Новости

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Верочкино счастье

03.12.2003
В таком положении женщины обычно проклинают судьбу. А она благодарит ее и радуется

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Дети для Верочки (имя вымышленное, но история реальная) были всегда сладкой радостью. Недаром она выбрала профессию педагога. Сначала окончила педучилище, потом - педагогический институт. В 26 лет вышла замуж, созрев для радости материнства.

В таком положении женщины обычно проклинают судьбу. А она благодарит ее и радуется

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Дети для Верочки (имя вымышленное, но история реальная) были всегда сладкой радостью. Недаром она выбрала профессию педагога. Сначала окончила педучилище, потом - педагогический институт. В 26 лет вышла замуж, созрев для радости материнства. Но судьба приготовила ей жестокий удар. Первый же врач сказал, что детей у нее никогда не будет. Верочка не поверила. Сколько их было потом разных специалистов, остепененных, с именем и без. И все, словно сговорившись, твердили одно: надежды нет.

Верочка ничего не хотела знать, продолжала жить в ожидании чуда. И оно свершилось.

...Впервые о брошенных детях Верочка услышала от друзей, к которым приехали в гости за 300 километров от Челябинска. Те рассказали, что соседка-алкоголичка родила двойню и выбросила крох на улицу. Детей подобрали и увезли в больницу. Но такие, говорят, не выживают.

Каково же было Верочкино удивление, когда она об этих детях услышала снова. Случайно (хотя, по мнению Верочки, случайного в жизни ничего не бывает) узнала от бабушки своего ученика (та работала акушеркой), что двойню привезли в Челябинск.

-- Можно на них посмотреть? - спросила Верочка. И ей разрешили.

Когда она взяла в руки легонький сверток, весом не более полутора килограммов, малыш жалобно заплакал. Как будто просил о защите. И тут же подала свой голос сестренка. Сердце Верочки пронзила такая жалость, что она готова была сразу же их унести с собой. Но нужно было еще разрешение мужа и оформление разных бумаг. Все утряслось на удивление быстро.

Когда детей в больнице распеленали, чтобы переодеть во все домашнее, Верочка даже не поняла, кто из них мальчик, а кто девочка. Тельца у обоих были сморщенными, страшненькими. Но ни истощенность детей, ни их плохая наследственность, ни тяжелые заболевания, ни другая национальность (приемные родители - славяне, а дети из мусульманской семьи) Верочкин пыл не охладили. Рьяно взявшись за дело, она тряслась над ними, как клушка над цыплятами. То бежала на прием к врачу, то на массаж, потом еще на какие-то процедуры. Но не прошло и двух лет, как в ней самой как будто что-то сломалось. Верочка почувствовала слабость, усталость, тошноту.

-- Доктор, у меня, наверное, рак, - пожаловалась на приеме. А доктор ласково улыбнулся:

-- Ваша болезнь пройдет через девять месяцев.

Верочка обомлела от счастья: "Не может быть!"

Роды были тяжелыми. Вере сделали кесарево сечение. Только начала вставать, согнувшись дугой, как позвонил муж: "Дети заболели. Температура под сорок". Что делать? Она - к врачу: "Не подумайте, что хочу сбежать, но у меня со старшими детьми беда". Своего новорожденного сына оставила в роддоме, а сама на четвереньках ползала от одного к другой, пока температуру обоим не сбила.

-- У меня даже выписки из роддома не было, - вспоминает Вера. - Позвонила врачу, чтобы отдали ребенка мужу. Он его и привез, как раз под Новый год. В мае Верин супруг по путевке "Мать и дитя" поехал со старшими детьми в санаторий.

-- А мама где? - спросили в регистратуре. Узнав, что дома с новорожденным, предложили приехать и ей.

-- Назначьте мне какие-нибудь процедуры, - попросила Вера. Ее отправили к гинекологу.

-- Я редко когда ошибаюсь, - сказал он. - По моим подсчетам, вы уже 15 недель как беременны.

Теперь пришла очередь озадачиться врачам. "Немедленно прервите беременность, - требовали они. - У вас только что была операция. Вы погибнете".

"Нет! - сопротивлялась Верочка. - Все будет хорошо. Посмотрите, сколько во мне сил и энергии. Я выдержу. Не бойтесь".

Не выдержала. Не успели сделать кесарево сечение во второй раз, шов разошелся. Еще одна операция... клиническая смерть.

"Эта женщина не умрет! - сказала в тот момент кардиолог. - Я не видела еще человека, в котором было бы столько жажды жизни".

