Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Наследие культуры страдает не от бедности, а от бескультурья

20.06.2013
Пока краеведы-добровольцы по-своему открывают старый Челябинск, чиновники культуры прячутся от журналистов.

Пока краеведы-добровольцы по-своему открывают старый Челябинск, чиновники культуры прячутся от журналистов.

Пожалуй, я не позвонил бы ей. С чего бы? Но…

Ко мне пришел краевед Юрий Латышев. Пришел и приятно удивил. Я-то, грешный, думал, что челябинская старина впала в такую безнадегу и безысходность, что никого уже не волнует. Люди, как говорится, уморились за нее волноваться. А молодые горожане - и не начинали волноваться…

Однако Юрий Латышев принес другую весть.

- В Интернете, - сказал он, - я наткнулся на сайт областного министерства культуры, на нем опубликован перечень объектов культурного наследия. И я подумал: дай-ка обойду эти объекты. И обошел. Оказалось, что одни памятники уже утрачены, а другие - на грани исчезновения. Это касается объектов на улицах Труда, Карла Маркса, Красноармейская, Советская, Пушкина… Кроме того, в перечне много путаницы, неточностей, ошибок.

Юрий Латышев не одинок в своем увлечении. Он назвал знакомых краеведов-любителей Константина Севастьянова, Евгения Клавдиенко и других.

Обнаружилось, что некие интернетовские парни с головой нырнули в море краеведения и плавают в нем, кто как может. Они ищут и находят старинные фотографии города, обходят улицу за улицей, снимают пустыри, развалины и остовы зданий, надоедают в музеях и архивах. По крупицам собирают они челябинскую старину. Не иначе, как возник новый интерес к ней.

Что было делать? Юрий Латышев «заставил» меня позвонить ей. И я позвонил. Просил встретиться. Она сказала, что должна с кем-то посоветоваться. Наверное, с кем-то, кто старше. И выше. И еще она сказала, что позвонит мне. «Хорошо, - согласился я. - Буду ждать».

И ждал. Неделю ждал, вторую, месяц. Она мне не позвонила. Что, правда, не было для меня такой уж неожиданностью. Обычно те, кто старше и выше, не советуют молодым женщинам встречаться с незнакомыми мужчинами.

Я позвонил ей сам. Женский голос сообщил мне, что у нее совещание. И чтобы я повторил звонок через часок. Я позвонил через часок - глухо, у аппарата никого из аппарата.

Нет, так нет. Как говорится, насильно мил не будешь. Обойдусь. Я звонил? Звонил. Я предлагал встретиться? Предлагал. Мне отказали? Отказали. Что ж, так и быть.

Теперь открою ее имя. Зовут ее Наталья. Точнее - Наталья Александровна. Еще точнее - Наталья Александровна Лагутик. Она - директор Центра по охране культурного наследия области.

Я не знаю, почему Наталья Александровна ушла от разговора с журналистом. Она вроде бы должна была поступить наоборот, не уходить в молчание, а воспользоваться случаем, чтобы дать о себе знать, показаться, отметиться, выйти на люди, рассказать о том, что наработано и что наболело. Или, может быть, она заинтересована как раз в том, чтобы о центре никто ничего не знал, будто его и нет?

Я сожалею. Тем более что у меня не было намерения прицелиться на негатив и сосредоточиться на нем. Вовсе нет. Я знаю, как сложна и неоднозначна проблема охраны чего-нибудь в истории и культуре. Проблема эта не иначе, как мировая. Во всем мире спорили, спорят и будут спорить о том, что снести и что уберечь. И во всем мире сначала освобождаются от «всякой рухляди», а потом о том сожалеют.

Я не мог предъявить какой-то счет Наталье Александровне еще и потому, что в начальницы она вышла недавно, да и, если вспомнить, начальницы этого центра всегда были из тех, которые больше подчинялись, чем начальствовали.

Что ж, нет диалога, будет монолог.

Впрочем, я все-таки поговорю с Натальей Александровной. Если не реально, то предположительно.

Если бы мы сели друг против друга, я бы ей перво-наперво сказал бы так:

- Наталья Александровна, все самые «злободневные» памятники истории и культуры Челябинска расположены вокруг здания на улице Пушкина, 1, в котором мы находимся, дома Данцигера-Высоцкого, тоже памятника ушедших лет. Как с ними быть?

Наверное, Наталья Александровна как-то ответила бы на этот вопрос, но я не знаю, как.

- Я понимаю, - продолжал бы я, - главная закавыка - деньги. Денег, как водится, на старину нет. Деньги, прежде всего, даются на новое строительство. А старина - подождет. Так или не так?

Ответа, к сожалению, нет.

- Ждать, - иду я дальше, - что откуда-то хлынет финансирование и мы быстренько-быстренько вернем к жизни старые здания, нереально. Ничего не хлынет. Однако что-то, по возможности, надо делать с культурным наследием. Надо? Надо. Вот я и хочу спросить: Наталья Александровна, есть ли у Челябинска какая-то идеология на этот счет? Какой-то трезвый расчет - есть? Тактика-стратегия на какой-то срок - имеется? Какой-то бизнес-план составлен? Например: что-то надо спасать сегодня, что-то подождет до завтра, что-то потерпит еще дни, месяцы и годы. Не все сразу, как хотелось бы, но что-то же надо делать. Так?

