Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Выселок за бором

24.12.2003
Поселок, который хотел убежать от города

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

Может быть, читатели газеты помнят три статьи о Ситниковом логе, опубликованные в начале нынешнего года. Этот лог протянулся на девять километров от поселка Шершни до Кременкуля. Я не удивлюсь вашему недоумению: такое внимание - обыкновенному, ничем не знаменитому логу...

Поселок, который хотел убежать от города

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Может быть, читатели газеты помнят три статьи о Ситниковом логе, опубликованные в начале нынешнего года. Этот лог протянулся на девять километров от поселка Шершни до Кременкуля. Я не удивлюсь вашему недоумению: такое внимание - обыкновенному, ничем не знаменитому логу... В самом деле, таких логов в России тысячи и тысячи - все не описать.

Но, оказывается, достаточно во всех подробностях вникнуть в один, чтобы убедиться: в нем отразилась вся история России. Я вполне допускаю мысль, что нет в нашей стране ни одного лога (или любого другого клочка земли), который был бы равнодушным свидетелем страстей человеческих, который отстраненно созерцал бы людское житье-бытье. Земля, она принимает и держит в себе все наше - пот и кровь, слезы и смех, позор и славу, трагедии и комедии. Она ничего не забывает, и только на первый взгляд кажется, что она молчит и не способна на отзвук.

Знаете ли вы, о чем помнит Ситников лог? Он помнит о бунтаре Емельяне Пугачеве, о бабушке русской революции Екатерине Брешко-Брешковской, о русском предпринимателе Владимире Покровском, о герое гражданской войны Степане Вострецове, о селекционере Павле Жаворонкове, о герое Отечественной войны Леониде Смирных, об ученом Андрее Сахарове и космонавте Георгии Береговом. И, между прочим, даже о некогда работавшем в нашей газете Иване Ситникове.

Так или иначе, но Ситников лог причастен ко всей истории России.

На этот раз я хочу еще раз пройти лог от начала до конца и остановиться в нескольких точках - на Золотой горе, на горе Монахи, в хуторе Михайловском и в поселке Шершни. С Шершней и начну.

Данило Шерстнев был занесен в список первых жителей крепости Челяба полковником Тевкелевым. При себе Данило имел жену Катерину, сына Игнатея 23 лет, дочь Орину 17 лет. Самому Даниле в 1736 году было 45 лет. Если выселка из Челябы приходится на 1784 год и если деревню Шершни основал кто-то из Шерстневых, то это был не Данило и даже, наверное, не его сын Игнатей, а, может быть, неведомый внук Данилы.

Кто бы то ни был, но место он выбрал сходное - теплый склон высокого берега Миасса, который, впрочем, люди посещали еще в эпоху камня и в эпоху бронзы.

А в конце ХVIII века здесь поселились двоедане и поморы. Бородачи. Восемь фамилий - Беляевы, Ситниковы, Казанцевы, Спицыны, Смолины, Ивлевы, Чекалины и Ильиных. Чего они хотели? Они хотели отделиться, отгородиться от всех и жить по своему уставу. Они хотели невозможного.

Правда, целый век и даже больше шершневцы держались особняком. Пришлых встречали с откровенной враждебностью. В ХIХ веке деревня росла со скоростью пять человек в год и увеличилась всего на 50 дворов. Такой и была цель - консервация. Не отпускать и не принимать.

Новые люди все-таки прибивались к Шершням. Их селили подальше от реки, поближе к кладбищу, на Вшивой горе (теперь та улица называется Трактовой). Если пришлым давали землю, то из той, что похуже, если их наделяли лесом, то из того, что пореже. Их даже и похоронить нельзя было на деревенском кладбище. Этот запрет был нарушен только в 1924 году.

Жили-были люди в Шершнях и как-то незаметно разделились на бедных и богатых. Даже и среди восьми фамилий исконных казаков, привилегии которых охранялись весьма строго, если не сказать жестоко, не все удержались в зажиточности. Спицыны, например, обеднели и оказались на Вшивой горе. И когда рано утром 24 июля 1919 года красный командир Степан Вострецов, ночевавший в Шершнях, повел своих бойцов в бой, шершневские мужики воевали и с ним, и против него, а шершневские бабы носили узелки с едой то в один околок, где белые - "там тятя", то в другой, где красные - "там дядя".

Райское место: с запада - березовые леса, с севера, за Ситниковым логом, - просторные луга, с востока, сразу за околицей, - чистая река, а за рекой сосновый бор - живи и радуйся... Но сколько ни выпало им лет и десятилетий, шершневцы, как водится среди людей, всегда чего-то добивались, что-то доказывали, что-то принимали, что-то отвергали, искали и находили врагов - не знали покоя ни мирского, ни душевного. Почему так? Посмотришь из одного времени - "эти" виноваты, посмотришь из другого времени - виноваты "те", а посмотришь после двух времен - никто не виноват. Никто не виноват, а кровь лилась. Почему так?

В разные времена в Шершнях жили разные люди. Я выхвачу несколько судеб, может быть, они помогут нам что-то понять.

Жил в Шершнях казак Тимофей Васильевич Казанцев, по прозвищу Царь. Имел он большой дом в два этажа, держал много скота, засевал до сорока десятин земли, лавку открыл и пивнушку. И был у него любимый конь. А известен Царь был тем, что под хорошим градусом имел обыкновение садиться на любимого коня, въезжать в дом и подниматься на второй этаж.

