Новости

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Юрий Теуш - память о челябинском фотографе

17.05.2013
Он был одним из создателей Челябинского фотоклуба и его «мотором», по образному выражению рижского фотографа с мировым именем Гунара Бинде. Одним из первых начал преподавать фотомастерство на отделении фотографии факультета общественных профессий в пединституте.

Юрий Леонидович Теуш родился в 1930 году. Судьба наградила его огромным талантом художника, только вместо кисти вложила в его руки фотокамеру. Но неизлечимая болезнь рано оборвала его жизнь: умер, не дожив до своего шестидесятилетия.

Он был одним из создателей Челябинского фотоклуба и его «мотором», по образному выражению рижского фотографа с мировым именем Гунара Бинде. Одним из первых начал преподавать фотомастерство на отделении фотографии факультета общественных профессий в пединституте. Одним из первых в Челябинске профессионально освоил цветную фотографию, и его выставку «Мир полон цвета» с восторгом посмотрели тысячи горожан и гостей города. Основными темами творчества фотохудожника до конца его жизни были спорт и природа.

Фотографии Теуша обошли стенды выставок и салонов многих стран мира и принесли автору дипломы и медали высшего достоинства: «Уолрдпресс-фото», «Интерпресс-фото».

Сегодня о нем вспоминают два его самых больших челябинских друга: собкор ИТАР-ТАСС Евгений Ткаченко, некогда возглавлявший Челябинский фотоклуб, и титулованный фото художник Сергей Васильев.

Один кадр на двоих

В творческой биографии каждого журналиста есть моменты, и даже периоды, которые оказали заметное воздействие на его профессиональную деятельность, помогли создать свой авторский почерк, такую манеру работать, которая позволяет сотворить что-то такое, что нравится людям даже спустя много лет. Именно такой след в моей жизни оставили годы совместной работы с неординарным репортером и неограниченным на идеи коллегой по фотографическому творчеству Юрием Теушем.

Он был немного старше меня, когда судьба свела нас вместе, я был студентом Челябинского политехнического института, а он его недавним выпускником. Мы оба очень любили фотографию. Только он ею уже достаточно профессионально владел, а я начинал постигать ее премудрости. И как-то получилось, что на первых порах он давал мне полезные подсказки на съемках, которые помогали получать то, что хотелось.

Мы вместе осваивали появившиеся тогда лампы-вспышки «Молния» (тяжелые и неуклюжие осветительные комплексы с проводами и батареями). Сошлись на том, что дают они яркий, но плоский и некрасивый свет. Попробовали соединить в систему несколько приборов, вспыхивающих синхронно с разных сторон от снимаемого объекта. Результат оказался получше, но для оперативной работы репортера эта махина явно не годилась. И пришли к выводу, что гораздо лучше использовать пленку высокой чувствительности, а когда ее не хватало, даже запроявлять ее, несмотря на некоторую потерю технического качества снимка.

Пробираясь по дебрям фотографических проблем, вдруг «обнаружили», что стали все чаще выходить на съемку вместе. А потом пришли к выводу, что так даже лучше для дела - многократно повышается надежность выполнения поставленной редакцией задачи. Тогда я уже работал в областной газете «Челябинский рабочий», которой отдал почти четверть века.

С любой такой съемки наши фотографии публиковались под двумя подписями, даже если был напечатан всего один снимок. Нас нередко спрашивали, как это может быть? Очень просто - работаем вместе, проявляем вместе, печатаем вместе. Снимки выбирают в редакции и оценивают как общую работу. Гонорар - пополам, независимо от того, чей опубликован кадр. А вот когда идет речь об участии на выставках, каждый распоряжается своим.

Победа над Мравинским

Когда на гастроли в Челябинск приехал великий дирижер Евгений Мравинский со своим оркестром, в редакции нам дали, как сказал отлично знающий деятелей искусства Виктор Яковлевич Вохминцев, невыполнимую задачу - снять маэстро во время выступления. А если не получится, то хотя бы на репетиции. Дело в том, что Мравинский еще никому из репортеров не позволял фотографировать себя в ходе концерта. У него был абсолютный слух, и даже щелчок фотоаппарата мог сорвать выступление.

