Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Амбиции - это нужное слово

24.12.2003
Какой увидели Челябинскую область в 2003 году журналисты российских изданий

Ирина Морозова, "Ульяновск сегодня":
"Мы прибыли на Аркаим поздно вечером. Лил дождь, и палатку, где должны были ночевать, залило водой. Кто-то сказал: "Это знак. Аркаим нас не принял". Утром не распогодилось, и настроение снова упало.

Какой увидели Челябинскую область в 2003 году журналисты российских изданий

Ирина Морозова, "Ульяновск сегодня" :

"Мы прибыли на Аркаим поздно вечером. Лил дождь, и палатку, где должны были ночевать, залило водой. Кто-то сказал: "Это знак. Аркаим нас не принял". Утром не распогодилось, и настроение снова упало. Преодолевая себя и прячась под зонтами, мы медленно начали подниматься на вершину горы Шаманки. С каждым шагом словно раскрывались глаза, и дождь стал казаться благодатью. От влаги ярко розовела дорога, устланная яшмой, зеленела трава окрест: Было чувство, что поднимаешься по ступеням в храм. Когда мы добрели до плоской верхушки, дождь вдруг прекратился. Древнее городище, казалось, посылало в нашу сторону приветственные сигналы!"

Юлия Утышева, газета "Лицей" (Петрозаводск):

"Возможно, Аркаим отомстил нам за наше невежество, поскольку, отправляясь в путешествие, мы ничего не знали об этих загадочных местах, кроме того, что рассказали нам случайные собеседники в Челябинске: дескать, собираются там всякие колдуны и ведьмы на свои шабаши. Что зона там аномальная и происходят всякие чудеса. И что жизнь у побывавших в Аркаиме круто меняется: если раньше было все хорошо, теперь может стать плохо, а если было плохо - то может стать: еще хуже.

На деле все оказалось куда понятнее: когда-то в этих местах существовала цивилизация покруче цивилизации майя:"

Юрий Юдин, заместитель главного редактора газеты "Сибирский край" (Кемерово):

"Духовности в этих местах, что и говорить, многовато... места намоленные. На столбе в столовой под обыкновенным дощатым навесом - листок с объявлением: "Господа туристы! Где же ваша ДУХОВНОСТЬ! Складывайте мусор в урны, не бросайте окурков, чтите экологические законы древних ариев!"

Вера Звездова, редактор отдела культуры газеты "Нижегородские ведомости" :

"Про Аркаим говорят, что там какой-то энергетический столб. Не знаю, все может быть. Но даже если его там нет, трудно не почувствовать энергию степи, которая пробуждает в нас какие-то силы - наверное, это генетическая память. Когда смотришь в эти бескрайние просторы, хочется танцевать танец орла:"

Татьяна Ривкинд, газета "Брянское время" :

"Находка археологов - фигурка "Человек, глядящий в небо" - стала "визиткой" историко-археологического заповедника "Аркаим". Но ведь и сам Аркаим с дощатым навесом и костровищами вместо столовой - замечательный символ и нашей Родины Расеюшки, устремленной в небо, в мистические сферы, постигающей глубины истории при минимуме удобств".

Марина Старуш, заместитель главного редактора газеты "Культура" (Москва):

"Если бы Аркаима не было, его нужно было бы выдумать. Конечно, нужно, чтобы здесь появился археологический заповедник в точном смысле этого понятия. Но не менее важен Аркаим и как культурно-идеологический проект: Причем Аркаим значим не только для одной Челябинской области. Он, вкупе с другими открытиями последних десятилетий, способен изменить представление о взаимодействии русской культуры и иных цивилизаций".

Мария Пантелеева, "Нижегородские новости" :

"...Небольшой музейчик в Верхнеуральске каким-то образом сумел вместить в своих комнатках богатейшую историю, от древности до современности, и многообразные природные ресурсы края. Памятуя, что Южный Урал был населен людьми еще с каменного века, мы уже не удивлялись при виде каменных топоров и наконечников для стрел. Согласно комментариям, все находки были сделаны учениками местных школ - то есть буквально лежали на поверхности".

Юрий Юдин:

"В Верхнеуральском краеведческом музее имеются пулемет "Максим", чугунного дела пушечка, коллекция казачьих шашек, а также чрезвычайно хорошо обстоит с живописными полотнами и диорамами, представляющими картины истории.

Одну такую крохотную диораму мы обнаружили в самом дальнем углу. Она представляла Ильича около шалаша в Разливе, маленького, сморщенного и очень горестного, наподобие болотного гнома. И почему-то без своего исторического спутника Зиновьева, казалось бы, имеющего к этим местам гораздо более непосредственное отношение:"

Вера Звездова:

"Я была совершенно потрясена красотой Саткинского района и тем, что здесь вот уже сто лет работает электростанция. Эти крутые берега наполняют душу раздольем и будят дух независимости и личного достоинства. А когда тебе говорят, что это совершенно локальная система и здесь ничего не может сделать г-н Чубайс, что он с этого не имеет ни копейки - это так радует! Свобода окончательная".

Марина Старуш:

"На Южном Урале фантастически красивая природа, а я была во многих местах, и в России, и за границей, так что сравнивать есть с чем. Здесь удивительно немонотонные пейзажи. А с другой стороны - уровень цивилизации. Предыдущие поколения не очень заботились о том, как вписать себя в природу. Но природу нельзя считать побежденной. Вспоминаю один комический вроде бы случай, услышанный мной во время поездки: на одно весьма охраняемое предприятие каким-то образом пробрался волк. Кто-то увидит в этом халатность охранников, а кто-то - энергетику природы".

