Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Горизонты горы Большой

26.06.2013
На Большую?
На Большую. Непременно.
Она - рядом. Если по прямой, тринадцать километров к северо-западу от Верхнеуральска. А по кривой - на три километра больше. Всего-то. Не расстояния

На Большую?

На Большую. Непременно.

Она - рядом. Если по прямой, тринадцать километров к северо-западу от Верхнеуральска. А по кривой - на три километра больше. Всего-то. Не расстояния.

Конечно, у Верхнеуральска есть другая гора - Извоз. И ближе она, и привычнее, и роднее. Но и Большая - своя. Спросим-ка сами себя: кто назвал ее Большой? Верхнеуральцы, никто другой. Потому что выше (больше!) ее в районе, на всей его территории нет горы. И об этом никто не знает лучше, чем верхнеуральцы. Правда, с некоторых пор завелись разговоры, что чуть-чуть выше другая гора, соседняя с Большой, названная горой Татищева, но, если это и так, то хотя бы названием, Большая останется Большой. Имени ее уже не лишить.

Простите, а что Верхнеуральску гора Большая?

Достопримечательность.

По географии Верхнеуральский район - какой? Пригорный. Сосед гор. Сам-то он равнинный, но при горах. На виду у них. Вообще, надо сказать, что степная часть Южного Урала - истинно уральская. Не зауральская она и тем более не сибирская. Наши степи и равнины лежат на территории бывших гор, на горной платформе. Уральскому поясу принадлежат не только хребты, покрытые лесами, но и плоские травянистые территории. Горный Урал ничего не присвоил, не «украл» у равнинной Сибири, это - все свое, исконное.

Да, может показаться, что гора Большая - последняя, что на ней заканчивается горная сторона, а сразу - сторона равнинная. Так-то оно так, но не совсем. И не только потому, что к востоку от Большой равнина не спокойная, кое-где она возвышается, выпирает камнями, скалами. Что не удивительно, потому что она камениста внизу, в фундаменте, в корне.

Но, с другой стороны, к востоку от Большой начинается земля, которую можно пахать. Земледельческая земля. А в горах пахарь редок, там привычнее лесоруб.

Ну, что? На Большую?

Поехали! Нас трое - археолог Владимир Юрин, краевед Александр Дувакин и автор этих строк.

Круто объезжая край извозовских сосняков, поднявшись из последней террасы Уральской долины, выбираемся на степную ступень, и сразу перед нами возникает силуэт горы Большой и всей горной гряды. Большая - вроде занавеса, а перед ней, вместо «сцены» - ровное, как биллиардный стол, поле, по которому ползет желтый трактор с желтыми сеялками на прицепе, на меже стоит голубой «Беларусь» с красным бункером. Нетрудно догадаться, что в бункере семенное зерно, которым время от времени заправляются сеялки.

Почти у самого хутора Жуковский отыскиваем полевую дорогу, сворачиваем на нее, нацеливаемся на Большую. Гора надвигается на нас, четче проявляется, на ней можно различить деревья и скалы.

А у подножия - пруд. В его мелководье с упоением заливаются лягушки. Наверное, они радуются тому, что разгорается солнечный день и воздух насыщается теплотой. Выбираем один из пологих склонов и - к вершине!

Что мы чувствуем? Легкое ощущение праздника. Все остается внизу. Мы освобождаемся от суеты, от мелочей жизни, и не только от мелочей… Мы отрываемся от будней, рвем их путы. Нас ждет Возвышение. Преодоление. Взбирание. Да хоть и вползание, но - к высоте. Шаг за шагом - по щебенистому грунту, по кустистым злакам, по гривам перезимовавших трав. Повсюду завитушки молодила. Ослепительно желтеет горицвет. И первоцвет, такой же безмятежно желтый. А прострел уже отцвел, с длинных стеблей свисают «малярные» кисти его околоцветника.

Еще не вершина, но надо же остановиться, оглянуться. Отдышаться. Уже высоко! Наш автомобиль у ручья - такой маленький и такой покинутый… И прудок - как треугольный осколок зеркала. Зато горизонт раздался, раскрылся, как бы приподнялся.

Недалеко от дороги, по которой мы ехали, выявилось округлое болотце, обрамленное осоковыми кочками.

Обходим скалы, выбираем пологости. Ветер. Он приятен. Освежает. Воздух - сиз, полупрозрачной пеленой он застелил все вокруг, а на горизонте сгустился голубым туманом. Жаль, конечно, для съемок нужна хорошая видимость.