Жил в Шершнях, на Вшивой горе, чеботарь Сидор Монаков. Прославился он тем, что ходил в рваных сапогах. Над ним потешались и сочинили про него частушку:

Сидор Монаков

Поднялся выше облаков,

Просит денег у богов

На починку сапогов.

Жил в Шершнях двоеданский поп Терентий Беляев. Он приспособил икону на столбе своих ворот и требовал, чтобы каждый прохожий снимал шапку и перекрещивался. Если кто-то пробегал мимо, того ждало наказание за грех.

Жил в Шершнях Степан Иванович Петрашек (Петрашков в деревне звали Пятаками и почему-то причисляли к "графьям"). Уже в 20-х годах владел он мастерскими, в которых стояли двигатели и генераторы, питавшие током станки, а также освещавшие сельсовет, школу и мельницу.

Про своего деда мне рассказывал Петр Иванович Ситников, ветеран войны, недавно ослепший. На лбу Петра Ивановича глубокий шрам от осколка. Он был тяжело ранен под Сталинградом. Тогда один глаз вытек сразу, а второй ослеп теперь. Дед его Лазарь Михайлович был расстрелян в ноябре 1929 года, как предполагает Петр Иванович, на Золотой горе. Его арестовали 9 октября "за эксплуатацию наемной рабочей силы" и еще за "злостную антисоветскую агитацию". Через месяц "тройка" подвергла его "ВМН" - высшей мере наказания. С конфискацией всего имущества, которое перечисляется в документе, - дом, амбар, завозня, сарай, баня, ходок, телега, сани, а также лошадь, корова, четыре овцы, десять гусей, десять кур, а также пять стульев, самовар, зеркало, часы, шкаф, два стола, клеенка, фонарь, диван, кровать, перина, четыре подушки, ларь...

Александр Иванович Иванченко (родственник Ситниковых по матери, Марии Ивановне) показал мне фотографию - у гроба деда Ивана Осиповича стоят все родственники, в том числе Григорий Сидорович Ситников, главный герой моего сюжета. У Ивана Осиповича было пятнадцать детей, из них после высылки осталось трое. Сам он воевал у Колчака и однажды в сече едва не погиб: красный боец уже занес над ним, сбитым с лошади, клинок, но подоспел Ильиных - "Хватайся за мое стремя" - и вынес деда из боя.

То одни брали верх, то другие. Я не знаю, какую сторону взять. Кого-то раскулачили, кто-то раскулачивал - кого винить? Конечно, не дай Бог оказаться на месте кулака, которого односельчане согнали с родного гнезда и отправили к северным оленям. И что? Они, высланные, - "хорошие"? А шершневские комсомольцы М. Моисеев, К. Баранова, С. Волков и другие (как раз молодым было поручено раскулачивание) - "плохие"? Не знаю, я им не судья. Мне ли разобраться в страстях тех лет, если сами они не различали своих и чужих. Например, Фотей Беляев раскулачивал тестя, отца своей жены, и ее брата, а Иван Беляев - дядю и сводного брата. А кто выселял Григория Сидоровича Ситникова? Свояк.

Если и ворошить прошлое, то не ради суда запоздалого, а урока ради. А урока - нет. Нет его! Ах, видел бы Григорий Сидорович, какие дворцы возводятся в самих Шершнях на Северной, на Рабоче-Колхозной и других улицах! Застраивается и весь Ситников лог - вплоть до прудка. Видел бы он, каким "имуществом" набиваются те дворцы... Покачал бы старик головой: мы, прежние кулаки, рядом с новыми - нищие. И махнул бы рукой от обиды и горечи - живите, мол, как знаете...

А кто знает, не теперь ли заделываются в землю семена будущих раздоров? Пока новые кулаки за трехметровыми заборами чувствуют себя в безопасности. Но что истории трехметровые заборы, если ей и кремлевские стены - не преграда. Не найдутся ли на новых кулаков новые комсомольцы?

Золото не осчастливило Шершни. От него остались только ямы, провалы и жуть развалившихся шахт. Не осчастливил шершневцев и колхоз "Всходы". От него почти ничего не осталось. Была артель с колбасным и кондитерским цехами, с пекарней и чайной на Трактовой улице, от тех владений остался старый дом и развалины на усадьбе. Шершневское водохранилище? Что было от него взять? Разве что бараки "Гидростроя" и подтопленные огороды на улице Трактовой. Была надежда на селекцию. Шершни стали селекционной столицей области. Институт в деревне! П. Жаворонков - яблоневая и грушевая селекция, Д. Головачев - селекция косточковых, А. Губенко - селекция ягодников. А селекционеры М. Мазунин, В. Ильин? Ученые, известные по всей России. Но и Плодушку (так здесь называют институт плодоводства) изгоняют из Шершней. Есть завод. Какую-то работу дает. Но и сам еще не нашел себя на рынке. Что остается? Ничего. Дачный поселок Челябинска.

Долго город подступался к Шершням. Не взяв его в лоб, пошел в обход, с севера. Для сельчан выгода только в том, что подскочила цена на усадебные участки. Продать участок - и что? Где жить? Куда ехать?

Что такое Шершни сейчас? Ссылаюсь на справку главы администрации В. Александровой. Шершни сейчас - это 2800 жителей. Детей, пенсионеров и безработных - почти 1500. Большинство шершневцев - 800 человек - "кормятся" в частных предприятиях, в торговле и бытовом обслуживании.

Много лет назад Шерстнев выселился из Челябы, чтобы жить отдельно. Теперь город пришел в Шершни. Может, оно и к лучшему.

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет