Новости

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Клетки бессмертия

09.12.2003
Челябинский хирург и исследователь Алексей Батанов - наследник по прямой булгаковского профессора Преображенского

Терапия отчаяния
Дениса сбила машина. "Скорая" привезла в больницу N 9 неподвижное, бездыханное тело. Черепно-мозговая травма, полный паралич - никаких надежд.
В один миг рухнула жизнь всей семьи. Семилетний Дениска был светом в окошке, единственной радостью своей несчастной матери.

Челябинский хирург и исследователь Алексей Батанов - наследник по прямой булгаковского профессора Преображенского

Терапия отчаяния

Дениса сбила машина. "Скорая" привезла в больницу N 9 неподвижное, бездыханное тело. Черепно-мозговая травма, полный паралич - никаких надежд.

В один миг рухнула жизнь всей семьи. Семилетний Дениска был светом в окошке, единственной радостью своей несчастной матери. Когда его младший брат родился с ДЦП, отец бросил семью, ушел из дома.

И вот теперь Денис лежал в реанимации, на искусственной вентиляции легких. Врачи готовы были сделать все для спасения ребенка, для этой превратившейся в тень женщины с безмолвной мольбой в глазах.

Она уже ни о чем не спрашивала и не просила. Две недели прошли, ребенок в сознание не приходил. Нужно было отключать аппарат. И тогда было принято решение провести абсолютно новый для нашего региона метод лечения, разработанный заведующим биомедицинской лабораторией больницы Алексеем Батановым. Это была терапия отчаяния.

-- Выхода нет - мальчик погибает. Давай твою методику.

И Алексей Николаевич ввел Денису разработанный в лаборатории препарат из фетальных тканей.

Эффект был потрясающим: ребенок ожил, вернулось сознание, он начал дышать самостоятельно. После второй процедуры парализованный мальчик сел, у него начали двигаться руки. Ничего подобного не приходилось видеть повидавшим всякое докторам. Они удивлялись и радовались вместе с матерью Дениса, вернувшегося, по сути, с того света.

После этого уникального случая Батанов решился предложить свой препарат для лечения безнадежных детей - с ДЦП. Церебральный паралич практически не лечится, этот диагноз - как приговор. Несчастные дети обречены на пожизненную инвалидность. Вот почему заведующая отделением неврологии детской больницы N 8 Елена Просекова согласилась на апробацию препарата, дающего недвижимым, беспомощным малышам последний шанс.

-- На этих детишек невозможно смотреть без слез. Они - как сорванный цветок с прелестной поникшей головкой, - говорит внешне суровый, как все хирурги, Батанов.

Мамы приносили к нему на руках лишь тельца, оболочки (пап в таких семьях, как правило, не бывает - не выдерживают жизни с глубоким инвалидом, бегут прочь). Результаты вновь превзошли все ожидания: после двух-трех сеансов малыши начинали двигаться, садиться, появлялся интерес в глазах. Шестилетний неподвижный мальчик начал подниматься, ходить, вдруг сказал: "Мама!"

-- Ради этого стоит жить! - вырвалось у Батанова. Но он тут же смутился. - Конечно, звучит банально, высокие фразы. Но это ведь даже представить невозможно, фантастика какая-то: у ребенка киста в полголовы начинает прорастать мозговыми тканями. Мы смотрим томограммы и собственным глазам не верим.

Чудо-мазь

Об органной трансплантологии - пересадке сердца, почек - из-за громких скандалов в прессе знают все. О трансплантации тканей, без которой немыслимы тысячи операций на глазах, суставах, сухожилиях, головном мозге, брюшной полости и т.д., говорить не принято. Это очень востребованный, официально узаконенный раздел медицины, который приносит огромную пользу, но не афишируется. Подобное учреждение есть, оказывается, и в Челябинске.

Признаться, ехала в эту лабораторию с опаской: обычно учреждения подобного профиля - всего лишь кабинеты с характерным запахом и антуражем. Здесь же - 320 квадратных метров пространства и такая идеальная чистота!

Просторная лаборатория стерильна, как бинт. Множество кабинетов. Свой операционный блок, стерильные боксы, центрифуги, холодильные установки и камеры. Это здание строилось больше 30 лет назад по последнему слову техники специально под биомедицинскую лабораторию. Таких учреждений в России единицы. Недаром девятая городская больница гордится своим структурным подразделением.

