она была за счет отечественной техники. Это стало наглядным свидетельством высокого уровня промышленности в СССР, хорошей подготовки советских инженеров и ученых. Оборудование для газопровода "Бухара-Урал" изготавливалось на отечественных предприятиях. Тесное взаимодействие газовиков и машиностроителей позволило оперативно решать самые сложные проблемы.

На строительстве магистрального газопровода от Бухары к Уралу едва не поставили жирный крест за многие тысячи километров от этих мест - в Германии. История эта особенно хорошо известна в Челябинске. Ведь именно здесь, на Челябинском трубном заводе, развернулся главный акт внешнеполитической борьбы двух государственных систем, в центре которой оказалась трасса "Бухара-Урал".

Первые сотни километров газопровода строители составляли из труб немецкого производства. Свою трубу такого диаметра в Союзе делать не умели. А для немцев сотрудничество с Советским Союзом оказалось невероятно выгодным - фирмы "Mannesmann", "Phoenix-Rheinruhr" за большую трубу получали от "советов" золото. Поэтому, когда 11 апреля 1963 года федеральный канцлер ФРГ Конрад Аденауэр заявил, что необходимо немедленно прекратить поставки труб на Восток, это встретило бурю негодования по обе стороны границы.

В СССР стали искать выход из кризисной ситуации. Запасы уже закупленных в Германии труб позволяли не останавливать работу по прокладке газопровода, но, конечно, не были бесконечными. Для советских трубников решение Аденауэра "аукнулось" ускорением темпов работы. Челябинский - самый крупный и опытный в стране завод-изготовитель труб - получил от партии и правительства приказ в спешном порядке обеспечить производство труб большого диаметра. Строительство стана под трубы диаметром 1020 было начато заблаговременно, еще до инцидента. Но, по самым смелым расчетам, длиться оно должно было не менее пяти лет. Но этого времени не было!

На заводских митингах рабочие взяли обязательство закончить строительство основных сооружений комплекса стана 1020 к 27 мая и в кратчайший срок освоить выпуск труб. В газете "Челябинский рабочий" опубликовали открытое обращение, подписанное несколькими заводчанами. Там, в частности, говорилось: "Мы на такие пакости отвечаем просто: мобилизуем все свои силы, средства, сами сделаем все, что нам необходимо. Никому не удастся в какой-то степени помешать нам выполнить наш великий семилетний план".

Масштабы строительства впечатляли так же, как и темпы. Длина трех пролетов нового стана достигала почти километровой протяженности! Огромную 75-тонную станину для стана 1020 доставили из Коломны, где изготовлять ее помогали челябинские сварщики под руководством Валентина Крючкова. С этой работой челябинцы также справились в ускоренные сроки - намечали изготовить станину за три месяца, а она оказалась в Челябинске уже через тридцать дней.

На стройке работало две с половиной тысячи человек: десятки бригад плотников, отделочников, арматурщиков, бетонщиков, монтажников. Особо отличились бригада электромонтажника Ефима Дмитриева (три раза их награждали переходящим Красным знаменем ЦК комсомола), бригада бетонщиков Матвея Соскина (243 процента выработки), бригада плотников Николая Пензенцева (174 процента выработки). Над строящимся цехом красовался кумачовый плакат с надписью: "Стан 1020 - досрочно! Вот наш ответ господам аденауэрам!", постоянно напоминая рабочим о взятых ими обязательствах.

Параллельно строительству шла работа над технологией производства труб большого диаметра. Было понятно, что привычным способом - из одного листа - делать трубу диаметром 1020 миллиметров не получится. Нужных для этого металлических листов - шириной 3500 миллиметров - советские заводы не выпускали. Решено было использовать имеющиеся листы шириной 1900 миллиметров - делать из них два полуцилиндра и сваривать их вместе. Но опыта по производству трубы из двух половинок не было не только в СССР, но и во всем мире. Технологию фактически изобретали на ходу. Начальником трубоэлектросварочного цеха Игорем Усачевым и руководителем эксплуатационников Иваном Дудиновым было принято решение не дожидаться монтажа всего стана и незамедлительно приступить к опытным испытаниям.