Вера Звездова:

"Челябинск представлялся мне как город-завод. И первые впечатления о нем были именно такие - когда мы ехали, как сквозь строй, через эти заводы".

Татьяна Самойлова, главный редактор журнала "Performance" (Самара):

"Будто бы не было восемнадцати "перестроечных" лет - улицы города по-прежнему носят имена выдающихся большевистских лидеров... Как будто бы Челябинск вовсе лишен (?) дореволюционной истории. Удивительно не масштабный человеку город-памятник, по улицам которого удобно было, наверное, маршировать с песнями, красными знаменами и транспарантами. Создается впечатление, что строился он каким-то неразумным ребенком-гигантом, который тут и там хаотично набросал кубиков-домов, а убрать забыл. Во всем - следы гигантомании, имперского мышления эпохи тоталитаризма. Отсюда же, от невозможности существования в "нежилом" городском пространстве - и театральный стиль "вербатим", в котором играют актрисы театра "Бабы".

Сейчас архитекторы словно спохватились и вспомнили про средовой подход в архитектуре. Первой ласточкой "очеловечивания пространства" стал местный пешеходный "Арбат", где сосредоточились милые, преисполненные неги и очарования ресторанчики и кафе и где поющие под гитару студенческие стайки ничем не отличаются от таких же где-нибудь в Париже...

Владимир Абашев, профессор, доктор филологических наук, заведующий кафедрой журналистики Пермского госуниверситета:

"Теперь у меня есть свой образ Челябинска. Первое - это цветовая нота: розовый и желтый. Его очень много, он очень хорошо и красиво звучит, все эти гранитные бордюры, парапеты, постаменты, облицовка домов - желтый и розовый, розовый и желтый. Такая красивая нота, придающая своеобразие городской застройке. Второе - амбициозность городского строительства, которое ведется сразу во многих точках, и очень быстро. Вообще Челябинск как-то бодрее живет. Взять близкую мне сферу книгоиздания, в наших магазинах книги челябинского издательства "Аркаим" продаются наравне с московскими.

Слово "амбиции", которое звучит у нас теперь часто, это нужное слово. Городу нужны амбиции: Говорят: "местный Церетели" (имеется в виду Виктор Митрошин. - А.В.) - и замечательно, что он есть! В Челябинске вообще много памятников. Мне страшно понравился огнеборец (на улице Пушкина, у пожарной части. - А.В.). В нем есть что-то бурлескное, гипертрофированность размеров придает ему шарм модернового объекта. "Трубочист", "Чистильщик обуви" на местном Арбате - это вполне современное решение. Происходит интимизация городского пространства, внесение в него элемента игрового поведения. Пусть это тривиальный прием - не обязательно быть во всем оригинальным".

Вера Звездова:

" : "Сфера любви" произвела на меня не меньшее впечатление, чем Пороги. Как ни странно, это перекликается с темой свободы духа. "Сфера" как бы вписывает Челябинск в ряд современных европейских городов. Дело не в ее выдающихся достоинствах - это, может быть, даже не шедевр. Замечательно уже то, что "Сфера" резко выбивается из окружающей архитектурной действительности. Да и сама по себе задумка, чтобы молодые приходили поклоняться не мертвым, хороша: Приятно удивило в Челябинске обилие ресторанов, баров, кофеен и закусочных. В основном - по доступным ценам. У нас в Нижнем эти радости жизни дороже. Видно, что в Челябинске реально работает конкуренция".

Илья Чернышев, заместитель главного редактора газеты "Репортер" (Самара):

"Есть два критерия, по которым можно понять, насколько город цивилизован, - это наличие локального Арбата (облагороженной пешеходной зоны) и количество кофеен. И то, и другое я в Челябинске нашел. Но цивилизация проникает дальше. На Порогах мы обнаружили трехзвездочную гостиницу, а на озере Еловом жили в фешенебельных номерах базы "Уральские зори" : "

Юрий Юдин:

"Духовностью Челябинск также не обделен. Вышед из органного зала, расположенного в старом соборе (органист Владимир Хомяков кроме Баха с Букстехуде еще и лауреат джазового конкурса органистов в немецком Ганновере), так вот, вышед из органного зала, вы попадаете в парк, исполненный отроковиц с этюдниками, наперебой изображающих местные виды:

Среди уныло-советских табличек с названиями проспектов и площадей вдруг мелькнет очаровательная улица Сони Кривой (была такая местная революционерка):"

Константин Богомолов, редактор отдела критики журнала "Урал" (Екатеринбург):

"Признаюсь, еще недавно Челябинск служил мне своего рода утешением. Когда накатывал очередной приступ неприязни к Екатеринбургу - городу, в котором родился, прожил все свои годы и собираешься жить и впредь, - я время от времени вспоминал о Челябинске как о месте, где, как ни крути, еще пустынней. Город-завод? Город, не вписанный в культуру и литературу? Ну, мы-то все же не самый яркий пример - вот рядом, под боком, Челябинск, вот тот да-а:

Теперь у меня нет этого "да-а", этого утешения..." n

Комментарии
Комментариев пока нет