Двенадцать лет назад руководителем лаборатории стал А.Н. Батанов, хирург высшей категории, с огромным опытом. В 1980 году по распределению Челябинского мединститута он был направлен в город Юрюзань, где, как во всякой провинциальной больнице, приходилось быть мастером на все руки, оперируя в экстремальных условиях все и вся. Затем пять лет он заведовал межрайонным онкологическим диспансером, будучи, естественно, "играющим тренером". Отработав 10 лет в центральной районной больнице, семья Батановых вернулась в Челябинск. Родной город не распахнул для них объятий: хирургу, имеющему высшую категорию и опыт работы, негде было приложить руки. Так Алексей Николаевич попал в лабораторию. Как натура творческая и ищущая, он не мог оставаться в рамках проторенной колеи и почти сразу решил расширить узкое поле своей деятельности. То был период перестройки, и многие засекреченные ранее темы стали достоянием гласности, в том числе использование в медицинской практике эмбриональных тканей.

-- Дело в том, что эта ткань на 80-90 процентов состоит из тех самых стволовых клеток, и на ранних сроках развития у нее еще нет механизмов отторжения. Мне очень захотелось попробовать работать с этим материалом, тем более что это профиль нашего учреждения.

Задача эта захватила его, стала идеей фикс. Но с чего можно начать в Челябинске? И потянулись долгие кропотливые дни работы в библиотеках и патентных бюро. То, что он там обнаружил, было потрясением: метод лечения с помощью эмбриональных тканей, оказывается, - хорошо забытое открытие русских врачей еще до революции. При социализме все было частью засекречено, а частью запрещено и прикрыто. Но в библиотеках остались статьи, а в архивах - патенты.

Так в Челябинской биомедицинской лаборатории был создан фетальный аллогенный трансплантат для наружного применения, который назвали "БИО-ДЭМ". Теперь стояла задача самим убедиться в его эффективности.

-- Как хирург я на собственном опыте знаю проблему лечения трофических язв у пожилых людей. Все, у кого есть бабушки и дедушки, сталкиваются с этой бедой: царапина на ноге не зарастает, превращаясь в гнойную рану, потом в трофическую язву. Лечение осложняют варикоз, диабет, возраст. Безуспешно проходят год, два, три. Часто процесс заканчивается ампутацией. И все, мы теряем человека.

Вот почему апробировать новый препарат они решили на таких больных. Десять лет назад в газете появилось необычное объявление: "Приглашаем людей с трофическими язвами для бесплатного лечения".

Они и предположить не могли, какой поток пациентов обрушится на лабораторию. Со всех концов города ехали к ним измученные болезнью старики со страшными ранами.

-- В хирургии есть правило: если рана в диаметре больше 5 см, ее нужно или ушивать, или пересаживать кожу. Сама она не заживет, - комментирует Батанов. - А тут еще возраст, сопутствующая патология. Но все каноны рушились на наших глазах.

У 70 из 100 больных они залечили трофические язвы за два-три месяца. "Тогда я в это дело поверил!" - говорит Батанов. Лаборатория получила патент и начала выпускать препарат, обладающий уникальными ранозаживляющими свойствами.

Дальше - больше: мягкий ланолин в "БИО-ДЭМе" заменили маслом какао и сделали удобные свечи для лечения геморроя, трещин и гинекологических проблем. Также получили патент и провели апробацию сначала в собственной больнице, потом - в профильных отделениях города. Восторг был полный. Новый препарат под названием "Сананем" пошел на ура!

Немного истории

-- Алексей Николаевич, выходит, профессор Преображенский, омолаживающий дам и возвращающий мужчинам потенцию, - не фантазия Булгакова?

-- Прототипом его был русский врач Сергей Воронцов, который в 20-30-е годы XX столетия уехал во Францию и занимался пересадкой эмбриональных тканей в случаях преждевременного старения. Он - автор книг "Сорок три прививки от обезьян к человеку: омоложение", "О продлении жизни" и т.д. Умер в 1953 году на девятом десятке, оставив наследникам десять миллионов долларов. А начало медицинским тканевым трансплантациям положил Браун-Сегурд еще в 1892 году: в возрасте 72 лет он успешно ввел себе экстракт яичек морских свинок и собак.

-- То есть операции по омоложению политиков и звезд с помощью "тканевой терапии" имели место?