Чтобы запечатлеть первые часы жизни нового стана, на завод прибыла съемочная группа. Киношники засняли взволнованное лицо Георгия Ершова, сидевшего за пультом пресса предварительной формовки, стали снимать широченный лист, проталкиваемый по направляющим роликам. Чтобы пустить лист ровно по центру, ролики регулировали ломами и ключами. На это потребовалось почти два часа. В итоге, когда лист прошел пресс предварительной и пресс окончательной формовок, получилось аккуратненькое полукорыто. На то, чтобы из еще одного листа сделать второе такое же, времени ушло уже гораздо меньше. Пока представители лаборатории УРАЛНИТИ делали замеры, на железных стенках двух заготовок кто-то мелом начертал цифры: "1020" и "28.02.63".

Тем временем на город опустился вечер, свернули аппаратуру киношники - их успокоили, что ничего интересного сегодня снять уже не удастся. Завершение опытных испытаний перенесли на следующий день.

Но цех окончательно не опустел. Здесь остались бригады, работавшие в ночную смену. Кому первому пришла в голову рисковая мысль не дожидаться утра, а сварить первую трубу немедля, ночью, чтобы порадовать товарищей утренним подарком, сложно сказать. Недолго думая, отладили сварочную головку. Два полуцилиндра заправили в стан.

Не сразу далась сварка Виктору Галанцеву и Василию Фролову. Две половинки будущей трубы никак не хотели выравниваться. Несколько раз пришлось поджимать обоймы, чтобы выровнять соприкосновение кромок. Во время прохождения второго шва засорился флюсопровод.

Но двенадцатиметровая трехтонная труба была готова! Нет челябинца, который бы не знал слова, начертанные мелом на ее железных боках молодым сварщиком Сашей Дунаевым: "Труба тебе, Аденауэр!". А вот о том, что на самом деле сначала написал хорохористый парнишка, знает далеко не каждый. Чувствуя свою причастность к победе над зловредным германским канцлером, русский работяга выразил свои чувства с народной простотой и гораздо эмоциональнее. Так что фотограф, поспешивший утром запечатлеть для истории трубу-первенца, покраснел: "Как же я ее в таком виде фотографировать-то буду?" Для истории надпись подправили. И не просто заменили первое слово, но и каждую буковку вывели заново - крупно и четко.

В ночь на 25 марта первая большая труба прошла всю технологическую нить. То, на что, по всем расчетам, должно было уйти не менее пары лет, осилили за 10 месяцев. Уже вечером 26 марта первый эшелон с трубами большого диаметра был отправлен на стройку газопровода "Бухара-Урал".

А через восемь месяцев, 25 ноября 1963 года, бухарский газ достиг столицы Южного Урала - Челябинска.

Уже на тот момент масштабы выполненных работ поражали воображение. Длина первой нитки газопровода от Газлинского месторождения до Челябинска составила 1967 километров. Это значительно больше, нежели длина таких крупнейших на тот момент в СССР газопроводов, как "Ставрополь-Москва" (1276 км), "Краснодарский край-Серпухов" (1040 км) и других. А ведь построена была еще только первая очередь магистрали "Бухара-Урал". Причем при ее строительстве были побиты все рекорды скорости возведения газопроводов. Например, на прокладку одного километра труб газопровода "Дашава-Киев" затрачивалось 4,5 дня, а на трассе "Бухара-Урал" тот же километр укладывали около двух дней.

Трудовой успех газовиков был высоко оценен высшим руководством страны. 18 января 1964 г. в газете "Правда" было опубликовано поздравление строителям магистрали Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР. Вскоре, 28 января 1964 г., для эксплуатации новой магистрали было создано Управление магистральных газопроводов "Бухара-Урал", получившее в 1974 г. наименование "Уралтрансгаз", которое носит и сейчас, уже в статусе общества с ограниченной ответственностью.

Чуть раньше бухарский газ встретили в другом крупном южноуральском городе - Магнитогорске. От магистрального газопровода "Бухара-Урал" Магнитогорск отстоит на 126 с лишним километров. В географическом плане - не так уж и много. Но для строителей это означало преодоление многочисленных трудностей. Первой из них оказались снег и мерзлая земля - рыть траншеи рабочие начали в феврале, не дожидаясь весны, и постоянно приостанавливались, чтобы отогреть замерзающие механизмы, погреться самим...