- Но на репетиции он не будет максимально выразительным! - запротестовал Юра. - Я найду способ снять его, как я хочу.

На репетицию мы пошли с двойной ношей. Кроме сумок с аппаратурой пришлось тащить крайне редко применяемые в нашей практике тяжеленные штативы.

Перед репетицией Теуш подошел к дирижеру и пытался его убедить, что он «не причинит ему вреда». Но Мравинский был непреклонен: «Снимайте, как я сказал».

- А если вы не услышите? - хитро намекнул Теуш. И мы удалились в ближайшую к сцене ложу.

Дальше действовали по плану Юры. Установили штативы, укрепили на них фотоаппараты с телеобъективами. Затем каждый из них навели на резкость по месту работы дирижера. И... только после этого я понял замысел талантливого коллеги. Он, сняв с камер объективы, поднял и зафиксировал намертво зеркало. Дело в том, что громкий щелчок дает именно зеркало, а не затвор аппарата.

Мы спокойно снимали всю репетицию, а по ее завершении вновь подошли к Мравинскому.

- Вообще-то у меня уже все есть, - сказал ему Теуш. - Но я очень хотел бы сделать фотографию гораздо ближе к жизни.

Этот момент надо было видеть. Маэстро был настолько удивлен, что долго не мог найти, что сказать. После долгой паузы спросил:

- Так вы снимали?!

- Да, - гордо ответил Юра.

- Ну, тогда приходите на концерт.

На концерте так же беззвучно было отснято несколько пленок. Так родился классный репортаж «Дирижер Мравинский», который экспонировался на многих выставках. Конечно, за его подписью.

«Партийный» акт

Любимой темой наших общих съемок был спорт. Его мы оба любили, ряд видов даже достаточно хорошо знали, были довольно близко знакомы с лидерами этих видов.

Но была у Юры еще одна тема, которой он занимался, естественно сам. Пусть не самым первым в Челябинске (тут его обошли по срокам Сергей Васильев и Владимир Белковский) он увлекся съемкой обнаженной натуры. Он не часто показывал эти работы на собраниях фотоклуба, но каждый раз пытался убедить робкое большинство, что такие снимки должны присутствовать на выставках. И довольно скоро, после очередного нашего пребывания в Москве, у Теуша появилась возможность эту идею продвигать.

В Челябинском фотоклубе вошло в традицию не только регулярно участвовать в крупных всесоюзных выставках, но и приезжать в столицу, помогать развешивать уже отобранную экспозицию. Это позволяло, что называется, в упор разглядывать работы лучших репортеров страны, а к тому же и знакомиться со многими из них.

Готовилась выставка, посвященная очередному партийному съезду. В экспозицию было включено порядка двух десятков фотографий челябинских авторов. И среди них был снимок Юрия Теуша «Берег». Красивый кадр, сделанный на берегу Балтийского моря. На фоне огромного отполированного до блеска морской водой могучего пня была снята обнаженная миниатюрная девушка. Настроение усиливал прекрасный свет заходящего солнца. Юра очень дорожил этим кадром и очень уж хотел, чтобы он остался в экспозиции. Ведь до этого снимки с изображением обнаженной натуры на столь серьезных выставках еще не экспонировались.

«Берег» был включен предварительно в экспозицию в Манеже. Он понравился большинству членов жюри и даже его председателю Марине Бугаевой, тогдашнему редактору журнала «Советское фото». Наша челябинская группа уже была готова поздравлять коллегу с успехом, но мы заметили, что ответственные работники Союза журналистов этого делать не торопятся. Оказалось, что в этот очень поздний час на окончательный просмотр должна была приехать министр культуры Екатерина Фурцева. Но время шло, а ее все не было.

Развеска еще продолжалась, и мы в работе даже не заметили, как к нам из основного зала подошла группа людей, окружавших пожилую женщину в строгом одеянии. Она улыбалась и с интересом осматривала развешенные фотографии. Мы услышали, как ей сказали: «Это наши хорошие помощники из Челябинска». Фурцева благодарно кивнула в нашу сторону и вскоре покинула Манеж.

Первым делом, Юра поспешил к стене, где висела его фотография. Она оказалась на месте. Надо было видеть его радость.

«Партийный акт», как его потом окрестил Теуш, уцелел!