-- Сам этот термин был предложен в 1933 году В. Филатовым. Но судьба русских "омолодителей" при Сталине была трагичной. Доктор И. Казаков, например, был расстрелян в 1938 году. Но российские открытия были подхвачены на Западе, и практически все президенты США - Никсон, Картер, Эйзенхауэр, все крупные звезды Голливуда - Лорен, Монро, Стоун, Тэйлор, Сталлоне - прошли курс фетальной терапии. Как, впрочем, впоследствии и все советские бонзы, иначе бы при их нагрузках и стрессах они не доживали до 90.

-- В 71 год невероятно помолодел и Ельцин.

-- Это - заслуга директора Института биологической медицины Геннадия Сухих.

-- Это тот самый академик, вокруг которого был громкий скандал по поводу "мясорубки для эмбрионов", купли-продажи неродившихся младенцев?

-- Сами видите, как можно все извратить и дискредитировать. Сухих - доктор наук, чл.-корр. РАМН, всю жизнь руководил лабораторией иммунологии Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии. Видный ученый, которому многое удалось сделать в лечении бесплодия у женщин и патологии мозга у младенцев. А журналисты создали ему псевдославу всеобщего "омолодителя". Впрочем, подобная репутация и у Харьковского НИИ криобиологии, и у Мулдашева и Нартайлакова, уфимских создателей аллоплантов.

-- Так ведь на омоложении огромные состояния делаются. Почему бы и вам не открыть в Челябинске подобную клинику? Отбоя бы от пациентов не было.

-- Мне это неинтересно, - сухо оборвал меня Батанов.

Не панацея, но...

В первый раз встречаю человека, который не стремится ни к деньгам, ни к славе. Зато в своем исследовательском любопытстве он не знает границ. Поставить на поток производство изобретенных им мазей и свечей, открыть на базе лаборатории свечной заводик ему и в голову не приходит: "Нужно двигаться дальше!"

Батанов созванивается с только что открывшимся центром Сухих и на собственные деньги едет в Москву.

-- Конечно, мне ничего не показывают. Но принимают хорошо, дают литературу, приглашают на конференции.

Опять он не вылезает из библиотек и патентных бюро. Вновь изучает горы забытой литературы. И, конечно, находит то, что искал: так появился фетальный аллогенный трансплантат для инъекционного введения.

Батанов рассказывает директору московского центра о новом направлении своей работы.

-- Как вы узнали? - потрясен Геннадий Сухих. - Мы думали, что одни владеем этой методикой!

Значит, прочь сомнения, он выбрал правильный путь. Батанов возвращается в свою больницу на окраине Челябинска и начинает удивительные эксперименты. Казалось бы, год-другой, и взойдет звезда славы южноуральского ученого. Только его волнует абсолютно другое, и он обращается к своему учителю, академику Эберту:

-- Лев Яковлевич, помогите, я ведь от "сохи", от рутинной отделенческой медицины - не хватает фундаментальных знаний, не можем объяснить причину происходящих процессов. Получается, что практика опережает теорию!

С первыми результатами они ознакомили руководителя центра хирургии печени горбольницы N 8 - профессора Сергея Пышкина. Он уже четверть века спасает практически неизлечимых больных хроническим гепатитом и циррозом. Гепатит у таких пациентов переходит в цирроз, цирроз - в рак. По данным ВОЗ, миллион человек каждый год умирает от этой страшной цепи патологий. Сергей Александрович, смелый человек и блистательный хирург, разработал операцию по иссечению печени для ее регенерации, то есть самовосстановления. Было решено заменить иссечение введением фетальной ткани печени.

Так в 1998 году начались долгие и трудоемкие опыты. Более 100 подопытных крыс должны были поставить все точки над i. Алексей Николаевич "довел" своих хвостатых подопечных до цирроза. Одну группу оставил в покое для сравнения, другой - прооперировал печень, а третья всего лишь получала уколы нового препарата, но чувствовала себя лучше всех. Не знаю, как у этого эмоционального, увлекающегося человека хватило терпения на бесконечно долгие наблюдения, ежедневный сравнительный анализ. Но результат опытов был очевиден: когда первая группа крыс начала погибать, у последней исчезли и признаки цирроза.

Под руководством Л.Я. Эберта и С.А. Пышкина А.Н. Батанов защитил диссертацию. В 2000 году был получен патент на изобретение. За последние пять лет инъекция фетальных тканей сделана уже 160 безнадежным больным. Приведу только один пример.