Решение по строительству отвода "Карталы-Магнитогорск" было принято 3 декабря 1962 года; работы продолжались до конца октября следующего года. Участвовало в строительстве множество организаций: проектно-сметную документацию разрабатывал проектный институт "Южгипрогаз"; технический надзор и финансирование обеспечивались дирекцией строящегося газопровода "Бухара-Урал" и Магнитогорским РУ Уфимского управления магистральных газопроводов; генподрядчиком выступил трест "Востокнефтепроводстрой"; строительные работы выполняло строительное управление N 3 треста "Востокнефтепроводстрой"; сварочно-монтажные работы - трест "Нефтепроводмонтаж"; земляные - СМУ-1 треста "СПМ"; контролировало работу сварочников и изоляционщиков пусконаладочное управление Главгаза СССР.

Для прокладки отвода использовались трубы диаметром 720 миллиметров. Все они поставлялись челябинским заводом. Интересная деталь: челябинские трубники использовали листы металла, выплавляемого магнитогорскими металлургами. Таким образом, "слегка" видоизмененная продукция магнитогорского комбината возвращалась на "родину", неся с собой драгоценное топливо.

Первый факел в Магнитке зажгли без опозданий и даже с некоторым опережением плана - 4 ноября 1963 года. Праздничный факел вспыхнул ровно в 14 часов 45 минут. Почетное право открыть заслонку было предоставлено начальнику газораспределительной станции N 3 В.И. Абрамову, операторам А.М. Васильеву и Л.Г. Пхиденко. Зажигать факел поручили операторам ГРС-3 В.М. Шевченко, А.И. Атапину, З.А. Гафурову.

С успешным окончанием работ строителей поздравляли первые люди города и района, занимавшие ответственные должности. С поздравительными речами выступали и почетные гости города, прибывшие в Магнитогорск специально по такому важному случаю. Сердечную благодарность газовикам выразил первый секретарь горкома КПСС Дмитриев. Следом за ним взял слово управляющий трестом "Нефтепроводмонтаж" Воробьев:

-- Мы горды, что смогли в короткий срок завершить грандиознейшую по своим масштабам работу. Досрочное окончание строительства - победа всего советского народа...

Выступили начальник штаба ЦК ВЛКСМ на строительстве газопровода "Бухара-Урал" Владимир Матусяк, заместитель начальника доменного цеха комбината Крюков, управляющий трестом "Востокнефтепроводстрой" Сунарчин, начальник участка треста "Востокметаллургмонтаж" Пономарев, секретарь Челябинского обкома КПСС Щербаков, уполномоченный представитель Государственного комитета по газовой промышленности Аванесов.

Вечером в полшестого прямо на митинг с территории комбината дозвонился горновой седьмой комсомольско-молодежной домны Нурмурат Эргашев. Он сообщил, что смена мастера Топоркова, в чьем подчинении он находится, только что приступила к первой плавке чугуна на природном бухарском топливе. Цирк взорвался аплодисментами, криками "Салом, огонь Бухары!".

Металлургический комбинат по сей день остается самым крупным потребителем газа в Магнитогорске. Здесь была разработана технология вдувания газа через воздушные фурмы в горн печей. Была придумана специальная система контрольно-измерительных приборов и устройств, позволявшая замерять перепады давления газа в трех положениях по высоте печи, что помогло делать более качественную плавку. В 1966 году была внедрена система автоматического распределения расхода природного газа по фурмам доменных печей.

Мартеновские печи сталеплавильного производства, запроектированные для нагрева коксодоменным газом, тоже постепенно переводили на природный газ.

С приходом бухарского газа в Магнитку многое изменилось. Было подсчитано, что за год бухарский газ помог металлургам Магнитки сэкономить почти четыре миллиона рублей. Центральную котельную, входящую в теплофикационное хозяйство комбината, перевели на газообразное топливо. Это увеличило мощность котельной, и в последующие пятнадцать лет одну за другой выводили из производства 26 мелких котельных. Отапливаемые углем, разбросанные по территории города, они сильно дымили, неблагоприятно влияя на и без того тяжелую экологическую ситуацию. Правда, полностью решить проблемы загрязнения воздуха не удалось - вскоре на мартеновские печи комбината стали подавать кислород, и над городом выросли так называемые "лисьи хвосты" - рыжий дым заструился из труб. Тем не менее благодаря бухарскому газу воздух в Магнитогорске стал гораздо чище.