Вершина. Как обычно, на ней куча камней и шест. У нас есть час-полтора, чтобы походить вокруг вершины.

Сориентируемся. К югу - хутор Жуковский. Он тянется вдоль курчавой лесополосы. Белеют скаты крыш. Даже отсюда угадывается не чисто деревенская, а некая дачная принадлежность. Хутор опрятен. Ни ферм, ни мастерских, ни кормовых дворов. За лесополосой - длинное поле, поперек разлинованное светлыми полосами. Еще дальше - озеро Большой Бугодак с деревней на восточном берегу, а за перешейком - озеро Малый Бугодак с деревней на южном берегу.

К юго-западу прячется хутор Вятский. Хорошо различим (в телеобъективе) шифер длинных крыш - дома на два или четыре хозяина. Среди шифера - стройная пирамида одинокой ели. Вдоль речки Ямской - кусты ивняков и обязательные тополя. За хутором - пологий и длинный склон горы Рассыпной.

Перехожу на восточную сторону, к одинокой лиственнице, похожей на гриб, - она без вершины. А внизу… Я надеялся это увидеть: внизу - огромный прямоугольник черной пахоты. Земля-то, конечно, черная, это, можно сказать, классический чернозем, но дымка ее подголубила. Поле - у горы. Или гора - у поля. В любом случае - что? Граница. Сразу, без всякой подготовки, без ступеней и градаций - горная зона обрывается и начинается зона равнинная.

Тут же, но ближе к подошве Большой - два крошечных прудика, связанных тонким ручейком. На берегу одного из них, на зеленой поляне, - стадо коров. Три коровы застыли в воде, о чем-то думают. И на берегу буренки отдыхают, кто лежа, кто стоя. В сторонке от них пасется лошадь. Самого пастуха не видно. Он, наверное, устроился в тени за кустом, обедает или дремлет.

Стадо у воды в обеденный час… Какое-то успокаивающее видение. Образ невозмутимой тишины, покоя и мира.

Перехожу на западную сторону. А на западе, да и на севере - только - горы, горы, горы… Купол на куполе, чем дальше, тем голубей, а лога, поросшие березами, так и сяк сшивают купола друг с другом. После обеда приплыли кучевые облака, и горы покрылись темными пятнами теней…

На обратном пути - осмотр пещер, которые обнаружил Владимир Юрин. Черная пещерная скала - чуть ниже вершины. Дорога к ней - через лог. Не без труда пробираемся туда. Попутно дегустируем листья дикого чеснока, его тут много. Пришли. Смотрим. Три глыбы сошлись так, что между ними образовалась темная полость. Юрин вошел в нее и пропал во мраке. Через минуту оттуда доносится его голос: «Длина восемнадцать метров. Но есть ход дальше».

Предварительно эту пещеру Владимир Иванович назвал Большой Бугодакской. А другую, соседнюю - Малой Бугодакской. В обеих обнаружены кости зверей и птиц. Их время - голоцен, а это не одна тысяча лет назад. Еще важнее - кремниевая пластинка, найденная под навесом Малой пещеры. Пластинка - со следами использования. Ее сюда снизу могли принести только древние люди. Они, несомненно, тут бывали, поднимались сюда.

Еще одно подтверждение тому - яшмовая плитка, обнаруженная под навесом. Не с неба она упала сюда, а принесена людьми, теми нашими предками, которые пользовались яшмовыми пластинами как ножом или скребком.

Обычно пещеры - в известняках. Гора Большая - не известняковая, но и она не обделена пещерами, гротами и скальными навесами, не все из которых уже известны и «зарегистрированы».

Стоя на вершине горы Большой, можно вообразить себе даль не только до окаема, но и за ним. На западной стороне - что? Там, за горой Рассыпной, уже в Башкирии, - Белорецк, Красноусольский, чуть к югу Стерлитамак, Абдулино, а потом - Самара, Варшава, Гамбург, Дублин, Атлантика… На севере - в хребтах Сатка и Зюраткуль, а дальше - Нижний Тагил, Воркута, остров Вайгач в Карском море, Новая Земля, Земля Франца-Иосифа…. На востоке - хутор Волковский, станица Краснинская, Чесма и далее - Кустанай, Барнаул, Абакан, Байкал, север Сахалина, Охотское море, юг Камчатки, Командорские острова... На юге - Кирса, Магнитогорск, Кизил, Орск, Аральское море, гору Мешхед в Иране, Оман, Аравийское море…

Далеко видно с горы Большой…

Комментарии
Комментариев пока нет