Мужчину 46 лет после трех недель реанимации в московской клинике отпустили, по сути, умирать. История его болезни пестрела устрашающими терминами: хронический панкреатит, цирроз, декомпенсация, асцит...

Спас его выуженный из Интернета челябинский сайт центра хирургии печени. Он связался с его руководителем, послал выписку и анализы. "Приезжайте, - ответил профессор Пышкин. - Зацепиться есть за что".

После возвращения пациента в Москву лечащий врач долго рассматривал зрачки своего больного, вернувшегося с того света. Он не верил собственным глазам: "Должен вас поздравить со вторым рождением, молодой человек!" А тот и впрямь из согбенной развалины вдруг стал молодым.

-- Это - не чудо и не панацея, - вновь и вновь строго повторяет мне профессор Пышкин. - Речь идет только о том, что лишь некоторым больным мы можем помочь. Термин "выздоровление" к печеночным хроникам вообще неприменим. Кстати, не у всех пациентов, которым вводились фетальные ткани, мы наблюдали улучшение. Метод пока проходит клиническую апробацию.

С докладами о своей работе челябинцев приглашают выступать на конференциях в Уфе, Екатеринбурге, Москве. Только что гастроэнтеролог центра хирургии печени Ирина Пирогова заняла третье место на конкурсе лучших научных работ всех стран СНГ. Ее работа посвящена трансплантации фетальных тканей человека больным с гепатитами и циррозом печени.

А что же сам Батанов? Стремительно идет дальше, отыскивая все новые пути применения своего препарата. Новой технологией лечения заинтересовался ректор УГМАДО Алексей Фокин. С главным неврологом области Галиной Бельской они пробуют работать с тяжелыми инсультными больными. С профессором кафедры УГМАДО Ириной Бубновой удалось вывести из комы нескольких безнадежных пациентов с травмами головного мозга. С главным кардиологом области Эмилией Волковой получили первые обнадеживающие результаты при тяжелых патологиях сердца.

Значит, все пока замечательно?

-- К сожалению, нет. Работаем на старом, изношенном оборудовании, нет самых необходимых инструментов. Но это проблема всей российской медицины. Ведь прежде чем появились единомышленники, я обошел весь город, всем ведущим специалистам предлагал препарат, скольких безнадежных больных можно было попытаться спасти! Но ищущих, творческих людей сегодня в нашей медицине - единицы. Никому ничего не нужно - руки опускаются, - говорит Батанов. - И если встречаю хоть какой-то интерес, я счастлив.

Этика спасения

Гораздо чаще его встречают в штыки: и именитые академики, и коллеги-врачи. Нет области более консервативной, чем медицина.

Не было случая, чтобы после доклада Батанова на него не обрушился вал неприязненных вопросов и обвинений. И впрямь, кто же поверит, что по сути один-единственный человек (не ученый даже, а практикующий хирург) из обычной городской больницы добился таких потрясающих результатов, что его теперь неустанно приглашают в Москву, а статьи печатают в центральных журналах. Проще задавить, опровергнуть, закрыть.

"Какое вы имеете право вводить чужой мозг, не зная последствий? Где гарантия от инфекций и болезней, которые вы можете занести с чужими тканями? Есть ли противопоказания?" - вот основной круг вопросов оппонентов Батанова, на которые он старательно отвечает всякий раз.

Он по-прежнему работает в своей лаборатории и занимается тканевой терапией, только расширив ее ассортимент. Этот вид лечения регламентируется как международным, так и российским законодательством. Весь материал проходит самую тщательную проверку на все виды известных медицине инфекций. Алексей Николаевич сам возит препараты в Екатеринбургский институт вирусологии, в прошлом - закрытое военное учреждение, где проводят те виды обследования, которых нет в Челябинске.

-- Я должен быть спокоен, должен отвечать за чистоту материала, - спокойно комментирует Алексей Николаевич. - Что же касается риска - да, он присутствует, потому что мы пока не можем рационально за-проектировать стопроцентный результат.

Он знает только одно: за 12 лет его работы метод ни разу не дал отрицательного результата, ухудшения состояния. Его применяли лишь как последний шанс - в тех случаях, когда традиционная медицина бессильна, а больные просто не могут ждать. Что это? Авантюризм? Нет, смелость и гражданское мужество, которые заставляют врачей-энтузиастов брать на себя огромную ответственность.