К 1964 году уже в 1200 квартирах "жарили и парили" на голубом пламени от бухарского газа, а очень скоро были газифицированы практически все районы города и близлежащие совхозы - "Первомайский", "Магнитный", "Агаповский", "Буранный". В шестидесятые годы свыше четырех с половиной тысяч сельских квартир получили бухарский газ.

Благодаря совместным усилиям трасса "Бухара-Урал" подошла к Челябинску уже через 8 месяцев после того, как первая труба-1020 челябинского производства легла в траншею. 4 ноября был сварен последний шов первой нитки магистрали. И всего лишь через три недели после того, как бухарское топливо получил Магнитогорск, голубой поток устремился на промышленные предприятия Челябинска.

"Газ Бухары пришел в Челябинск" - под таким заголовком вышел 25 ноября 1963 года объединенный номер газеты "Челябинский рабочий", в выпуске которого принимали участие газеты Узбекистана "Правда Востока" и "Советская Бухара". Знаменательному событию посвятили свои репортажи специальные корреспонденты центральной газеты "Правда" Ч. Айтматов и Ю. Мукимов.

Трубный завод стал одним из первых челябинских предприятий, получивших газ.

-- Печи первого и второго цехов трубного завода раньше топились углем, - рассказывает Роберт Петрович Иванов - Это было и трудно, и долго, и даже опасно. Чтобы углем до необходимой температуры в 1300 градусов протопить сначала печь, а потом и лежащие в ней тонны металла, угля и времени уходило много. Еще один минус использования угля - грязь, выбросы в атмосферу. Природный же газ - чистый. На производстве хорошо сказывалась большая его калорийность.

Роберт Петрович поступил на Челябинский трубный чуть позже того момента, когда завод получил новое топливо - буквально через несколько месяцев после. Ощущения от этого события у заводчан были еще свежи. Сейчас Р.П. Иванов стал хранителем заводского музея, историю родного предприятия он знает до мельчайших деталей, в том числе и тот период, в который совершалась газификация.

По его словам, значительное число заказов на трубы большого диаметра, а потом и приход дешевого, высокопроизводительного топлива быстро вывели завод в гиганты промышленности. Три миллиона в год - никакой завод в мире не давал столько труб!

Огромная потребность в газе была у Челябинского металлургического завода (ЧМЗ, а ныне - "Мечел"). Газовый участок здесь был образован еще в 1944 году, одновременно с запуском в работу первой доменной печи. Сначала он был невелик - в состав его входила одна газоочистка да газопроводы (доменный газ по ним направлялся в воздухонагреватели печи, к первым трем котлам теплоэлектроцентрали и к двум коксовым батареям). Чтобы достойно встретить "бухарского гостя", челябинские металлурги направили старших мастеров газового хозяйства, кавалеров ордена Ленина Николая Устьянцева, Ивана Немзорова и мастера доменных печей Евстигнея Варлашова на Украину, где на домнах уже применялся природный газ. По возвращении им предстояло учить этой науке челябинских технологов, электриков и механиков. Пройдя ускоренные курсы, проведя практические работы на украинских домнах, челябинцы вернулись с кипой чертежей, документацией и технологическими расчетами.

Надо сказать, бухарский газ прибыл на завод вовремя. Как и коллеги из соседнего Магнитогорска, металлурги Челябинска к шестидесятым годам ощутили резкие приступы "топливного голода". Рост потребления газа значительно опережал его производство. Тем более, что расходовался он уже не только на промышленные нужды. В пятидесятые годы газовая сеть стала опутывать собою жилые кварталы прилегающих к заводу районов города. Коксовый газ начали подвергать дополнительной очистке на сероочистительном оборудовании и пускали к кухонным плитам жителей Металлургического района.

Так что и для ЧМЗ, как ранее для ММК, поступление бухарского газа оказалось настоящим спасением. В ноябре 1963 года бухарский газ пришел на пятую, "комсомольскую" домну. Работа с ним давала отличные результаты по всем показателям. Тогда в спешном порядке - за два-три года - между цехами завода протянули дополнительные газопроводы высокого давления, поставили большое количество газорегуляторных пунктов. На газу заработали все остальные печи доменного цеха (и печи заводской столовой, кстати, тоже - газ сменил в них уголь, дрова и исправно помогал поварам готовить). Доменщики в больших количествах стали применять руду, что также благотворно сказалось на производстве: резко повысился выпуск чугуна, себестоимость его упала, а качество значительно улучшилось. Внедрение газа спровоцировало перемены к лучшему и в технологии литья стали.