Двое - как один

Вместе мы работали на съемках почти три десятилетия. Возможно, продолжали бы работать так и дальше. Потому, что так было лучше для дела. Особенно на съемках крупных спортивных событий.

Тем, кто знаком с такой съемкой, но работает в одиночку, не нужно рассказывать, что сделать хороший кадр очень часто мешает его величество случай. И снял вовремя, и момент был интересный, а герои событий «повернулись» к тебе спиной - и нет кадра.

Вот поэтому мы с Юрой очень часто на спортивных аренах расходились по разным сторонам от района, где ожидались главные события, чтобы один из нас наверняка видел бы их «в лицо». Чаще всего так бывало на хоккейных и футбольных поединках, на боксерских рингах, у борцовских ковров.

Но и этого недостаточно. Нужно, чтобы каждый из участников этой «бригады» знал и воспринимал это событие одинаково, чтобы двое работали как один.

Со временем мы стали замечать, что многие кадры, несмотря на то, что мы находились друг от друга за десятки, а иногда и сотню метров, были сняты в одну и ту же долю секунды... Это подтверждали расположение игроков, положения их рук и ног, выражения лиц. Вначале, увидев такое совпадение, посчитали это случайностью. Но потом, когда это стало повторяться все чаще, поняли, что это закономерно, так как мы с Юрой работали как один репортер.

Журнал «Советское фото» в ту пору опубликовал несколько разворотов, на которых воспроизвел пары наших снимков, снятых с разных точек в абсолютно один и тот же момент. Автор материала Юрий Кривоносов, который хорошо знал нас обоих, отметил, что «это подтверждение высокого профессионального мастерства».

Впрочем, мы с Юрой делали то, что сейчас, когда фотографическая техника шагнула далеко вперед, делает один хороший репортер, имеющий современную аппаратуру. Вы, наверное, во время телевизионной трансляции с футбольных матчей и других крупных спортивных событий не раз задавались вопросом: а чего это там, за воротами, наставлено столько фотоаппаратов с большущими объективами и без людей. Да, это примерно то, что делали мы с Юрой много лет назад. Тогда роль этой безымянной камеры исполнял один из нас.

И я уверен, что будь он жив, Юрий Теуш взял бы и сегодня в «дублеры» не управляемый по радио или Интернету фотоаппарат, а надежного коллегу, который понимает его без дополнительного сигнала.

Евгений Ткаченко

С ним было бы иначе

У Юры всегда с собой была фотокамера, и не одна. Челябинский краеведческий музей попросил у меня карточку, уже ставшую известной. Теуш на ней сразу с тремя камерами в руках и на шее. В зубах крышку от аппарата держит и пленку на ходу перезаряжает.

Он был великим мастером. Особенно хорошо снимал спортивные сюжеты. Со всех интересных соревнований моментально делал снимки и сразу же вез в аэропорт, чтобы передать через экипаж или знакомых в Москву в редакцию газеты «Советский спорт».

В те давние времена в творческих кругах и в шутку, и всерьез ходило высказывание: «Если наступит капитализм, вся область будет работать на Теуша». Предприимчивость у него была в крови. Частное предпринимательство тогда запрещалось. Но он работал во многих местах по договору, выполнял заказы. Теуш первый в городе ввел цветную рекламу, делая на окнах большие увеличения, оформлял магазины, рестораны. Обеспечивал в полной мере свою семью и себя. У него первого появлялись самые крутые японские фотокамеры.

Он всегда отстаивал свое мнение, умел убедить принять именно его точку зрения. В фотоклубе слыл главным критиком. На обсуждении новых снимков Юра резал правду-матку, за что одни ценили его, а другие недолюбливали. До сих пор можно услышать: «Теуша на вас нет, он бы поставил на место».

Характер у него был резковатый: что думал, то и говорил. Но мы с ним ни разу в жизни не поссорились. Он ко мне домой почти каждый вечер заезжал, и я у них дома часто ужинал. Отзывчивый был и легкий на подъем. Он бы и по сей день занимался фотосъемкой, хотя нынче ему исполнилось бы 83 года. Фотографическая жизнь в Челябинске была бы совсем другая, будь Теуш жив.

Сергей Васильев

Комментарии
Комментариев пока нет