За три года 23 самых тяжелых ребенка с ДЦП прошли это лечение. Эффекта не было лишь у одного, и то с почти полным отсутствием головного мозга. ("Зачем берете таких заведомо бесперспективных больных, ведь это дискредитирует метод?" - спросила Батанова. А в ответ услышала: "Шанс нужно пытаться дать всем, а жизнь сама все расставит по местам").

-- У детей с ДЦП речь, к сожалению, не идет о полном излечении - о реабилитации, - терпеливо объясняет Батанов. - Чтобы ребенок мог сам себя обслуживать, ориентироваться в пространстве.

Я не смогла спросить у несчастных мам, какое значение это имеет для них. С мая инъекции детям делать запретили. А мамы по-прежнему звонят и приезжают к Батанову - уговаривают, умоляют. Родителям приходится везти малышей в Новосибирск, в Москву, где тоже делают подобные процедуры, правда, стоимость их в десятки, а то и сотни раз выше, чем в Челябинске. Но разве наших чиновников от медицины волнует чужая боль?

-- Алексей Николаевич - очень порядочный и грамотный человек, - говорит зав. отделением неврологии детской больницы N 8 Елена Просекова. - Мало осталось таких, как он, работающих за идею. Мы бы очень хотели сотрудничать с ним дальше.

"Трудяга", с которым работать невероятно интересно", - в один голос говорили мне о Батанове челябинские профессора. Только не может такое мощное направление развиваться на одном энтузиазме.

-- В 20-е годы мы уже отдали его Западу. Будет грустно и глупо, если снова отстанем, снова все отдадим. Этой лаборатории, чтобы она не завяла, нужна государственная программа, тогда она и не будет работать методом одних проб, - горячо говорил профессор Пышкин. А на прощание процитировал Артура Кларка: "Для того чтобы узнать границы возможного, надо позволить себе выйти за его пределы".

А Батанов вновь ушел далеко вперед. Сегодня он вводит уже не один, а 6-7 препаратов одновременно, чтобы стимулировать сразу нервную, эндокринную и иммунную системы, создавая лечебное депо.

Врачи, наблюдающие за процедурой, хватались за голову, когда видели, как он вводил подкожно 25-30 мл различных тканей погибающему младенцу:

-- Чужой белок - малышу? Завтра будет нагноение, абсцесс, придется вскрывать.

Назавтра от укола не осталось и следа - все рассосалось. Обреченный ребенок открыл синие, как небо, глаза.

Секретные технологии

Что это за потрясающая методика, переворачивающая все представления о жизни и смерти? Какой удивительный препарат использовал для спасения детей Алексей Батанов?

Речь идет о стволовых клетках (СК) - клетках бессмертия, открытие которых в ХХ веке считается одним из величайших. В последние десятилетия наблюдается настоящий бум по изучению и лечению с помощью СК. Почему СК называют клетками бессмертия? Это клетки-родоначальницы, каждая из которых несет такой объем информации, каким не обладает до сих пор ни одна ЭВМ (приблизительно 700 мегабайт). Только представьте - из одной клетки вырастает организм, в котором более 200 видов различных тканей, выполняющих огромное число функций, в том числе центральная нервная система. При определенных условиях из одной такой клетки можно вырастить живой организм, как это произошло с овечкой Долли.

Невероятные перспективы открываются перед человечеством. И это не только клонирование. Стволовые клетки делятся, и из одной старой получаются две молодые. Деление это бесконечно, и в принципе человек должен жить бесконечно долго.

Если стволовые клетки ввести в вену, то организм сам направит их к больным органам, что в конечном итоге приводит к восстановлению нарушенных функций.

Это переворот в науке, так как дает возможность восстановить любой орган или даже систему, нервную, иммунную, эндокринную, пересадка которых в принципе невозможна. Это значит - нервные клетки восстанавливаются. Кроме того, с помощью СК лечат неизлечимые заболевания, осваивают действительно сказочные технологии. Европейские и американские медицинские транскорпорации в обстановке полной секретности разрабатывают новые методы лечения, выращивают СК-клетки, создают их банки, в которых они могут храниться сотни лет. Но за этим стоят миллионы долларов.

Нина Чистосердова

Комментарии
Комментариев пока нет