Верочка выжила.

Четверо детей, мал мала меньше (между последней дочерью и сыном разница всего девять месяцев) полностью поглотили ее. Она перестала следить за собой, забывала посмотреться в зеркало. Распластанный крестом живот безобразно отвисал. И, как сама вспоминает, выглядела тогда ужасно. а муж под любым предлогом исчезал из дома. То задерживался на работе, то ссылался на какие-то неотложные дела. Возвращаясь, срывался на детях. На жену смотрел не иначе как с раздражением. Если чего-то не успевала, следовал вопрос: "Почему не сделала?" Если делала, - то кто тебя, мол, просил? Зачем?!

-- Вообще-то он у меня - мечта любой женщины. Не пьет, не курит, хорошо зарабатывает, - говорит сегодня Верочка, позабыв о том времени, когда, уложив детей в постели, пела им колыбельную песню, а сама горько плакала.

-- Я ему очень благодарна за науку. Наверное, так хорошо я не постигла бы ее, если бы он не унизил меня до крайности. Я стала по его воле "никто" и "ничто".

А смысл науки состоял в том, что женщина не должна распускаться ни при каких обстоятельствах. Можно было бы еще вернуть свою былую привлекательность, но любовь прошла. И пришлось принимать решение. Верочка ничего лучшего не придумала, как дать свободу мужу. Сама подала на развод. Сама на глазах у детей упаковала его вещи.

Делала все не спеша, с уверенностью, спокойно.

-- После клинической смерти я стала ощущать в себе какие-то невероятные силы, - говорит Вера.

Перед разводом съездила в деревню к свекрови. Поблагодарила за сына. Сказала, что не держит зла на него. И со свекровью будет поддерживать такие же хорошие отношения, как и прежде. Простившись, почувствовала, что осталась собой довольна. Дальше взялась за свою внешность, сделала пластическую операцию.

-- Посмотрите, какая я теперь подтянутая, - покрутилась передо мной.

Занялась уютом в доме. Выложила кафелем кухню и ванную комнату, сшила на окна красивые шторы. Дом был новый, еще необжитый.

-- Я, как видно, предчувствовала, что с мужем мы расстанемся, и очень хотела поменять квартиру, - рассказывает Вера. - Но обмен казался нереальным. Кому нужна старая квартира в Ленинском районе?

А тут перед разводом обмен произошел, как по волшебству. Вера с детьми переехала в новую квартиру по метражу на двадцать метров больше, чем прежняя. И без доплаты.

-- Дай Бог этой женщине, которая нам подарила лишние метры, здоровья и счастья! - говорит Вера.

Два года прошло уже после развода, а состояние праздника ее не покидает. Дети радуют, люди помогают. Что ни задумает, то исполнится. Даже там, где у людей возникают проблемы, у Веры разрешается все как бы само собой.

как-то старшая дочь пристала: "Почему я на тебя совсем не похожа?" Пришлось открыть семейную тайну. Но при этом Вера сказала: "Такая дочь, как ты, - это счастье. Я тебя очень люблю. И никому тебя не отдам". Отношения стали только лучше, доверительнее. Ведь теперь их связывает еще и общая тайна.

В эти два года произошло событие, словно из мыльной оперы, как выразилась Вера. Ей пришло письмо из суда, из которого следовало, что у бывшего мужа объявился внебрачный ребенок. Он родился, судя по анкетным данным, через три месяца после Верочкиной свадьбы. после развода бывший муж признал свое отцовство, сошелся с брошенной им женщиной. И та подала на алименты. Другая женщина на месте Веры обиделась бы. Ведь с ней остались такие больные дети. А эта не только не поскандалила, но еще и прощения попросила за то, что когда-то по незнанию осиротила ребенка.

-- Пусть живут в мире и любви, - великодушно напутствует Вера новую семейную пару.

В чем источник ее великодушия?

-- Дети - великая сила, - говорит она. Но не только от этого, наверное, Вера пребывает сегодня в эйфории. Похоже, что к ней пришла новая любовь, о которой она случайно проговорилась, когда рассказывала, что в глазах людей стала тоже выглядеть по-другому. "Если бы ты могла видеть себя со стороны! Какая ты красивая, когда накроешь на стол, посадишь за него детей и, улыбаясь, смотришь на них. Свет материнства делает тебя просто прекрасной!" - сказал ей недавно друг семьи, который все чаще предлагает свою помощь по хозяйству. Слова прозвучали как признание...

Комментарии
Комментариев пока нет