К декабрю 1965 года под руководством начальника газового цеха В. Помазуева к природному газу были подключены мартеновские и прокатные цеха, другие производства.

На Челябинский тракторный завод бухарский гость заглянул чуть позже - в январе 1964 года. Отсюда на разные стройки, на разработки буровых скважин поставлялись промышленные тракторы различных марок. Многие из них (особенно мощный - в 310 лошадиных сил, дизель-электрический трактор ДЭТ-250, награжденный золотыми медалями трех международных выставок), получив "в довесок" дополнительные специальные приспособления, оказывались на строительстве нефте- и газопроводов.

Почетный гражданин Челябинска Георгий Васильевич Зайченко не был сторонним свидетелем газификации Челябинского тракторного завода, на котором работал с 1941 года. С 1960 года по 1979-й он занимал должность генерального директора завода. Кто лучше него расскажет, как встретили газ на вверенном ему предприятии?

"Одним из первых, кому доверили работать на оборудовании, обеспечиваемом новым видом топлива, был Петр Васильевич Мозжерин, - кузнец, настоящий умелец из цеха точной механики, которому через десять лет предстояло получить звание Героя Социалистического Труда. Он начал разогрев заготовок в печи природным газом. Это действительно казалось чудом! Печь открывают - а дыма, как было раньше, нет, только голубенький огонек горит. А заготовка раскалена докрасна! Это было удивительно и непривычно.

Самое широкое применение газ нашел на основном энергетическом объекте завода - тепловой станции. Она обеспечивала завод паром, который предназначался кузнечному цеху для нагнетания давления в молотах. Со дня основания завода станция работала на угле - почти десять тысяч тонн его сжигалось за сутки. Уголь был местный, запасы его хранили на территории завода, в больших угольных складах, занимавших много места. Недостатками применения угля были грязь, зола, черная пыль. Ведь для того, чтобы растопить котел на ЦТС, уголь дробили, топили уже угольной пылью. Но до 1964 года альтернативы углю не было.

Неудивительно, что когда трубопровод с бухарским газом подошел к городу, тракторный завод оказался в числе первых потребителей. На заводе, при службе главного энергетика, было создано газовое хозяйство, поставлены газораспределительные станции, создан цех газоснабжения. Конечно, пришлось многое переоборудовать, реконструировать, заменить форсунки, сделать обвязки.

Результаты стоили усилий! Производительность моментально повысилась. Около девяноста процентов получаемого заводом газа мы использовали на центральной тепловой станции. Остальные десять процентов шли на замену мазутных нагревательных печей. Как и уголь, мазут хранился на заводе - в специальных больших емкостях. И он тоже чистоты не добавлял. Да и тратили его в приличных объемах. С приходом газа ушел уголь, ушел мазут.

Заводчане серьезно восприняли перемены. Газ еще казался чем-то диковинным, вызывал у людей любопытство. Все очень быстро ощутили существенную разницу - газ оказался топливом "высококультурным". И рабочих заставил по-иному, с большим уважением относиться к своему делу и к рабочему месту. В течение года или двух склады под уголь и резервуары для мазута мы убрали, территорию, где они стояли, отчистили от наслоений грязи. На этом месте быстро зазеленела трава. И было заметно, что людям приятнее приходить на завод, трудиться стали с легкой душой. Да и мне как руководителю предприятия стало гораздо легче работать".

Газификация Челябинска оздоровила обстановку не только на заводах. Причем в буквальном смысле. Две большие котельные в жилом районе ЧТЗ, до прихода бухарского газа работавшие на угле и нещадно задымлявшие небо, были закрыты. Сносить их не стали - в одной открыли спортивный зал, другую отдали под плавательный бассейн. Объекты, портившие окружающую среду Челябинска, теперь дарили людям здоровье. Еще одно чудо восточного "волшебника"!

Григорий ЛОМАКИН,

Антон КАПТЕЛОВ

На правах рекламы

Комментарии
Комментариев пока нет