На этот раз, я думаю, Наталья Александровна кивнула бы головой. Согласилась бы.

- Но есть вопросы и посложнее, - предупредил бы я ее. - Не что, не сколько, а как? Как поступить с этими постройками, которые будто бы сами напрашиваются на снос?

Чтобы поговорить об этом, я прибегну к примеру-иллюстрации. На участке улицы Цвиллинга против «Кубы» «собрались» здания разных возрастов, но выделю из них один - тот, который «из истории». Дом номер 20 - с недавних пор здесь ресторан «Балкан-Гриль». Здание, можно сказать, приведено в порядок. Выглядит оно ухоженным. И что? Это то, что надо?

- Наталья Александровна, в сущности, я только об этом и хотел спросить, - сделан ли выбор, исходя из наших возможностей, как подступиться к старине? Например, что нам по силам - ремонт или реставрация? Реставрация дороже ремонта в два, пять или десять раз. Она требует: «сделайте так, как было». Зданию надо вернуть его первоначальный облик. Это - почти искусство. Реставрация категорически отвергает всякие облегченные варианты. Например, она никогда не согласится на то, чтобы выкрасить кирпичную кладку красной краской, а гранитные блоки - желтой, но именно так «освежили» здание ресторана «Балкан-Гриль».

Короче: ремонт или реставрация? Если реставрация нам не по карману, то - что? Ремонт. Это лучше, чем ничего. Или я ошибаюсь?

Ответа нет. Наталья Александровна молчит.

- Я еще раз легко соглашусь, - признался бы я ей, - что денег на «хламье» нет. А если есть, то жалко тратить их на какое-то дряхлое деревянное строение. Ждать, когда разбогатеем, - не дождемся. Значит - что? Или прямо сказать людям, что наследие культуры у нас такое, что его можно не беречь. Или тянуть до тех пор, когда «объекты» развалятся «по собственной воле».

- Надо признать, - возьму я другую тональность, - что Челябинск кое-что сохранил, и не так мало. Долго перечислять одни купеческие дома - Холодова, Хованова, Архипова, Бреслина, Колбина, Рябинина, Шихова. А еще здания Валеева, Яушевых, Стахеева. И Народный дом, и кинотеатр «Люкс», и музей Горохова. Я уж не говорю о Кировке. Да, худо-бедно, но кое-то оставили на память. Оставили то, что крепко стоит - купеческое. А хотелось бы знать, как жили другие челябинцы. Разве мы не сожалеем, что снесли дом Елисеева, который «откопал» в архивах наш историк И.В. Дегтярев? А ведь он - аж из ХVIII века! А разве «обыкновенный» жилой дом - не памятник? И не пора ли подумать о сохранении для потомков одного барака? И неужели мы не найдем «работу» элеватору? Мало ли что…

- Согласитесь, - обратился бы я к Наталье Александровне, - что наследие культуры страдает не столько от нашей бедности, сколько от нашего бескультурья. Вот - здание на улице Цвиллинга - дом № 16, рядом с рестораном «Балкан-Гриль». Здание крепкое. Судьба его не вызывает тревоги. Но для того ли мы его сохранили, чтобы облепить рекламными щитами и превратить в рекламную тумбу? В сущности, этот дом отнят у нас. Его роль в том и состоит, чтобы показывать нам свою внешность. Другого предназначения и нет. А его лишили внешности. Это странно.

Не получилась у меня беседа с Натальей Александровной Лагутик. Бывает. Моя надежда на Юрия Латышева и других молодых краеведов-добровольцев, которые по-своему открыли Челябинск и полюбили его.

Комментарии
урбанизм движется люди ищат в прошлом хорошее светлое .
костя ростов
20.06.2013 03:15:32
Согласна с предыдущим мнением. Душа отдыхает в таких местах, где сохранился дух старины. А чиновники как будто каким-то другим духом свою душу насыщают:(
Читательница
20.06.2013 03:24:51
"некие интернетовские парни" "надоедают в музеях и архивах" :))
Спуди chelchel
20.06.2013 05:02:24
"...с головой нырнули в море краеведения и плавают в нем, кто как может."
Стремительными домкратами нырнули, я бы сказал. В восторге от слога данного автора.
Инженер Гарин
20.06.2013 05:44:46
хорошо что Фонотов хоть у нас есть и ЧР не так зависящий от властей
FONOTOV
20.06.2013 06:51:00
хорошо что Фонотов хоть у нас есть и ЧР не так зависящий от властей
FONOTOV
20.06.2013 07:25:15
мир нужно заморозить в 30 хх годах .
костя ростов
20.06.2013 15:31:01
Мы вообще не понимаем как г.Лагутик из астраханского кружка песни и пляски оказалась здесь в этой роли.......?????? Она же два слова связать не может и ничего не понимает
Гуща
20.06.2014 07:53:09